Беда — одна на двоих…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Моя школьная подруга Тина в последнее время постоянно жила в Житомире. Виделись мы с ней, тем не менее, ежегодно: она жизни своей не мыслила без моря, без любимого ею Ближнего пляжа в Балаклаве, где у нее более полувека на ул. Жукова проживала тетя Мария.

Мы с Тиной до девятого класса сидели за одной партой в 14-й школе, хотя классная дама делала попытки нет-нет да и усадить нас с мальчишками. Я с детства была вхожа в ее дом. Отец постоянно разъезжал по командировкам в какие-то мне тогда не ведомые, диковинные страны, а мама была домохозяйкой, т.к. заработок мужа позволял этой семье иметь многие блага жизни, в т.ч. и автомобиль "Волгу".

…В последний раз мы с Тиной виделись в 2006 году. Она позвонила мне в августе и попросила приехать к ней домой на ул. Ивана Голубца. Я, признаться, удивилась: обычно подружка моя назначала встречу прямо у пирса в Балаклаве, где обычно швартуется катер, идущий на Ближний и Золотой пляжи.

Тина открыла дверь сама. Выглядела она больной: нос распух, кашель, насморк. Пригласила меня на кухню, молча подала бланк телеграммы. Отец ее, Виктор Леонардович, прислал короткое сообщение из Белоруссии: "Вылечу позже, болею".

И я, помнится, спросила тогда Тину: "Слушай, дорогая, ну когда-нибудь выпадет тебе счастливый билет на независимость?"

Вопрос для постороннего человека, конечно, показался бы несколько странным. А нам с Тиной все было понятно без расшифровки. Так что наступил, как говорится, момент истины. Примерно с семилетнего возраста между Тиной и ее отцом обнаружилась странная зависимость в плане состояния здоровья. Стоило кому-нибудь из них занедужить, как примерно через двое-трое суток заболевал другой (или другая, как угодно). Так, Тина вместе с отцом в течение двух десятилетий переболела ангиной, бесчисленными простудами, дважды — воспалением легких, их мучили одни и те же невралгические боли под правой лопаткой и так далее.

Что интересно: совершенно было не важно, находились ли отец и дочь рядом. Так что стоило кому-либо из них захворать, так сказать, автономно, как через два дня раздавался звонок и уточнялся диагноз. Характерно, что те или иные лекарства в одинаковой мере помогали им обоим преодолеть болезнь.

Отец с Тиной часто ездили в Москву к различным медицинским светилам. Их тщательно обследовали и… разводили руками: феномен!

В семье Тины эта беда тщательно скрывалась, знали о ней только тетка Мария да, пожалуй, я.

В прошлом году уже был на исходе август, а Тина все не подавала о себе весточки. Я чуть встревожилась, решила позвонить к ним домой, на ул. Ивана Голубца. К телефону подошла мама моей подруги. Обычно звонкий ее голосок показался непривычно тихим, каким-то безжизненным. И я узнала ужасную весть: в конце прошлого года в автокатастрофе под Тулой погиб Виктор Леонардович. А спустя трое суток ушла из жизни Тина — инсульт…

Какие такие таинственные роковые нити связывали отца и дочь? Никто так и не пролил свет на это необычное явление. Но я несколько лет назад читала о подобной зависимости, которая существовала между родителями и их пятью детьми в далекой стране Гватемале. Значит, семья Тины — не исключение.

Другие статьи этого номера