Инга-индиго

С нами, с людьми, ей скучно: и со сверстниками, и со взрослыми. Учителя ее побаиваются за непредсказуемость и коварные вопросы. Одноклассники недолюбливают, считая ее «выпендрежницей». У нее нет друзей, отчего Инга не очень-то и страдает. Большую часть времени она проводит в компании двух кошек, а еще любит часами сидеть, свесив ноги, на крыше своей девятиэтажки. При упоминании ее имени соседи покручивают пальцем у виска и отказываются от комментариев. Ей всего пятнадцать, но она перечитала всю отцовскую библиотеку и осталась недовольна мировой классикой! Раньше таких детей называли «трудными подростками», а сейчас подобрали загадочное определение — «индиго». Инга Л. из поколения индиго — в рубрике «Профили».В конце прошлого века многие психологи стали бить тревогу — объем знаний, которые давали в средней школе, вызывает у многих детей состояние, близкое к депрессии, и различные формы психопатии. Считалось, что мозг подростка не в состоянии справляться с непомерно большим объемом информации. Подросткам рекомендовали побольше бывать на свежем воздухе, заниматься спортом, есть овощи и фрукты, много спать во избежание нервных срывов. А потом вся теория о нервном переутомлении рухнула, как берлинская стена! Появились компьютерные самообучающие игры и Интернет. На наших детей обрушилась лавина всевозможной информации, а количество нервных расстройств не увеличилось в геометрической прогрессии, как ожидалось! А недавно и вовсе появилась информация о том, что мозг человека используется всего на шестьдесят процентов! Как грибы после дождя стали появляться дети-вундеркинды. Этот стал шахматным чемпионом в неполные четырнадцать, другой защитил кандидатскую диссертацию, учась в восьмом классе, третий в совершенстве овладевает иностранным языком за полгода… После Чернобыля на появление вундеркиндов стали смотреть с сочувствием, однако объяснить факты стремительного роста числа одаренных детей только экологией не удалось. Удалось лишь подобрать к ним определение — "индиго". По мнению всевозможных экстрасенсов, именно такой цвет имеет аура у этих подростков.

Мы сидим с Ингой на берегу моря. Во время всего разговора она рисует на песке какие-то затейливые узоры. На меня почти не смотрит, отчего мне кажется, что я разговариваю с пустотой!

— Инга, ты помнишь первый случай из жизни, когда окружающие посмотрели на тебя, как на… человека со странностями?

— Да, в детском саду. Я жила с бабушкой, а в отпуск прилетел дедушка. Воспитательница спросила: "Дедушка — папа мамы или папы?" А я ответила, что, кажется, бабушка родила дедушку. Воспитательница, наверное, подумала, что я дебил!

— Так, стоп! Отсюда поподробнее: прилетает дедушка, ты живешь с бабушкой, которая…

— Я же в три года не знала, что она, оказывается, прабабушка, а не бабушка! Но ведь она же действительно родила дедушку!

— В общем, да… Ты знаешь, я немного понимаю воспитательницу! А потом были еще "странные" случаи?

— Они у меня случаются каждый день. Мама вообще считает меня "бедовой".

— Ты приносишь ей одни неприятности?

— Люди сами создают неприятности, но пытаются выставить виновным кого-то другого! Так что я для многих козел отпущения.

— Ты обижаешься на людей, когда они к тебе несправедливы?

— Не-а. Чего на них обижаться, ведь большинство из них на "ручнике"!

— Прости…

— На тормозах. Мне их немного жаль. Сидишь в классе на уроке, все тебе давно уже понятно, а "ручники" тянут руки: "Нина Владимировна, а мне непонятно". Ужас!

— Ты считаешь их тупыми?

— Я считаю их "ручниками".

— Ты отличница?

— По тем предметам, которые нравятся, — да, по остальным — хорошистка.

— Какие не нравятся?

— Литература…

— О как! Почему?

— Скучно. Недавно я поняла, что все писатели, которых теперь называют классиками, описывают одну и ту же историю! Ну от силы две-три. Получается, что люди столетиями восхищаются изложением одной истории разными авторами! Разве не бред?!

— Я об этом не думал…

— А все эти истории описаны в одной книге — Библии. Если ее прочитаешь, то вся мировая литература напоминает комиксы. А народ читает и восторгается: ах, какой язык, какие метафоры, какие сравнения!

— У твоих родителей большая библиотека?

— Я же не считала. Вся стена в стеллажах, еще книжный шкаф и в коридоре книги…

— И ты их все прочла?

— Практически. Классе в четвертом закончила и поняла — больше "художественную" литературу читать не буду.

— Категорично!

— А смысл? Думаю, люди читают лишь для того, чтобы найти подтверждение своим мыслям, а вовсе не для получения знаний. Прочел кого-нибудь, подчеркнул понравившееся, отложил книгу в сторону и сидишь довольный с мыслью: ага, значит, не один я такой! Есть еще и великий… Фамилию можно любую подставить.

Чувствую, что начинаю злиться! Не на эту пятнадцатилетнюю… соплю, а на себя! Ведь во многом она права. Не могу назвать ни одной из прочитанных книг, которая сделала бы меня более… ну хотя бы мудрым или счастливым! А сколько времени потрачено на изучение школьной программы, потом внеклассной, потом рекомендованной друзьями, потом… Полжизни я посвятил изучению чужих рефлексий и "изложений" на заданную тему, вместо того чтобы…

— Хорошо, отбросим книги — что остается? Фильмы?

— Еще хуже! Полный отстой для "ручников". Идиотизм в квадрате! Создатели фильмов считают всех остальных "овощами", которые ничего не поняли из книги, поэтому для них делается разжеванная легкоусвояемая пища в виде либретто к какому-нибудь роману. Своего рода иллюстрированный дайджест. Такими темпами люди скоро будут узнавать о мире лишь из телесериалов. Жизнь у телевизора — как образ жизни, алгоритм проживания.

— У тебя есть готовое решение?

— Оно не у меня — оно на поверхности. Теория полей, ноосфера…

— Ого, как мы заговорили! Откуда?..

— В книге прочитала, остальное додумала сама.

— И…

— Все мы помещены в некое глобальное информационное поле…

— Интернет?

— Издеваетесь?! Интернет — песочница для младенцев! А ноосфера — это как одна большая библиотека для всех людей. Но без книг, на уровне ощущений.

— Ничего не понимаю! Мы живем рядом с глобальной библиотекой, но одних — тебя! — туда пускают, а других, вроде меня, нет?!

— Пускают всех, кто захочет! Другое дело, хотят ли этого сами люди. Про Шамбалу слыхали?

— Немного. Озеро вселенской мудрости, хранилище разума и знаний, спрятанное в Гималаях…

— Можете дальше не продолжать. Нет никакой Шамбалы в том виде, какой ее представляют люди! Шамбала — она везде, вокруг нас. Мы практически живем погруженные в нее, а люди ищут какое-то озеро в каких-то недоступных горах. Точно — тормоза!

— У тебя есть… парень?

— Был вроде…

— Что значит "был вроде"? Это же не лишай и не скарлатина, которые вроде были!

— Мне с ним стало скучно, поэтому и "был вроде".

— Понятно. А с кем тебе не скучно?

— Да мне и с самой собой не скучно.

— Друзья, подруги?

— Не-а. Сверстники считают меня выскочкой и ненормальной, я отвечаю им тем же! Вот так и живем.

— Я так понимаю, что с твоими способностями изучать предметы прямо на уроке у тебя уйма свободного времени? Как ты его проводишь?

— Родители постоянно пытаются меня чем-то занять: то изостудию придумали, то на бальные танцы записали, то в музыкальную школу засунули…

— И…

— И все. Окончила музыкалку, нарисовалась, натанцевалась. Теперь упрашивают, чтобы я занялась спортом!

— А ты?

— Пойду, чтобы их не расстраивать, хотя и не понимаю, для чего все это!

— Как это для "чего"?! Все родители хотят, чтобы у них росли здоровые дети…

— А я что, больная?

— Прости, я не в этом смысле. Какой вид спорта выберешь?

— Что-то спокойное.

— Шахматы?

— Уже занималась — я не подошла.

— В смысле?

— Папа привел меня во втором классе, там какой-то очкарик показал, куда ходить каждой фигурой, и объяснил конечную цель игры…

— Чем закончилось?

— На четвертом занятии я две партии подряд выиграла у этого очкарика, но неправильно, как он сказал. А отцу передал, что мне нечего здесь делать.

В последнее время тема детей индиго стала очень модной, однако научного обоснования массового появления на свет детей с паранормальными способностями до сих пор нет. Известно лишь то, что все они — амбидекстры, то есть люди с одинаково развитыми левым и правым полушариями головного мозга. У них одинаково успешно работают логика и интуиция, что сразу выделяет их из общей массы. Эти дети одновременно усваивают сразу несколько источников информации: объяснения учителя, анекдот, который рассказывает сосед по парте, дисплей мобильного телефона с компьютерной игрой!!! Список можно продолжать бесконечно. Эти детки осваивают компьютер с такой легкостью, будто он и создавался именно для них. Во всем мире таких индиго считают интеллектуальным будущим своей страны и только у нас… относятся, как к Инге!

— Глупый вопрос, который взрослые чаще всего задают тебе?

— Кем я хочу быть.

— Не буду оригинальничать: кем же?

— Вообще-то всем я отвечаю — "противоестествоиспытателем".

— Для меня сделаешь исключение?

Она оторвалась от рисунка на песке и посмотрела… нет, не на меня, а на свой недавно сбитый локоть.

— Хочу заниматься тем, что сейчас называют генной инженерией.

— Почему именно этим?

— Мне понравилось, что на уроках биологии нам показали, что можно скрещивать разные сорта бобов, получая самые непредсказуемые формы. Если с бобов это перенести на… другие объекты, можно воспроизвести нечто. Законы Генделя о дигибридном скрещивании безнадежно устарели, там есть трехмерные законы, а не изо. Странно, почему об этом еще никто ничего не сказал, это же валяется на поверхности.

— Надеюсь, ты об этом…

— Рассказала! Прямо на уроке перед всем классом.

— А они?

— "Ручники" стали ржать, а биологичка подумала, что я хочу сорвать урок.

— И…

— Как обычно: сначала к классной, потом к завучу, потом родителей в школу.

— Обиделась?

— Нет, я привыкла. За них стало обидно, хоть бы до конца дослушали. Там фишка, знаешь… ой, простите, знаете, в чем. Вот смотрите!

Она показала мне свой рисунок на песке: три сплетенные змеевидные конструкции, очень напоминающие молекулы ДНК! Инга затараторила быстро-быстро, будто боялась, что я рассмеюсь или вызову родителей. Я не смог разобрать и половины из того, о чем мне поведали. А еще впервые в жизни я почувствовал себя "ручником". Во-первых, потому что не успеваю осмысливать сказанное этой взбалмошной девчонкой, а во-вторых, потому что еще в школе меня заставили поверить в истинность и нерушимость закона о моно- и дигибридном скрещивании Менделя! К тому же я не ощущаю себя вхожим в ноосферу и не записан в Глобальную библиотеку. Зато я хоть попробовал понять Ингу-индиго, которую родители заставляют заняться каким-нибудь спортом, лишь бы не сидела без дела!

Другие статьи этого номера