Ностальгия…

Если красота спасет мир, тогда ради чего уродуют Севастополь?
Рожденные в Союзе, мы были наслышаны о Севастополе с пеленок, а начитаны с букваря. Но так уж случилось, что я впервые ступил на эту землю и воочию увидел город уже в зрелом возрасте. Мне показалось, что я уже видел Севастополь раньше. И не во сне, а наяву. Откуда такое наваждение?Пятью годами ранее, в 1979 году, я в течение года проходил службу на корабле, который основное время стоял по ту сторону экватора, в порту Луанда. С косы, у которой он был ошвартован, открывалась сказочная панорама с видом на расположившийся амфитеатром в глубь и ввысь от побережья утопающий в зелени город. Подобную, природно-ландшафтную, в сочетании с архитектурной, гармонию в рамках мегаполиса, да еще на фоне экзотического южнобережья, я никогда не видел.

Свою колониальную жемчужину португальцы обустроили на диво. То же самое я мог сказать и о Севастополе, когда впервые его увидел.

Глядя на сегодняшнюю так называемую застройку, сразу вспоминаю Луанду. Когда этому огромному городу стало не хватать жизненного пространства, в пятнадцати километрах от него был заложен город-спутник. На месте его закладки я видел лишь обозначенные грунтовые дороги. Здесь еще не было никаких построек, но зато были полностью, до мелочей, проложены все подземные коммуникации, в том числе и очистные. Уже были спланированы не только кварталы и улицы будущего города, но и определены места для каждого архитектурного строения и уголка отдыха. Даже вдоль планируемых улиц, на местах будущих светильников, виднелась электропроводка.

Подобное диво я тоже видел впервые. А у нас и хорошо спланированное строилось по принципу: "Акуля, что шьешь не оттуля?" — "А я, матушка, еще пороть буду!".

Я живу на улице дважды Героя Советского Союза генерала Хрюкина. Такое ощущение, что мозолящее взгляд широкомасштабное возведение разного калибра торговых шалманов здесь будет продолжаться вечно. По крайней мере, до последнего не застроенного клочка земли. Сегодня только на стыке улицы с проспектом Генерала Острякова за ограждениями строится пять крупных, наверняка торговых, объектов во главе с супермаркетом. У троллейбусной остановки тихой сапой образовался растущий за счет экозащитной сосновой полосы огромный торговый ряд, хотя у жителей микрорайона давно исчезла проблема — "где купить?". Осталось кардинально решить последнюю — "за что?". Если есть деньги, даже напиться можно, только высунув голову из подъезда…

Никто не против развития в городе, в общественно-необходимых пределах, торгового бизнеса. Тем более что для некоторых — это один из самых быстрых способов поправки материального положения, а для большинства тружеников, так называемых продавцов, — это способ выживания.

Но это же Севастополь! У каждого проживающего в нем поколения есть свое предназначение, то есть обязанности перед городом в память о его прошлом, во имя настоящего и будущего.

Как же можно допустить, чтобы исторически сложившийся героико-романтический архитектурный облик был перелицован в деляжеско-торгашеский? Даже в "акрополе" на Центральном холме "рога наставили", а окружающие его исторические, дышащие романтикой улицы разукрасили рекламой.

Вспомним, что к восстановлению Севастополя из сплошных руин в тяжелые голодные и холодные послевоенные годы были привлечены лучшие архитекторы страны. Генеральный план возрождения города, в еще более прекрасном и в то же время легкоузнаваемом архитектурном облике, утвердил Иосиф Сталин.

В 60-е годы прошлого века Севастополь воспринимался как город, красивый архитектурой и ландшафтом, великий славой, богатый культурно-историческими ценностями. Но из-за бедности озеленения он был пыльным, а в зной — страдно-раскаленным.

Две пятилетки понадобилось озеленителям при активной помощи жителей и черноморцев, чтобы ту часть каменистого плато, на котором расположен Севастополь, обильно укрыть зеленью, украсить уголками отдыха и палисадниками. Расширялся город за счет строительства новых микрорайонов с обязательным озеленением и резервированием участков под будущие скверы. А чистотой он блистал, словно палуба образцового крейсера. И в общественный транспорт мужчины не запрыгивали первыми, а пропускали вперед женщин и ветеранов.

Все это вместе взятое в сочетании с флотским порядком, непримиримостью к пьянству и хулиганству принесло Севастополю славу города высокой культуры. В нем желали побывать не пожиратели пива с колбасой, а прежде всего люди, стремящиеся к духовному самосовершенствованию.

Сегодня другие времена и другие нравы. Вопреки разработанному еще в пятом веке до нашей эры и принятному во всем цивилизованном мире принципу поквартальной разбивки городов, у нас продолжается достройка застроенных кварталов за счет воровства жизненного пространства у жителей.

Меня, в хорошем смысле слова, как севастопольца, удивило бы постановление горсовета о наложении моратория на строительство в застроенных микрорайонах, а также возрождение детских спортивных площадок и озеленение каждого клочка свободной земли. И в этом, уважаемые депутаты, севастопольцы были бы до конца с вами.

Ведь должно же в нашем городе разумное стать действительным.

Другие статьи этого номера