…И был там дом с буквой «К»

Когда меня спрашивают, какое самое яркое впечатление я получил от сюрпризов жизни, я отвечаю: "Моя встреча с Долорес Кэннон, великой гипнотизершей, которая приезжала из Англии в Москву в 2005 году".

…У меня в Москве живет дальний родственник по материнской линии, связями с которым я очень горжусь. Это мой двоюродный дядя, известный в России парапсихолог Петр Валентинович Горяев. Он часто печатает свои интереснейшие статьи в столичном журнале "Природа и человек", автор пяти книг, посвященных энергетике неизвестной природы. В частности, бестселлером в 2001 г. стала его монография "Космос и психическое здоровье", где он весьма доказательно установил, что геномы людей передаются на тонкоматериальном уровне.

Так вот, два года назад я неделю гостил у него в Москве, будучи проездом в Братск, где живет моя старенькая мама. На третий день моего гостевания он задержался в своем институте. Часиков в семь вечера позвонил своей жене Нине Андреевне и, как я понял, попросил подготовиться к приходу гостей.

Видимо, гости ожидались знатные, т.к. обычно уравновешенная, очень спокойная жена дяди заметно заволновалась и попросила меня быстренько смотаться в гастроном, купить икры паюсной и самого лучшего шампанского, еще кое-каких вкусностей.

Гостьей (с переводчиком) оказалась английская ученая дама, как выяснилось потом, всемирная знаменитость. Звали ее Долорес Кэннон, она по праву считалась одним из открывателей регрессивного гипноза, обнаруженного опытным путем в начале 80-х годов ХХ века.

Особенность этого гипноза состояла в том, что медиум четко прослеживал все свои прошлые жизни, называя порой любопытные бытовые детали.

Долорес с удовольствием выпила пару чашек чая, заваренного по алтайскому методу, чуть прикоснулась к бутерброду с икрой. А потом пошли интереснейшие разговоры, которые возникают обычно между людьми, хорошо знающими предмет общения, в данном случае все нюансы регрессивного гипноза. Особенно часто упоминались в беседе дяди и г-жи Кэннон слова "душа", "тонкая материя", "эффект перевоплощения".

…Но я попытаюсь приблизиться к своему случаю. Не прошло и часа, как возник вопрос: не сможет ли наша знаменитая гостья продемонстрировать свое искусство? И выбор пал на меня. Долорес вынула из своей изящной сумочки хрустальный шарик на серебряной подвеске и попросила меня удобнее устроиться в кресле. Затем включила миниатюрный музыкальный центр, и в гостиной моего дяди стала тихо разливаться мелодия адажио Альбинони.

Шарик ритмично раскачивался на большом пальце левой руки Долорес, а она смотрела мне прямо в глаза и что-то тихо говорила по-английски.

…Когда я проснулся, то выяснилось, что мои блуждания по личным прошлым жизням длились всего пятнадцать минут. Дядя все записал. Вышло так, что я прокатал "до того" целых двенадцать судеб. И никогда не был ни камнем, ни обезьяной. Долорес эту индийскую теорию, кстати, не признавала. Мы все в минувшем житие, по ее мнению, были неизменно людьми. Другое дело — разного пола. Например, в моем прошлом фигурируют семь женщин.

В основном жил я, как оказалось, на территории России. Но дважды судьба меня забрасывала вначале (в VII в. н.э.) в Эфиопию, а затем (в XVII в.) — на Маршалловы острова, где я был шаманом.

Интересна моя ипостась в роли пекаря в конце XVIII века на территории Латвии, в городке Огре, что неподалеку от Риги. Фамилия моего отца тогда, оказывается, была Кальниш, а звали его Югнасом. На ул. Фигнера стоял наш дом с пристроенной пекарней, на фасаде которой гордо значилась витиеватая буква "К".

Именно эти детали я почему-то подробно описал Долорес, пребывая в гипнотическом сне. Как вы догадываетесь, я никогда не был в Прибалтике, и всем было любопытно, а существовал ли такой дом и есть ли по-прежнему улица Фигнера в латвийском городке Огре?

Прошло полгода после моей московской встречи с Долорес Кэннон. В записной книжке остались мои "жизненные ретрокоординаты". И вдруг подходит ко мне в начале 2006 года наш профсоюзный босс и спрашивает, не хочу ли я с женой в составе группы за счет фирмы мотануть в турпоездку на недельку в Эстонию? Я опешил. Где Эстония, там и Латвия…

Короче говоря, как вы уже догадались, я вполне удовлетворился экскурсией по старому Таллинну, сел с женой в автобус и отправился вместо Юрмалы в городок Огре. Улицы Фигнера я не нашел. Но в городской управе мне пояснили, что сейчас это улица Елгавская…

И вот я на месте. Улочка небольшая, в два ряда на ней — три десятка домов, из которых примерно одна треть — новой постройки. Долго бродил я вдоль и поперек этой улочки, пока не наткнулся на дворника. Он хорошо говорил по-русски, оказывается, его отец в далекие 20-е годы служил в Воронежской ЧК.

И этот человек дал мне хороший, дельный совет. Мол, в доме N 14 на втором этаже живет бывший работник управы, надо сослаться на рекомендателя (его звали Альбинас), и старожил городка кое-что, возможно, прояснит для меня.

И мой новый знакомый (невероятно полный, живой старик, постоянно жестикулировавший и сыпавший поговорками) наконец подвел меня к тому, что я искал.

Оказывается, дом пекарей Кальнишей находился на месте дома N 20 и просуществовал до 1961 года. И на его фронтоне (верно записала Долорес) красовалась буква "К". А 46 лет назад здесь возник пожар, и последний из Кальнишей сгорел.

В этот же год в Никополе я и родился… Как же тут не поверить в таинство т.н. регрессивного гипноза?

ОТ РЕДАКЦИИ

Насовсем ли мы умираем? Все религии сходятся в том, что душа бессмертна. Смущает, правда, одно очень важное разногласие: христианство учит, что в означенный срок, после Страшного суда, воскреснут все, когда-либо почившие, и именно в своей плоти. Буддисты верят, что душа, следуя по кругу перерождений, каждый раз воплощается в новом теле. Где истина? Теперь уже и наука вплотную занялась разгадкой этой тайны тайн. И вполне четко доказано, что незримый мир не только существует, но и влияет на все в мире физическом. В 1968 году россиянин Александр Пресман, основываясь на результатах многочисленных экспериментов, пришел к выводу, что абсолютно все в мире принимает и излучает информацию, носителем которой является электромагнитное поле. Дальше — больше. Москвич Геннадий Крохалев умудрился сфотографировать зрительные галлюцинации психически больных, а доктор физико-математических наук Анатолий Серобабин запечатлел на пленку мысли, предъявив материальное свидетельство существования психической энергии. Получив возможность фиксировать приборами мысли, эмоции, чувства, исследователи подошли к изучению того, что же происходит с сознанием человека после смерти физического тела. Впрочем, констатирует журнал "Оракул", тот мир до конца непостижим методами науки, и даже самые совершенные приборы не в состоянии предоставить точную информацию о нем. Может быть, придет время, когда каждый человек осознает себя самым совершенным "инструментом" познания тонкого мира. Как, наверное, и было задумано Творцом.

Другие статьи этого номера