«Узнав, что я плохо вижу, меня не брали на работу. Но теперь я востребован», —

говорит профессиональный массажист Максим Федорчук, инвалид по зрению 2-й группы. Максим учится на шестом курсе университета, а свободное время предпочитает отдавать музыке, играя на бас-гитаре.Прошел год, как Максим Федорчук был принят на работу в качестве массажиста в городской центр реабилитации детей-инвалидов. До этого он, выпускник медицинского училища, безуспешно обивал пороги многих государственных и частных заведений. В поликлиниках для молодого специалиста не нашлось вакантного места, а в частных медицинских центрах, узнав, что перед ними очень слабовидящий человек, от него просто открещивались. Помог случай. Знакомый, работавший в центре реабилитации детей-инвалидов, уволился и порекомендовал в качестве замены на свое место Федорчука.

— Принимая на работу, мне сказали: главный показатель — довольные родители, приводящие на массаж детей, — вспоминал Максим. — Будут к тебе идти люди — будешь работать. Не пойдут — расстанемся.

Поначалу было тяжело, особенно психологически. Ведь контингент центра, прямо скажем, особый. В основном это дети, страдающие той или иной формой ДЦП. Маленькие, капризные, некоторым трудно даже просто спокойно полежать, а у кого-то начинается плач всего лишь от вида белого халата. Тревожное отношение первое время чувствовалось и со стороны родителей. Максима часто спрашивали: а что вы делаете, зачем, чего хотите добиться? Ведь многие мамы накопили большой опыт, водя по разным учреждениям больных детей. С их стороны контроль всегда неусыпный. Но главное, что, посетив курс массажа, люди стали снова приходить к Максиму.

— Когда массируешь кричащего ребенка, сам из кабинета выходишь мокрый, — откровенно говорит М. Федорчук. — Но, несмотря ни на что, надо делать свое дело. Даже небольшой положительный результат вселяет уверенность, поднимает настроение. Без души к такой работе относиться нельзя.

Максим начал терять зрение в начальных классах школы. Семья тогда жила в небольшом городе Каневе. Местные офтальмологи не смогли отыскать причину болезни. Меняли диагнозы раз пять. Лечение в Киевском офтальмологическом центре принесло незначительные результаты. На какое-то время падение зрения удалось приостановить. Но последние два года в школе юноша обучался уже по индивидуальной программе. Читать самостоятельно книги, писать он не мог.

— Я очень благодарен всем педагогам, которые в свободное от основных занятий время начитывали мне учебный материал. Например, учительница по литературе сама читала произведения, которые необходимо было знать по программе, — говорит Максим.

Дальше было обучение в Геническе в медицинском училище, где есть специальный факультет для слабовидящих, а то и совсем не видящих людей. После теории и начитки лекционного материала шли практические занятия, во время которых преподаватель брала руку студента, накладывала на свою и таким вот образом учила и "видеть", и чувствовать. И, надо заметить, из выпускников, разъехавшихся по разным городам Украины, многие уже прослыли хорошими специалистами. Словно природа, отняв у человека одну способность, щедро наделяет другой. Этим людям есть что сказать. Иное дело, хотят ли их слышать. И если у Максима плохо видят глаза, то общество зачастую таких, как он, вообще не замечает. А нет человека — нет и проблем. Может, поэтому их жизнь полна стольких испытаний?

Долгое время Максим был вынужден ездить на работу из поселка ГРЭС, где он жил с мамой и сестрой в общежитии. Сегодня он снимает комнату в городе, ближе к работе. Это, безусловно, забирает львиную долю заработка, и поэтому нетрудно догадаться, какая у Максима мечта. Конечно, собственная крыша над головой.

Кстати, еще будучи студентом медучилища, Максим серьезно увлекся игрой на гитаре, ведь его мама, Татьяна Николаевна, по образованию музыкальный педагог. Когда-то Максим даже играл в местном вокально-инструментальном ансамбле. Переехав в Севастополь, увлечение не забыл. Нашел единомышленников, вместе арендовали гараж, купили необходимую аппаратуру. Сегодня в группе есть вокалист, барабанщик, два гитариста и бас-гитарист — Максим.

— Музыка — это моя духовная пища, — признается М. Федорчук. — После уроков ребята шли гулять, а я — репетировать. Многие, видя мое увлечение, по-хорошему завидовали.

Единомышленников Максим нашел и в университете. В этом году он заканчивает шестой курс факультета физической реабилитации.

Иногда, встретив сильного человека, нам кажется, что все ему дается легко. Но дорога Максима не усыпана лепестками роз. Любому непросто найти себя. Для этого внутри обязательно должен быть стержень. Судя по всему, в Максиме эта точка опоры есть. Та самая точка, которая делает человека по-настоящему сильным.

Другие статьи этого номера