Дружить нельзя ссориться…

Перефразировать известную цитату из сказки пришло желание после прочтения (или просмотра на телеэкране?) очередного «ответа Чемберлену». То ли депутаты «клеймили» руководство горгосадминистрации, то ли первые лица СГГА уличали народных избранников в некомпетентности и перевирании фактов — уже и не припомнить. Тем более что «ответов» в последние месяцы севастопольские СМИ опубликовали столько, что читатель/телезритель с ходу и не ответит на вопрос: «А кто, собственно, первый начал: городская администрация или депутаты?»Да и суть событий не в том, кто был инициатором нынешнего противостояния двух ветвей городской власти. Каждый из севастопольцев хорошо помнит, что трогательное единство в делах и мыслях городских руководителей — флотских, партийных, советских и исполкомовских — завершилось синхронно с прекращением функционирования СССР и КПСС как "направляющей и руководящей силы советского общества". Иван Ермаков, первый севастопольский градоначальник, назначенный не Москвой, а Киевом, только за то, что приказал поднять над зданием тогдашнего исполкома государственный флаг Украины, получил в ответ:

а) от "благодарных" горожан — ругательные надписи на стенах домов, стрельбу по окнам собственной квартиры и рабочего кабинета;

б) от тогдашних депутатов — особый флаг, который до сих пор развевается над зданием Севастопольского горсовета.

Особого взаимопонимания представителю Президента Украины с депутатами и в других вопросах тоже не удалось достичь. Но в те времена неудержимое и безграничное "вынесение сора из избы" еще не считалось однозначной добродетелью, а потому в СМИ трения не афишировали, что, конечно же, не означает, что этих самых трений не было. Как были они и при руководстве городом Кучером, Пархоменко, Семеновым, Борисовым, Жунько…

К слову заметим, что названные персоны принадлежали к различным политическим силам: кто стойко придерживался коммунистической идеологии, кто позиционировал себя как "народный демократ" (а какие еще бывают демократы?), а кто долго руководил местной ячейкой партии, возглавляемой Тигипко. Завидное постоянство!

Кому-то казалось, что подружиться градоначальникам и их окружению мешает не что иное, как многолетнее проживание в городе и, как следствие, обрастание связями, родственниками, кумовьями, друзьями, а также пересечение бизнес-интересов, отягощенных интересами все тех же родственников, кумовьев, друзей.

Не в меру политизированные жители объясняли конфликты "кознями Москвы/Киева". Иногда доходило даже до аргументов типа: "А фамилия-то какая, посмотри!" От всех этих аргументов камня на камне не оставило время, когда в город был назначен:

а) не севастополец, но в то же время и не чужак с "неправильным мировоззрением и неприемлемыми ценностями", а почти что свой — крымский;

б) обладатель генеральских погон, что в военно-морском городе всегда заносили в графу "Несомненные достоинства";

в) обладатель фамилии, которая никакой критике по определению не могла быть подвергнута сторонниками "чистокровности".

Насколько "крепко дружили" госадминистрация и горсовет во главе с Борисовым — свежо в памяти, потому подробно рассказывать, пожалуй, нет необходимости. Ноу-хау в том противостоянии можно назвать только одно: неприязнь, в отличие от предыдущих времен (когда ветви власти спорили в "подковерном" режиме), была обнародована не только во взаимных перепалках на сессиях горсовета, но даже в газетных и телевизионных выступлениях руководителей.

Новый депутатский корпус и свеженазначенные практически параллельно с его избранием Куницын и его команда всем дали надежду на прекращение противостояния: СГГА и совет подписали документ, который обе стороны называли не иначе как "малой конституцией Севастополя".

Но "недолго музыка играла"… Так многообещающе начинавшаяся новая эра во взаимоотношениях ветвей городского управления вскоре все вернула в привычную колею. Пожалуй, запомнился только один пример полного взаимопонимания и сотрудничества власти исполнительной с властью представительной: вскоре после выборов депутаты, практически поголовно перед этим обещавшие "ни за что не допустить ухудшения жизни севастопольцев", дружно вняли аргументам чиновников из здания напротив и "благословили" оптимизацию тарифов на услуги ЖКХ. Попросту говоря, проголосовали за повышение цен на воду, канализование и тепло.

После чего между двумя монументальными зданиями в самом начале улицы Ленина опять пробежала черная кошка. Результаты ее прогулок в последние несколько месяцев можно чуть ли не ежедневно наблюдать и в городских газетах, и в передачах севастопольских телеканалов. Пересказывать общедоступное и потому общеизвестное вряд ли стоит. Теперь, когда мы ознакомились с "кратким курсом" новейшей истории сосуществования властей в Севастополе, пора, пожалуй, попытаться сделать некоторые выводы. Для чего зададимся вопросом: а в чем, собственно, причины именно такого развития событий на нашей территории на протяжении всех лет независимости Украины? В чем корни перманентных противостояний?

Очевидно, что ни фамилии, ни партийная принадлежность, ни место проживания и делания карьеры решающей роли в налаживании результативного диалога между городскими депутатами и городскими же (если Куницын и привез с собой нескольких замов, то Иванов обходился теми кадрами, которые достались ему в наследство от Жунько) чиновниками не играют.

Часто сетуют на то, что не принят закон о статусе Севастополя. Потому, дескать, и возникают разбирательства на тему: "Кто в доме главнее?!" Вот если бы Президент доверился севастопольцам и решился подписать документ, в котором четко было бы расписано, кто и за что отвечает и с кого за что будут спрашивать, то ситуация сразу бы изменилась в лучшую сторону.

Возражение первое — эмоциональное: ой ли?!

Возражение второе — рациональное: как раз для восполнения пробела в специальном севастопольском законодательстве Куницын и Саратов разработали и подписали соглашение о мирном и результативном сотрудничестве своих структур. И что в итоге? Где повседневная согласованная напряженная работа обоих коллективов на благо севастопольцев?

Ученые выяснили, что около семидесяти процентов конфликтов — от ссор в семье до вооруженных столкновений государств — происходят в результате различного понимания партнерами одних и тех же ситуаций, терминов, понятий, слов, высказываний и т.д.

На выборах двухгодичной давности в один из районных советов баллотировалась особа, которая соответствующей комиссии в подтверждение своего образования смогла представить… табель за четвертый класс средней школы.

Молодой, но, судя по всему, весьма перспективный депутат горсовета так объяснял причину своей любви к Севастополю: "Именно в нашем городе в 911 году князь Владимир крестил Русь".

Для решения насущных вопросов своего района депутаты собираются, как правило, один раз в месяц (закон требует не реже одного раза в квартал). Сессии продолжаются от силы три-четыре часа. Городские депутаты заседают день-два каждый месяц. Счет рассматриваемых вопросов (и в городе, и в районе) идет на десятки. А широта охвата впечатлит любого: на одной и той же сессии могут размышлять, как получше сверстать бюджет, параллельно решая, сколько лампочек будет достаточно для освещения подъездов в доме N X по ул. Y. Для тех, кто не в курсе: депутаты (кроме тех, кто избран в Верховную Раду, а также председателей советов и их заместители) работают на общественных началах, т.е. денег за это не получают. В то время когда чиновники деньги получают как раз за свою работу. Т.е. за то, что решают строго назначенные им к исполнению проблемы: управление ЖКХ, например, никогда не возьмется решать, как своевременно выплатить пенсии, — для этого есть соответствующая структура. Изо дня в день, из года в год занимаясь одним и тем же, немудрено чиновнику и выучить свой вопрос, т.е. разбираться в нем профессионально. Кроме того, даже самую низшую чиновничью должность может занять только тот, кто покажет диплом о высшем образовании. Стать чиновником, имея дипломом техникума или ПТУ, а тем более только табель за четвертый класс школы, даже теоретически нет ни одного шанса. Теперь вспомним о том, что семьдесят процентов всех конфликтов…

Понятия "жизненный опыт" и "менталитет" трудно поддаются исчерпывающему и однозначному определению, что не мешает им играть свою роль в поведении и деятельности каждого отдельно взятого человека. Однозначно можно утверждать только то, что у каждого опыт свой. Правда, у некоторых групп людей он имеет родственные черты. Севастополь, на протяжении десятилетий функционировавший как военно-морская база, несомненно, выработал у его жителей свой, достаточно специфический, жизненный опыт. В том числе и у руководителей. Специальный пропускной режим, финансирование напрямую из "центра", приоритет оборонительной функции над всем остальным, высокий удельный вес военных пенсионеров, степенный и размеренный темп жизни приморского города с особым статусом — все это и еще много чего годами определяло и выковывало особый севастопольский взгляд на способ протекания жизни и мысли.

"Пришли другие времена — пришли другие имена". И те, и другие — со своим жизненным опытом, со своим пониманием алгоритма решения задач. На примере работы тех, кого и сам председатель горадминистрации, и севастопольцы называют "командой Куницына", это стало весьма отчетливо заметно. Их опыт, манера решения задач, в конце концов их темп работы показались для города, мягко говоря, несколько непривычными.

Многолетний долгострой — памятник Матросу и Солдату на мысе Хрустальном — взяли да и закончили ударными темпами. Для некоторых нынешних городских депутатов, а в недавнем прошлом — наших руководителей первого эшелона этот факт стал как пощечина: оказывается, можно было при желании сделать все быстро и качественно.

Дальше — больше. Реконструкция Приморского бульвара. Глядишь, действительно управятся к празднованию юбилея. Да и Графскую, судя по всему, приведут в надлежащее состояние. А если еще в самом деле начнут строить тоннель от улицы Пожарова к центру города — и вовсе станут авторитетными среди почти ста тысяч севастопольских водителей.

Установка памятника Пушкину перед Дворцом детского и юношеского творчества; то ли реконструкция Матросского бульвара, то ли строительство в его окрестностях гостиницы; возведение на месте бывшей "Ивушки" чего-то офисно-торгово-гостинично-развлекательного…

В "черный список" конфликтогенных территорий и объектов городские власти, пожалуй, не перестанут и в будущем добавлять пункты. Так что в ближайшее время не стоит ждать, что в заголовке можно будет правильно поставить запятую. И это не пессимистический взгляд на реальную ситуацию. Скорее, реалистический. Хотя, признаться, для осторожного оптимизма основания вырисовываются: вы заметили, что реконструкцию памятника на мысе Хрустальном как аргумент в спорах уже никто не использует? А то, что тема Приморского бульвара мало-помалу перестает быть козырной картой в обвинениях? Можно поспорить, что в скором времени также на нет сойдут и волнения по поводу Матросского бульвара. Так что "черный список" будет добавлять новые пункты, параллельно теряя некоторые. Те, напротив которых будет стоять отметка "Выполнено".

Другие статьи этого номера