Александр ПЕРМИНОВ: «Знамя наших дедов мы будем нести с честью»

19 лет назад Ограниченный контингент советских войск был выведен с территории Афганистана. Но и по сей день осталось множество нерешенных проблем по ликвидации последствий той войны, социальной защите ее участников и семей погибших. Ведь в новых демократических условиях история не прерывается и не начинается вновь. И совершенно не правы те, кто пытается напрочь перечеркнуть все советское прошлое, подменить его трезвый анализ поверхностным и безоговорочным признанием ошибок. И, к сожалению, вникнуть в уроки Афганистана на государственном уровне до сих пор никто так не удосужился. А ведь любая война — проклятие, кровь и боль, страдания и лишения, преступления и милосердие, отвага и героизм. Воинам приходилось видеть убитых друзей, отправлять их, павших в бою, домой, мерзнуть на горных перевалах, лежать в инфекционных госпиталях, вновь учиться ходить после ранений — никакими словами тот ужас передать практически невозможно. И до конца понять их может лишь тот, кто сам прошел круги военного ада. Вернувшись с войны, они держатся вместе, несмотря на то, что прошло почти два десятка лет. В нашем городе они — это Севастопольская городская организация Украинского Союза ветеранов Афганистана, с председателем которого, Александром Перминовым, накануне этого памятного дня нам удалось пообщаться.- Александр Павлович, 19 лет назад состоялся вывод советских войск из Афганистана. Что для вас эта дата, как отмечаете ее в кругу семьи, воинов-«афганцев»?

— Это не праздник, но и не траур. Это одна из самых памятных дат для всех семей, связанных со страшной войной в Афганистане. Для каждого "афганца" день вывода был свой: кто-то покинул территорию боевых действий раньше, кто-то позже. Для меня, например, возвращение на Родину началось 13 января. Но 15 февраля нас всех объединяет, сплачивает еще сильнее. И каждый год в этот день, как бы ни было тяжело, как бы ни был занят общественной работой, отмечаю этот день с женой. Мы сидим, вспоминаем те годы, когда я исполнял свой интернациональный долг, а она вместе с детьми ждала меня. И знаете: чем дальше, тем больше мне кажется, что для нее это время было более страшным. Я-то знал, что с моими любимыми, родными и близкими все в порядке, и эта мысль согревала меня все то время, что я пробыл в Афганистане. Для нее же каждый день, каждый час был наполнен тревогой за меня.

— Расскажите, пожалуйста, о вашем боевом братстве. Что сегодня представляет собой Cевастопольская городская организация Украинского Союза ветеранов Афганистана?

— Именно сейчас наш Союз является максимально объединенным и дееспособным, рабочим. И я не могу не сказать, что такой Севастопольская организация стала благодаря Сергею Куницыну, его целенаправленной работе, его военному и жизненному опыту. Он сделал все для того, чтобы две разобщенные организации слились в единое, действительно боевое братство. Конечно, процесс объединения был достаточно длительным и трудным, но он того стоил. И я очень горжусь тем, что мне выпала честь быть председателем Cевастопольской организации Союза.

Вот уже год как функционирует наша обновленная организация, и я с уверенностью могу сказать, что сделано немало. Мы провели большое количество мероприятий по военно-патриотическому воспитанию молодежи, спортивных состязаний. Мы гордимся тем, что знамя Севастопольской городской организации Украинского Союза ветеранов Афганистана 9 мая прошлого года было установлено на одном из кавказских перевалов. Мы заменили там наших "дедов" — так мы ласково называем ветеранов Великой Отечественной войны, которые по состоянию здоровья уже не смогли поехать на Кавказ и совершить восхождение. Однако главным достижением в этой области мы считаем проведение 20 сентября 2007 года координационного совета Комитета по делам воинов-интернационалистов при главах правительств СНГ. В тот же день мы торжественно открыли в Сквере воинов-интернационалистов памятник боевой машине пехоты. И если гранитный крест, расположенный в этом же сквере, — память о тех, кто не вернулся из Афганистана, то БМП — слава тем, кто остался жить.

Еще раз хочу подчеркнуть, что всеми нашими достижениями мы обязаны главе города Сергею Куницыну. Его помощь — и моральная, и материальная — очень велика. Кроме того, ему не надо рассказывать о наших проблемах, он знает их, ведь он — один из нас.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее о благотворительной деятельности Севастопольской организации Союза?

— Хоть мы и несколько стеснены в средствах, стараемся делать все, что в наших силах. Мы оказываем содействие детским домам, наши "афганцы" приходят общаться с этими ребятами. Стараемся заботиться об инвалидах. Благодаря помощи Героя Советского Союза Руслана Аушева мы сегодня подарим центру реабилитации инвалидов массажное кресло, массажную подушку. Кроме того, хирургическому отделению военно-медицинского центра мы презентуем оборудование для стерилизации инструментов, медтехнику. Для того чтобы у нас была возможность оказывать благотворительную помощь, мы создали предприятие общественной организации "Афганвет", которое начало работать в этом году. Одним из направлений его деятельности станут пассажирские перевозки по городу. Будет "Афганвет" заниматься и оказанием помощи семьям погибших и инвалидам афганской войны.

— Не секрет, что в послевоенные годы мы потеряли гораздо больше «афганцев», чем непосредственно за десять лет боевых действий. Воины-интернационалисты — это люди с подорванным здоровьем, нуждающиеся в серьезной медицинской помощи. Что Союз, город и государство делают в этом направлении?

— Действительно, время идет, и, к сожалению, здоровья "афганцам" не прибавляет. Специфика этого вопроса заключается в том, что все наши ребята, воевавшие в Афганистане, были еще молодыми и по возвращении домой даже не думали, что через много лет эта война будет рикошетом бить по ним — болезнями, психическими расстройствами, разочарованием в жизни. И именно сейчас основная масса бойцов достигла того возраста, когда весь этот "букет" выплеснулся наружу. Даром не прошло ничего — ни ранения, ни длительный голод, ни инфекционные заболевания, ни практически ежедневные встречи лицом к лицу со смертью. Поэтому практически все наши боевые друзья нуждаются в медицинской помощи. И тут всплывает еще один нюанс, не дающий подходить к этой проблеме обобщенно. Дело в том, что те "афганцы", которые по возвращении продолжили военную карьеру, естественно, имеют право на лечение в военно-медицинских учреждениях. Те же, кто после войны выбрал мирные профессии, вынуждены проходить лечение в городских больницах. И если в госпитале и уровень оказываемых услуг повыше, и условия лучше, да и специфику заболеваний "афганцев" именно военные врачи лучше знают, то с городскими больницами все гораздо сложнее.

Что представляют собой наши городские больницы, знают все. Я отнюдь не ставлю последнее в упрек городскому здравоохранению, так как знаю, как непросто севастопольским медикам, но должен признать, что для "афганцев" там не лучшие условия. И если для ветеранов Великой Отечественной войны на базе 3-й городской больницы создано специальное отделение, то для наших ребят такого нет. Поэтому решить проблемы воинов-интернационалистов, проходящих лечение в военных госпиталях, гораздо проще, чем тех, кто идет по линии Министерства труда и социальной защиты населения. Мы стараемся помогать чем можем, огромное спасибо командованию ВС ВМС Украины, которое практически всегда идет нам навстречу, когда "афганцам", не служившим после войны, требуется госпитализация в военно-медицинские учреждения. Не обошлись бы мы без госпиталя Всеукраинского Союза ветеранов Афганистана в Лесной Поляне (Киев), где только за прошлый год пролечились 130 севастопольских воинов-интернационалистов. Стараемся своих боевых товарищей не только лечить, но и оздоравливать в санаториях.

— Война — страшное явление, подрывающее психику и навсегда оставляющее шрам в душе. Многие, вернувшись из Афганистана, не могут найти свое место в современной жизни. Можете ли вы им помочь?

— Мы же не зря называемся боевым братством. Его дух зародился еще в первые недели пребывания на войне. Хочу привести факт, о котором мало упоминалось в прессе. На втором этапе вывода войск из Афганистана многие солдаты и сержанты, которым пришло время увольняться, добровольно оставались там на несколько месяцев. Цель одна — не подвергать опасности в эти последние месяцы войны молодых необстрелянных мальчиков. Кто-кто, а "афганцы" хорошо знали, что от пуль и гранат чаще всего гибли молодые, неопытные. Этот пример как нельзя лучше характеризует понятие боевого братства. И как мы можем, пройдя через такое, бросить наших товарищей, неважно, вместе ли мы служили или встречались на войне. Мы были в равных условиях. Там мы постоянно были на службе. И нам одинаково было тяжело морально. Семейным — из-за отрыва от жен, детей, молодым парням — от родителей, их до этого еще детской жизни. Мы одинаково видели все кошмары войны, и если чья-то жизнь по возвращении из Афганистана пошла наперекосяк, нельзя винить только этого человека. В этом отношении мне в душу запал один момент из фильма "9 рота", когда у героя Федора Бондарчука солдат спрашивает:

— Что ты будешь делать, когда вернешься?

— Пить.

— А потом?

— Снова пить.

— А потом?

— Снова пить. Буду пить, пока не забуду все. И только потом начну новую жизнь.

Но, увы, не всем удалось начать новую жизнь. И людям со стороны не всегда понятно, почему солидный, уважаемый человек, у которого есть все для счастья, берет и напивается. А он просто пытается забыть тот ужас, который преследует его временами на протяжении всей жизни. Хочу, чтобы вы правильно поняли меня: я ни в коем случае не считаю, что так и должно быть, но в то же время понимаю, почему это происходит. Когда же это происходит регулярно и человек уже не может сам выкарабкаться, мы пытаемся помочь. Иногда достаточно разговора по душам, иногда кладем на лечение.

— Не забывает Союз ветеранов Афганистана и о семьях погибших. Расскажите о них подробнее.

— Мы действительно стараемся не оставлять наедине с горем и проблемами семьи погибших воинов. Собираем их в конце каждого месяца, поздравляем со всеми праздниками, днями рождения, накрываем "сладкие столы". Благодаря этому они получают возможность поговорить с теми, кто их действительно понимает. Стараемся поддержать и морально, и финансово. Они знают, что не одиноки, не забыты, что есть люди, готовые прийти им на помощь. Я намеренно не называю имен. Общаясь с мамами погибших ребят, знаю — они не хотят, чтобы говорили, что они в чем-то нуждаются, что они плохо живут. Для нас же лучшая благодарность — их звонки с пожеланием здоровья.

— В последнее время все чаще озвучивается мысль, что именно «афганцы» являются преемниками ветеранов Великой Отечественной войны, которых с каждым годом становится все меньше. Это большая честь, но и большая ответственность.

— И я думаю, что знамя наших дедов мы будем нести с честью, будем достойны их памяти, их подвигов.

— Спасибо за беседу и удачи вам во всех начинаниях.

Другие статьи этого номера