Драматург

Ей всего лишь 20 лет. В таком возрасте и с такой внешностью современные девушки, как правило, занимаются совсем другими вещами и быстро находят свое место под солнцем. Настя занимается тем, что сочиняет разные истории. Пишет для себя, не надеясь, что когда-либо ее опубликуют. А в последнее время Настя обнаружила странную закономерность: все, что она придумала, через некоторое время с точностью до миллиметра происходит в ее жизни! Настя, которая сочиняет свою собственную жизнь, и стала сегодняшним героем рубрики «Профили».Стихи в юности пишут все — аксиома. До рассказов, повестей и романов дорастает не каждый. А вот сценарии пишут единицы. Настю можно смело отнести к этой категории, она — драматург. Свой первый сценарий к непоставленному спектаклю Настя написала в 14 лет. В нем рассказывалось, как вы понимаете, о неразделенной любви девушки по имени Настя к юноше по имени Глеб. Вот фрагмент из ее раннего творчества: "С самого начала в нас сидела смерть, а мы ее не замечали. Не думали о ней, видеть не хотели, в неё не верили. А судьба сильней. Это с самого начала было в ней… Тем больней! (Смеётся) Почти стихи. Видно, мне уже не стать поэтом! (Хватается за голову, хрипло) Как пафосно и тупо… (изменившимся голосом) прожил жизнь… Одним — Елена, Беатриче, Пенелопа, а мне — смерть с косой! Хотя у неё короткие волосы. Господи, каково это — гладить её волосы, проводить по ним рукой, и эти волосы, как чёрная смола, притягивают мою руку …Я глажу ее по голове, а она говорит: "Еще, еще", — как ребенок, а потом вдруг — рывок, и она набрасывается на меня и рвёт на части! (Вскрикивает). Жуткая картина! Представляю себе, что из нее вытекает эта смола: чёрная, дрянная, порченная, и попадает на меня. А я вязну в ней, тону, иду на дно…"

Экспрессивный текст, не правда ли!? Тем более если учесть, что автору было всего лишь 14 годиков. А с недавнего времени Настя обнаружила странную закономерность: все, что она изливает на бумагу, совсем скоро происходит и в реальности.

— Ты готова к тому, что придуманные герои становятся частью твоей жизни?

— Поначалу мне это нравилось: описанный сегодня персонаж уже на следующий день встречается в виде вполне реального человека. Даже не так, первое время я и вовсе не видела связи. Просто приходила после университета домой и садилась писать. Для себя. В стол! Я "видела" этих людей, слышала их разговоры, наблюдала за мельчайшими оттенками и нюансами их отношений, и сразу хотелось позволить им жить, пусть и на бумаге…

— А сама не влюблялась?

— Еще как! Но, по общепринятым меркам, как-то неудачно.

— В смысле?

— Молодые люди меня боятся и очень скоро куда-то исчезают.

— А ты?

— А я сажусь и пишу новую историю, которая сбывается уже на следующий день.

— По-моему, ты… фантазируешь, нет?

— Хотелось бы ответить: да! Кстати, встречу с журналистом я тоже недавно описала. Не веришь? Могу дать прочесть.

— Почему-то верю. Надеюсь, с этим журналистом ничего плохого не произошло?!

— Не-а. Поговорили и разошлись в разные стороны.

— Что же могло произойти такого, отчего ты поверила в способность моделировать жизнь?

— Заметка в газете. Я написала, как мой герой разбивается на новеньком байке. А на следующий день прочла, что на Евпаторийской трассе разбился севастопольский парень.

— А тебе не бывает страшно за то, что ты управляешь чьей-то жизнью и… смертью?

— Сначала — нет. Не видела связи между написанным и реальностью, а потом… "Совпадений" стало очень много, но я уже ничего не могу с этим поделать. Прочла у кого-то, что все мысли рано или поздно материализуются, причем произнесенные мысли быстрее, а записанные — почти мгновенно, в реальном времени! Но я же не виновата, что мне в голову приходят именно такие образы. Иногда кажется, что я просто живу в своем мире, который подчиняется только моим законам.

— Прости, у тебя эти мысли приходят только про нас смертных?..

— Не только. Я и про себя уже написала.

— И ты уже знаешь, как и когда?!

— Знаю.

Она спокойно смотрит мне в глаза, отчего становится не по себе. Тем более что и эту пьесу Насти я прочитал. Хотите фрагмент?

" — Тебе никто никогда не говорил, что ты просто маленький жестокий мальчик? Так и не научившийся чувствовать другого человека?

— Представь себе — нет. Человечная ты моя!

— Очень маленький и очень злой мальчик.

— Что ты заладила одно и то же? Ты у нас взрослая! Умудрённая опытом. Куда уж нам до тебя?! Мне теперь что, добровольно культивировать в себе комплекс неполноценности?

— Делай что хочешь. Только оставь меня в покое. Наедине с моим СПИДом. Мне надо с ним поговорить.

— А при мне — никак? Он же у нас общий. Я его тебе так просто не уступлю.

— А я его у тебя отсужу. Женщине в спорных вопросах о детях предоставляются большие льготы.

— Слушай, а ты никогда не хотела родить от меня ребёнка?

— Пошёл ты! От тебя если и родится кто-то, так крошка Цахес. С пенсне на носу и калькулятором в руке.

(Глеб замахивается на неё бутылкой, но тут же берет себя в руки).

— Ну что же ты, герой? Давай бей. Разве мамочка тебя не учила, что если ты замахнулся на женщину, то должен ударить. Иначе она никогда этого не простит.

— (Сквозь зубы) Лучше уйду непрощённым (порывается уйти).

— А ты не хочешь услышать конец сказки?

— Это не сказка. Это кошмар какой-то! Фильм ужасов.

— И в триллерах бывает хэппи энд.

— (Почти плача) Какой?

— А разве у нас теперь есть выбор? "Они жили недолго. И несчастливо. Но умерли в один день" — тоже вариант?

— (Злясь) Так. Я пошёл. (Направляется к двери).

— Да пошел ты! Вот скоро умрёшь, а страшную буржуинскую тайну так и не узнаешь.

(Хочет что-то сказать. Машет рукой и уходит. Через некоторое время возвращается, она в ванне).

Почему в жизни все так несправедливо: либо ты, либо тебя. А так, чтобы и ты, и тебя, оказалось, не бывает. Бред какой — СПИД! Какому мужчине можно объяснить, что ты ни при чём. Им надо быть уверенными в том, что всё хорошее в жизни — их работа. А дерьмо — как раз наоборот. Даже если и СПИД. Уж хотя бы перед самой собой я могу быть искренней. Откуда он вообще взялся на наши головы? За всё в жизни надо платить. А за то, что было у меня, — втройне. Интересно, мой ребёнок — он тоже болен?"

— Что? (Врывается в ванную) Какой ребёнок? От кого? От меня, что ли?

— А, это ты. Привет. Какие новости? Кроме СПИДа, разумеется?

— Какой ребёнок?

— Игрушечный. Надувной. С разрезанной пуповиной, намазанной зеленкой. А ты бы какого хотел?

— Я? Я хотел бы ребёнка?

— Слышал рецепт буддистов от зубной боли? Опустить руку в кипящую воду.

— Какие буддисты? В какую воду? Что ты говорила о ребенке? Это… мой?

— Не-а. Мой. Откуда у тебя может быть ребёнок?

— От тебя. То есть… у тебя от меня.

— Да брось ты. От таких, как ты, только выкидыши. А дети …дети бывают от любви.

— Но я же люблю тебя!

— В лексиконе любви нет такого слова — "СПИД".

— А в чьём он тогда лексиконе?

— В твоём. Знаешь, иногда мне кажется, что я тебя понимаю. Более того, мне кажется, что, будь я мужчиной, я бы никогда не смогла сблизиться с женщиной лишь потому, что всё однажды заканчивается. Плохо заканчивается. Вот как сейчас. Самое большое разочарование — это когда близкий человек пытает тебя вопросом: а ты правда проживёшь со мной всю жизнь? Неужели ты так и не понял, что одна секунда неземного счастья стоит золотой свадьбы людей, проживших без этой секунды?"

Такая вот пьеска!.. Ощущение, будто эту историю я уже где-то видел или читал о ней — дежа вю! Меня интересует только один вопрос: почему в голову двадцатилетней девушке из обеспеченной семьи приходят такие, мягко говоря, брутальные мысли? Зачем описывать разбивающегося мотоциклиста, парня и девушку, заболевшую СПИДом?.. Почему не написать гламурную историю любви, тем более когда в какой-то момент понимаешь, что описываешь свое будущее?!

— Из пьесы я так и не понял, чем заканчивается любовь. Чем?

— Любовь всегда заканчивается воспоминаниями о любви. Если, конечно, это была любовь. В жизни, как правило, чаще встречается влюбленность, страсть или расчет. "Настоящую" любовь придумывают писатели, поэты и драматурги. Сами придумывают, сами начинают в это верить и в зависимости от таланта заставляют верить в это своих читателей.

— Ты хочешь сказать, что в реальной жизни нет любви?! А как же?..

— Все "лав стори" — мифы, тиражируемые "Мосфильмом" и Голливудом. Людям непременно надо верить в то, что феномен любви есть! Вот они и верят, не встречая ее в своей жизни.

— Погоди, лично я знаю несколько примеров, когда мужчина и женщина прожили счастливо всю жизнь вместе…

— Привычка и страх одиночества. Спроси этих людей, что такое их любовь! Знаешь, что они ответят? "Мне с ним очень хорошо и спокойно. Он надежный, на него можно положиться, он не предаст и не подведет".

— Сейчас своими словами ты разрушила одну из моих иллюзий! Хорошо, тогда какими словами говорит любовь?

— А она молчит! Настоящая любовь нема, ей не нужны слова, потому что словами мы прикрываем свою фальшь и ложь. Вот если бы ты мне рассказал про двух людей, которые общаются без слов — взгляд, жест, мимика, ладонь в ладони… Тогда бы я, может, поверила, а так… Больше всего в жизни я боюсь услышать фразу вроде "Настя, я тебя люблю!". Это как смертный приговор, произнесенный человеком, которого ты…

— Именно поэтому у тебя такие мрачные пьесы и рассказы?

— Они вовсе не мрачные! Просто я не люблю обманывать людей, которые меня читают. Я им честно говорю: шанс найти свою половинку практически равен даже не нулю, а минус единице! Но при этом не надо жить сложа руки, обрезав крылья — что еще говорят в таких случаях?! Бесконечный поиск любви и есть смысл человеческого существования.

— Ты сама сказала, что все написанное тобою совсем скоро становится реальным, а тут — финал со СПИДом?..

— В том-то и дело, что СПИД был придуман героиней. Это своего рода испытание, с которым герой не справился. Тест. Самое интересное — то же самое я проделала со своим… молодым человеком. Сказала, что инфицирована.

— Зачем?

— Было интересно, как он себя поведет. Если бы не запаниковал, то, может быть, я подумала, что он и есть та самая моя половинка, а он… Словом, мы расстались.

— Тебе не кажется, что это достаточно жестокий эксперимент?

— Нет. Ведь, прежде чем что-то написать, я "примеряю" роль на себя: как бы Настя повела себя в предлагаемых обстоятельствах. Так вот, я бы наплевала на любой диагноз, если этот человек мне дорог. Для любящих по-настоящему людей нет такого понятия, как смерть! Давно заметила, что смерти боятся лишь те, кто никогда не любил или не был любим. Поэтому они и хватаются за каждый день своей унылой жизни. И только в самый последний момент понимают, насколько она была отвратительна без любви, без поисков ее, без ее предчувствия.

— Я всегда чувствовал, что женщины более жестокие, чем мужчины, а теперь…

— То, что вы называете жестокостью, — на самом деле мудрость! Женщины постоянно тестируют мужчину, а они воспринимают это как проявление жестокости. Слабому человеку всегда легче найти причину не внутри себя, а вовне — так легче жить! С мыслью, что мир несправедлив к тебе. А мир на самом деле одинаково благосклонен ко всем: и к мужчинам, и к женщинам.

— А тебе не скучно жить, зная, что все произойдет именно так, как ты понапридумывала?

— Нет, ведь каждый день я описываю новый поворот, новую дорогу, новую коллизию…

— Для всех?

— Для себя и для тех, кто меня окружает.

— "Офелия, о радость, помяни мои грехи в своих молитвах, нимфа"!

— Уговорил! Придумаю для тебя что-то прикольное.

— Слушай, только в космос не надо меня отправлять, я высоты боюсь.

— Я подумаю.

Все. Вроде бы все. Сейчас Настя пишет роман о молодой хулиганке, которая отчетливо видит завтрашний день. За большое вознаграждение от правительства той или иной страны она в деталях описывает, как "это" будет! И благодаря ей отменяют запуск "Челленджера", ракетный залп с "Курска" и предотвращают авиаатаку на нью-йоркские башни-"близнецы"… Захватывает, если бы не финал! "Мысли каждого из нас однажды материализуются. Произнесенные — очень быстро! А записанные — в реальном времени!" Думайте об этом!

Другие статьи этого номера