Война в отдельно взятом доме

Возможно, когда-то наше время назовут эпохой безграничных манипуляций. Живем по принципу: чей голос громче, тот и прав. Говорят, ложка дегтя бочку меда испортит. А слово дурное — человеку жизнь.
В одной из севастопольских многоэтажек больше года длится скандал. В нем оказались замешаны имена весьма известных людей.

ДОМОЙ, В СЕВАСТОПОЛЬ!

В начале 90-х директор цирка на Цветном бульваре, всенародно любимый Юрий Никулин, директор Театра зверей народная артистка СССР Н.Ю. Дурова, директор "Союзцирконцерта" заслуженный работник культуры В.А.Мильруд обратились к мэру Москвы Ю. Лужкову с письменным ходатайством: в порядке исключения разрешить прописку в столице и предоставить квартиру супружеской паре эквилибристов — Константину и Виктории Виклюк. Столичный мэр просьбу удовлетворил. К этому времени цирковая чета была давно известна практически во всем мире. Но, выйдя на пенсию, Виклюки остаться в мегаполисе не захотели. Виктория Борисовна родом из Севастополя и всегда по завершении гастрольной деятельности хотела жить именно здесь. К этому времени с ними уже была Ука, редкий вид приматов — гиббон, дрессированная обезьяна, подаренная Юрием Никулиным. Этому животному бездетные супруги отдали все свои нерастраченные чувства, привязанность и любовь.

Артисты цирка купили в Севастополе квартиру на улице Меньшикова — на девятом этаже, с видом на море. Позже специально для Уки была приобретена и дача. И за городом, и в квартире Виклюки постарались создать для гиббона наиболее благоприятные, комфортные условия. Находили выход из, казалось бы, любой, даже критической ситуации. Например, в 1998-м обезьянке, страдающей врожденной катарактой глаза, ведущий хирург госпиталя ЧФ РФ А.Ф. Федцов провел уникальную операцию по замене хрусталика. Зрение было восстановлено. На протяжении шестнадцати лет Уку наблюдают лучшие специалисты города. Артисты цирка глубоко признательны заведующему отделением травматологии городской больницы N5 Б.М. Громову, заведующей глазным отделением Е.А. Ким.

В 1996 году Викторию Борисовну Виклюк избрали председателем правления ЖСК-78. Членов кооператива на ул. Меньшикова не удовлетворяло качество обслуживания жэком, потому предпочтение было отдано альтернативной форме. В функции председателя входила обязанность следить за порядком в "девятиэтажке", заключать договоры с коммунальными службами города, контролировать тепло-, энергообеспечение, вывоз мусора, собирать с членов кооператива взносы. Верным помощником в этом деле всегда был супруг — Константин Григорьевич.

Проблемы, не отрицает Виклюк, возникали. Но их удавалось решать путем переговоров, поиска компромисса, не вынося, как говорится, сор из избы. В 2006-м ситуация изменилась.

СОР ИЗ ИЗБЫ

В каждой семье бывают моменты, когда ее члены предъявляют претензии по отношению друг к другу. Кто-то не вынес мусорное ведро, не выключил свет в ванной, хозяйка вовремя не вытерла пыль, хозяин не справился с сантехникой. Подобные разбирательства порой портят немало нервов. Но совсем другое дело, когда претензии предъявляются к ответственному лицу, а "полигоном" для разбирательства становится многоквартирная собственность. В доме по улице Меньшикова за десятилетия накопилось немало хозяйственных проблем. И настал момент, когда этот "груз" больно ударил по председателю.

Более подробно о характере претензий рассказывает "Вестник ЖСК-78". С виду это обычный лист, отпечатанный посредством компьютерного набора. Анонимный. В нем инициативная группа (никаких фамилий авторы не указывают, но известно, что сегодня эти лица являются должниками, общая сумма долга более трех с половиной тысяч гривен. — Авт.) начала под своим углом зрения регулярно "просвещать" соседей об инцидентах, якобы имевших место. Не уверена, интересно ли читателям газеты подробно знать о неполадках, там описанных. Тем более что мнения самих жильцов в отношении деятельности председателя разделяются на прямо противоположные. Но объективности ради следует сказать, что в анонимной бумаге, например, идет речь о конфликте из-за неисправного на одном из этажей электрощита (по словам В.Б. Виклюк, кстати, подтвержденным контролером ОАО "ЭК "Севастопольэнерго", был выявлен факт несанкционированного отбора электроэнергии), об отказе председателя выдать одному из жильцов справку в БТИ (Виклюк утверждает, что сосед самовольно перенес входную дверь за пожарный электрощит, чем нарушил правила пожарной безопасности) или о нежелании председателя отчитаться на внеочередном отчетном собрании, инициированном той инициативной группой. Допустим, все, о чем сообщает самиздат, в той или иной степени было. Но, как известно, в споре принимают участие, как минимум, две стороны. На чьей стороне правда и объективность, было бы целесообразно утверждать более компетентным органам.

К ним инициативная группа тоже обратилась. Результатом явилось изъятие представителем милиции у председателя правления ЖСК-78 всех уставных, бухгалтерских документов. Однако претензии не предъявлены по сей день. Как и спустя полтора года не возвращены документы.

На основании письма из ОБЭП одной из городских аудиторских фирм была проведена проверка финансовой деятельности кооператива. Нарушений не обнаружено. Результаты были обсуждены на собрании членов ЖСК. Но из-за споров конструктивного разговора не получилось. Инициативная группа в составе около 10 человек провела свою независимую процедуру, призвав в качестве третьего лица другую аудиторскую контору. Так на свет "родились" иные результаты. Однако Аудиторская палата Украины деятельность этой фирмы признала нелегитимной.

На сегодняшний день в городе, пожалуй, не осталось ни одной государственной контролирующей организации, куда бы не обращались, каждый в своих интересах, председатель правления и недовольные жильцы.

Налицо факт: в ЖСК-78 серьезные противоречия. Только разрешать их, как уже говорилось, нужно законным путем. На этом месте в статье можно было бы поставить точку. Если бы не новый виток "войны". Группа активистов начала применять весьма сомнительные методы — "с душком". Камень полетел уже в сторону репутации артистов цирка. А заодно и в сторону обезьянки Уки.

Теперь в разные инстанции полетели жалобы о душераздирающих криках гиббона, об антисанитарии, царящей в квартире председателя, и, как выразились искатели правды, — "зловонии". Животное, мирно сосуществовавшее с соседями долгие годы, вдруг было названо злым и опасным. А условия его содержания — не соответствующими никаким санитарным нормам.

Комиссия государственной инспекции ветеринарного медицинского управления в Севастополе столь страшной картины не нашла. Заключение специалистов с точностью до наоборот опровергает вышеперечисленные претензии. Животное не оставляется без присмотра, обеспечивается полноценным питанием, выгуливается на поводке, имеет свое место для отдыха и сна. В квартире отсутствует зловонный запах. Более того, дрессированная Ука даже свои естественные надобности справляет в туалете, о чем научена предупреждать заранее. Что же касается "жутких" криков, то вряд ли они "ужаснее" лая собаки крупной породы. К тому же, в отличие от последней, обезьяна с 5 часов вечера до 8 утра, согласно своему биологическому ритму, спит.

"ЕЕ УБИЛА НЕ ПУЛЯ, А ЗЛОЙ ЯЗЫК"

Когда не хватает веских аргументов, терпения и мудрости в конфликтном вопросе, некоторые люди ничем не гнушаются, в том числе и попиранием этических, моральных норм. Диалог не возможен, потому что на пошлость люди иногда и не знают, что сказать. Никогда не забуду лицо старой фронтовички (это воспоминание детства), когда из-за какой-то бытовой ссоры соседка бросила ей в лицо: "Да знаем мы, КАК вы там воевали, с мужиками…" На 9 Мая пожилая женщина надела все ордена и дольше, чем обычно, сидела около дома на лавочке. Скоро ее не стало. На похороны вышел весь двор, и кто-то сказал: "Ее убила не пуля, а злой язык". Это нехитрая фраза запомнилась.

Следующим шагом по накалу атмосферы в доме на улице Меньшикова стала распространяемая посредством того же "Вестника" информация о якобы надуманных заслугах в прошлом артистов Виклюков, нарочно набивающих себе таким образом цену. И если в хозяйственных спорах редакция газеты не берет на себя роль последней инстанции — при невыясненных, пока еще спорных обстоятельствах хозяйственного вопроса это преждевременно, — то сбор информации о тридцатилетней цирковой деятельности артистов вполне по плечу. Источниками послужили многочисленные видеозаписи выступлений эквилибристов, в том числе кинофильм с Ю. Никулиным "Цирк для моих внуков", где директор цирка лично ставит и комментирует номер Виклюков, а также газетные отзывы разных лет, том числе иностранные, документация, многочисленные грамоты и благодарности от руководства цирков, личный фотоархив.

"МОЕМУ АНГЕЛУ-ХРАНИТЕЛЮ"

Журнал "Огонек", 1989 год. На обложке на первом плане Виктория Борисовна — молодая, яркая — настоящая цирковая актриса и по-настоящему любимый народом Ю.В.Никулин. В те годы номер, исполняемый супружеской парой эквилибристов, был на пике своей популярности. По шестиметровому, абсолютно гладкому металлическому шесту при помощи только рук и ног Константин Григорьевич поднимался на самый вверх, удерживая на голове другой шестиметровый шест, на котором стояла его миниатюрная супруга. Работали без страховки. Малейшее колебание могло привести к катастрофе. Но они ни разу не ошиблись. Эту программу никто, как утверждает Константин Григорьевич, по сегодняшний день так и не повторил. Другие артисты дублируют сам принцип, но в качестве опоры используют лестницу. Были в программе и другие замечательные номера, дающие право им, лауреатам II Всесоюзного конкурса циркового искусства, представлять любой цирк мира на рекламных афишах в Италии, Японии, Индии, Монголии, Польше, США…

Тогда в их заслугах никто не сомневался. Самые именитые в те годы личности считали за честь сфотографироваться с Виклюками, получить их автограф или оставить свой. В архиве семьи невероятное количество фотоснимков, где они запечатлены вместе с первыми лицами страны, государственными деятелями, космонавтами (в том числе американским астронавтом Митчеллом, побывавшим на Луне), министрами, писателями, представителями культуры. Один из них — Святослав Рерих, который, учитывая индивидуальный дар Виктории Борисовны, называл ее не иначе как своей ученицей. Своей ученицей Викторию Борисовну также официально считал всемирно известный иглотерапевт профессор Д.Н. Стояновский. Но это уже иная история, характеризующая В.Б. Виклюк как прогрессивного, а может быть, даже опережающего время человека, искусного в нетрадиционной медицине.

Пресса наперебой называла программу Виклюков "завтрашним днем цирка". Но, пожалуй, самую теплую оценку своим коллегам всегда давал сам директор цирка на Цветном бульваре Ю. Никулин. В авторской книге "Почти серьезно", подаренной самым добрым и гениальным клоуном и цирковым артистом в Международный женский день 1988 года, есть такая запись: "Вике Виклюк, моему ангелу-хранителю, с благодарностью за все, что она для меня сделала".

Они действительно были по духу близкими людьми. И никто не уполномочен подвергать этот факт сомнению. Однако позже, когда Юрий Владимирович ушел из жизни, в некоторых периодических изданиях появились публикации, пытающиеся объяснить эту дружбу на свой лад, в духе времени. Но упоминать околоточные сплетни неавторитетных, случайных лиц было бы большой для них честью даже в обычной городской газете. Как говорил поэт, удел их — зависть.

Сейчас у Виклюков наступил не самый светлый период в жизни. Вовлеченные в конфликт, они вынуждены оправдываться чуть ли ни перед всем миром. Но преодолевать пороги артистам цирка не впервой. Сегодня они продолжают бороться за возврат документов, чтобы иметь возможность неголословно отчитаться на собрании кооператива. Однако при столь усиленном сопротивлении возникает вопрос: а только ли в электрощитах да невыданных справках дело? Или идет завуалированная борьба за власть над собственностью ЖСК, в том числе над его придомовой территорией? Таких "переделов" в нашем городе было немало.

Если вдруг будет доказана чья-то вина, пусть да свершится правосудие! А пока что, люди, оставайтесь людьми!

Другие статьи этого номера