«Попытка создать относительно легкое чтение о грустных этапах постепенного увядания черноморского рыболовства», —

так слегка иронично определил цель своей новой книги главный научный сотрудник Института биологии южных морей НАНУ, лауреат Государственной премии Украины, член-корреспондент НАНУ В.Е. ЗАИКА.В научном багаже ученого-биолога — свыше 300 опубликованных трудов, в том числе десять монографий. И вместе с тем Виктор Евгеньевич известен как автор увлекательных научно-популярных книг, которые выдержали по нескольку изданий ("Черное море", "Севастопольский аквариум", "Зоология в цифрах"), различных научно-популярных очерков, которые печатались в журналах "Человек и природа", "Черноморские румбы" и в газете "Слава Севастополя+".

— В те времена издание любого листка было делом государственным, — говорит В.Е. Заика. — Это сейчас время "самиздата": ты заплатил, тебя издали, причем текст — один к одному, с авторским стилем и его же ошибками. Тогда было иначе. По аквариуму уже давно путеводителей не издавали, причем занимавшиеся этим ученые, называли себя скромно: "составитель". Иначе говоря, автор использовал давно известные данные, научным трудом это не считалось, а язык был сухой, казенный. К таким работам относится определение А. Чехова: "Ужасно пишут гг. зоологи, ихтиологи и проч. Как будто мертвый в гробу лежит".

И вот по прошествии времени — новая работа В.Е. Заики: "Черноморские рыбы и летописи их промысла". Книга вышла в издательстве "ЭКОСИ-Гидрофизика" уже в нынешнем, 2008 году. Как говорится в положенной в таком случае официальной по стилю аннотации, в этом издании представлено "популярное описание общего состава рыб Азово-Черноморского бассейна с краткими научными сведениями о строении и повадках, а также об особенностях лова и вкусовых качествах наиболее массовых видов. Кроме того, изложена история рыбного промысла в бассейне, начиная с первых сведений о поедании населением морских рыб".

Однако, если бы все было так, как сказано в сухом представлении, массовый читатель не стал бы столь увлеченно изучать страницу за страницей. А на деле происходит именно так. И все это потому, что автор, помимо того что владеет глубокой и уникальной информацией, излагает ее легко, с юмором, приводя потрясающие данные из истории, мифологии, народотворчества, бытописания, цитируя Библию, древних мудрецов, античных авторов, признанных классиков и современных поэтов.

Вот, например, то, что касается черноморских деликатесов: "Таких моллюсков, как устрицу и мидию, ели еще в древнем Херсонесе… В 1857 г. на одесском базаре в изобилии продавали мидию, которую добытчики срывали крючьями со скал в прибрежной зоне. Интернациональное население Одессы охотно потребляло мидию в разных видах, чаще — в виде особой похлебки… Севастополь в отношении устриц был замечательно богатым местом. В 1881 г. предприниматель В.А. Штоль создал первое в Севастополе устричное хозяйство в Южной бухте. Севастопольская устрица считалась особо ценной по вкусовым качествам. Этот бизнес процветал до начала Первой мировой войны… Сейчас мода на беспозвоночных в качестве морепродуктов находится на подъеме. В магазинах большое разнообразие заморских животных — креветок, кальмаров, осьминогов. Но в продаже есть и наши "усики" и мидии, а рапана стала деликатесным продуктом".

На протяжении всего чтения мы убеждаемся, что автор — биолог, ихтиолог, историк, географ, эколог, словом, энциклопедист и плюс к тому — настоящий романтик и ценитель красоты, который с упоением проводит время, плавая под водой с маской. Чего, например, стоят его суждения: "Работа морского биолога на Черном море напоминает выполнение функций следователя, а то и патологоанатома. Хорошо бы полюбоваться движением красивых и грациозных, наконец, просто здоровых животных в их естественной среде. Неспешно сравнивать их достоинства, устраивать конкурсы, составлять рейтинги, искать новые виды необычной формы, называть их красивыми именами".

Так что же этому мешает?

В.Е. Заика сам отвечает на этот вопрос: нет времени. Конечно, приятно рассказывать о прошлых временах, когда рыба была крупней, обильней и разнообразней. Однако автору как специалисту приходится постоянно проводить срочные расследования поистине драматических морских происшествий. То прорвало сточные трубы и надо помочь оценить ущерб, нанесенный живым ресурсам, то Дунай опять несет воду с повышенным содержанием азотистых соединений, то вблизи пляжной зоны снова начинается "цветение" воды с последующим "замором" в этом пятне всего донного "населения" — от моллюсков-фильтраторов до рачков и морских бычков. Морская среда и ее обитатели подвергаются серьезным испытаниям. И по этому поводу звучит настоящая тревога: "Некоторые морские беды происходят от капризов природы, но большинство — от нашей человеческой активности. Даже климат меняется под антропогенным влиянием, иначе говоря — из-за нас. Любимых".

А ведь было время… Так, посетив Скифию, Геродот писал, что в Борисфене (Днепре) водятся огромные бескостные рыбы антакеи. Этих осетровых тогда называли рыбами без костей. И Гомер, а в большей степени другие античные авторы уделяли особое внимание черноморской рыбе. Например, античный географ Страбон упоминал осетров размеров с дельфина. А вот что писал Плиний Старший: "Тунцы в весеннее время стадами входят из великого моря в Понт и в другом месте не производят потомства. Рыбы всякого рода растут чрезвычайно быстро. Особенно в Понте; причиной этого служит множество рек, вливающих в него пресные воды". Рек с тех пор меньше не стало, зато качество воды стало совсем иным.

Рассказывая о черноморском рыбном царстве, В.Е. Заика преднамеренно ограничивает рамки своего повествования информацией о видах, которые представляют интерес для промысла. И вот как он это делает: "Есть жгуче горячий южный ветер, который рождается в Аравийской пустыне. Его называют хамсином и знают в Египте, Израиле, Турции. Хамсин по-арабски означает число 50. По давнему поверью, он дует 50 раз в году несколько дней кряду, с весны до осени. С этим ветром турки издавна связывают появление близ берега стай мелкого черноморского анчоуса, который получил местное турецкое название хамси. До нас дошел обрусевший вариант названия — хамса".

О той же хамсе приводится такая вот историческая информация: в феврале 1859 г. (только недавно закончилась оборона Севастополя) в Балаклавскую бухту зашла такая масса хамсы, что не стало видно воды. Начался замор. От зловония потемнели писанные маслом картины и серебро в шкафах. Из кута бухты гниль выносили мешками. Зарывали в землю, удобряли поля, но зловоние держалось около года.

А вот, напротив, рассказ, который, я уверена, неизбежно вызовет у вас внезапно вспыхнувший аппетит: "Если в рыбной лавке вы почувствовали влекущий аромат и увидели крупные копченые тушки рыб с тигровой расцветкой спинки, янтарно-золотыми боками и лоснящейся от жира прочной шкуркой — это, скорее всего, скумбрия. Куприн воспел "скумбрию на шкаре". Сейчас этот способ часто описывают как поджарку на барбекю, но многие считают, что рыба на шкаре скорее тушится, чем жарится, и делают шкару на противне. По-моему, скумбрия слишком жирна для обжарки, и на шкаре вкуснее нежное мясо ставриды. Зато лично вами посоленная скумбрия с чесноком и специями внутри бывает готова уже на следующий день после посолки, и удобно самым некультурным способом объедать ее ломти "через палец", оставляя только шкурку".

Автор вспоминает о тех уникальных черноморских рыбах, которых хорошо знают и помнят коренные севастопольцы. Он дает трогательные описания морской собачки, морской иглы, морского конька, которых сам с удовольствием наблюдал, плавая у берега с маской. А у открытого скалистого берега он встречал морских ласточек, которые почти исчезли в окрестностях Севастополя к 1990 г., однако ныне стали появляться в связи с общим улучшением экологической обстановки. И вот еще описания тех, кто мал, — зеленушек, ласкирей, смариды, той же царской султанки. И описания тех, кто значителен по размеру, ведь были еще недавно в нашем море осетр, камбала, тунцы, даже тюлени.

Особые размышления автора — о прошлом, настоящем и будущем черноморского рыбного промысла. Ловить рыбу или не ловить? Не ловить или разводить? "Добытчики — вообще народ уходящий. Их еще много, но у них нет будущего. Все переходят от добычи к производству, к выращиванию растений и животных. Украинцев давно не нужно учить, как грамотно перейти от охоты к использованию чернозема и выращиванию свиней на сало! А вот поставить фермерство в море, грамотно и продуктивно, наши крестьяне никак не научатся. Все чешут затылки".

Так размышляет В.Е. Заика о прошлом черноморского промысла, у которого, по его мнению, пока еще не прослеживаются перспективы на будущее, хотя бы в форме марикультуры. А ведь есть благодатные примеры разведения рыб и морских животных. Ведь именно так пришел на Черное море широко распространенный ныне пиленгас, дальневосточный вид кефалевых рыб. Когда решили обогатить этим видом черноморскую фауну, то стали самолетами доставлять мальков из устья реки Амур в лиманы Черного и Азовского морей. Постепенно пиленгас освоился в новом бассейне, стал расширять свои владения. Его с удивлением ловили уже турецкие рыбаки и часто спрашивали севастопольских биологов, что за новая рыба появилась в Черном море.

Вот таким — многообразным и ранимым — предстает рыбное царство Черного моря в описаниях Виктора Евгеньевича Заики.

Другие статьи этого номера