Черепашка из горячего ручья

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Когда наш дядя Петя (жил он всю жизнь одиноким холостяком, за ним разные странности водились) узнал о своей тяжелой болезни в ее третьей стадии, он по телефону собрал всю свою родню, живущую в Севастополе и Джанкое, и без всяких нотариальных заморочек объявил о своем решении относительно всего наследства. Квартиру с мебелью на улице Будищева он завещал моей маме (своей любимой сестре), счет в банке разделил пропорционально между тремя девочками-племянницами, бельгийское антикварное ружье подарил моему отцу, а мне достались старинная немецкая гравюра XVII века и… коллекция черепашек, сделанных из металла и полудрагоценных камней.

Их мой дядя "стаскивал" в дом всю жизнь, и в его собрании насчитывалось более ста экземпляров "неторопышек", одна даже была сделана из золота (презент коллег из Японии на его 60-летие). Но самой любимой черепашкой дяди Пети была небольшая фигурка из сардоникса. Черепашка стоит на прямых лапах, шея и голова ее повернуты круто вправо. Существо как бы замерло на мгновение, озирая окрестности.

…Когда все родственники уже разъезжались, дядя попросил меня побыть с ним еще минут двадцать. Он сварил мне и себе по чашечке бразильского кофе и приступил к главному разговору.

— Понимаешь, Сереженька, я тебе расскажу одну байку, и, скорее всего, ты отнесешься скептически к этой истории, — сказал он. — Но поверь: все это действительно чистая правда.

Далее он поведал мне поистине фантастическую историю. В бытность своей работы на Алтае в 1947 году (дядя до пенсии занимался прокладкой высоковольтных линий) как-то он и члены его вахтовки заночевали в распадке у Телецкого озера. Стояла лунная ночь. У подножия горной гряды, где дядя и его товарищи разбили палатки, били два ключа: в одном журчала очень студеная вода, а из другого вытекала вся в белых пузырях горячая влага, имеющая какой-то белесый оттенок.

Ручей был мелким, купаться в нем, конечно, было нельзя, но, как говорил дядя, очень хотелось. И он снял сапоги, уселся поудобней на валун и решил побаловаться "природной банькой". Не прошло и пяти минут, как он почувствовал, как по левой пятке что-то царапнуло. Наклонился и глазам не поверил: крошечная черепашка плавала в горячей воде и явно пыталась найти место поглубже.

Дядя опустил руку, прихватил животное за краешек алого панциря и вытащил из ручья. Его изумлению не было предела: доселе живое существо мгновенно окаменело и превратилось в статуэтку из сардоникса. Дядя, конечно, читал в специальной литературе о возможном существовании иных форм жизни, скажем, кремниевой, когда живые существа могут формироваться и жить при высокой температуре (известное сказание об огненной саламандре), но чтобы вот так, в повседневности столкнуться с подобным феноменом…

Мой родич упрятал фигурку в самый потаенный кармашек рюкзака и с той поры стал собирать черепашек, где только мог.

…Через год после этого памятного разговора дяди не стало. Мы, родственники, все наследство, как и было завещано, распределили между собой, мне, конечно, досталась черепашья семья. Главную черепашку я выставил в самом центре экспозиции, коллекция заняла целую полку в нашей стенке из светлого дуба.

Как-то в моей семье праздновали день рождения старшей дочери, и я по случаю рассказал гостям о необычном экспонате из коллекции, доставшейся от дяди. Одна из приглашенных, Маргарита Федоровна, вдруг предложила провести эксперимент.

— Давайте черепашку положим минут на пять в микроволновку. А вдруг оживет? — сказала она.

Все вначале рассмеялись, мол, хороша шутка. А мой сын стал меня уговаривать: "Ну, папа, что будет? Ведь она каменная".

Я согласился. Прошло минут десять, и мы вынули щипцами раскаленную фигурку из печки. Казалось, ничего не изменилось. И только я отметил для себя: правая передняя лапка черепашки прогнулась совсем в другую сторону, как будто существо двигало лапами.

Впрочем, ничего никому я так и не сказал. Хотя завеса тайны над этим дядиным "экспонатом" так и осталась.

С. ПЕТРОВЫХ, предприниматель.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Эта история может показаться новым вариантом старых сказок. Иначе думают о возможности существования огненной жизни некоторые вулканологи. Им приходится наблюдать извержения и стоять над потоками огненных рек. Они рассказывают о виденных там существах. Вот, например, что поведал вулканолог Алексей Спицын, сообщается в газете "Тайная доктрина" за 2007 год. Его отец, профессор Вениамин Спицын, в 1916 году отправился в экспедицию на Камчатку да так там и остался, пережидая революцию. Когда Алексею было шесть лет, отец подвел его к огненной реке, огибавшей сопку, на которой они стояли, и показал на шевелящиеся сгустки магмы. "Это не оптический обман, — сказал профессор. — Камням свойственна своя жизнь". Кстати, того же мнения придерживался и знаменитый минералог академик Александр Ферсман.

Другие статьи этого номера