Пусть всегда будет мама

Как известно, по указу Президента 2008 год объявлен Годом поддержки национального усыновления и семейных форм воспитания детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки и попечительства. В нашем городе благодаря широкой пропаганде и вниманию к проблеме со стороны городских властей взять на воспитание приемного ребенка отважилось уже достаточно большое количество севастопольских семей.

Очевидно, наше общество находится в самом начале пути переосмысления ценностей и только приступает к решению проблем сиротства. Ни для кого не секрет, что в государстве сформировалась стойкая категория брошенных детей. В помощи нуждаются и многие детки, проживающие в неблагополучных семьях. И хоть решение этой проблемы займет не один год, все же "процесс пошел".

Именно им, ребятам, не имеющим счастья ежедневно произносить такие простые слова, как "мама", "папа", "моя семья", и деткам, обретшим родителей, был посвящен традиционный брифинг в Севастопольской горгосадминистрации. О ситуации в сфере усыновления говорил заместитель председателя СГГА Дмитрий Базив, кстати, внесший серьезную лепту в реформирование этой системы. По его словам, в 2008 год Севастополь вошел с единым банком данных детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения. Сейчас в нем числится почти 700 маленьких севастопольцев. Однако стоит отметить, что серьезная работа в этой области велась и раньше.

В полной мере революционным стал 2007 год, побивший все рекорды за последний десяток лет. Тогда уровень национальных усыновлений возрос в три раза. 2008-й в полной мере можно назвать годом стабильности, закрепления достигнутых результатов. Подарить семейный уют и любовь брошенным детям решают все больше севастопольцев. Сегодня количество национальных усыновлений значительно превышает иностранные. Вот только, к сожалению, наши семьи в основном берут малышей в возрасте до 3-5 лет. Взять подростков, уже в основном сформировавшихся как личности, позволяют себе только иностранцы. Оно и понятно — к ребятам из детских домов постарше вполне применима пословица "Большие детки — большие бедки". Переломить ситуацию гораздо проще, полностью вырвав ребенка из данной среды. В Америке и на Западе таких ребят ждет большое и, простите за банальность, светлое будущее, а вот в нашей стране оно, к сожалению, для них весьма размыто.

Языком цифр ситуация выглядит следующим образом. С начала года в коммунальных учреждениях города воспитывается детей на 20 процентов меньше по сравнению с прошлым годом. В едином банке данных детей-сирот и лишенных родительской опеки на учете 671 севастопольский ребенок. Из которых лишь 141 — фактические сироты, а 530 — социальные. За первое полугодие усыновлено 25 детей, что аналогично показателю 2007 года, однако существенно возросла доля национальных усыновлений: 17 против 8 иностранных. В настоящее время в 17 семьях проживают 23 приемных ребенка. Вполне возможно, что в ближайшее время в городе появится второй детский дом семейного типа на базе семьи, взявшей на воспитание сразу четверых детей.

Городские власти и службы по делам детей тщательно проверяют потенциальных усыновителей, и, если, по мнению специалистов, они подходят, оказывают всестороннюю помощь в совсем не простом деле — появлении ребенка в семье. С родителями и ребенком работают психологи, педагоги. Они предупреждают о возможных проблемах и рассказывают о путях их разрешения. Помогают власти и материально. Так, приемная семья получает из государственного бюджета ежемесячное содержание на приемного ребенка в размере двух прожиточных минимумов + 35% от этой суммы — для родителя-воспитателя. С 1 января 2008 года прожиточный минимум для детей в возрасте до 6 лет составляет 526 грн, до 18 лет — 663 грн. Причем эти деньги поступают день в день без малейшей задержки, что, согласитесь, для нас редкость. Кому-то может показаться, что количество усыновленных детей — капля в море по сравнению с числом сирот. Усыновляются пока единицы. Но ведь это так здорово, что эти единицы проснутся утром у себя дома и по дороге в ванную прошлепают на кухню и скажут: "Доброе утро, мама".

Анна МОСКАЛЕНКО.

Глас народа

ЧУЖИХ ДЕТЕЙ НЕ БЫВАЕТ?

Елена Владимировна, экономист:

— В этом году на Рождество наше учреждение закупило подарки для деток из детского дома, и в преддверии праздника мы поехали их дарить. Увидев этих ребят — накормленных, хорошо одетых, с первого взгляда решила, что не так уж им и плохо живется. Но, когда смотришь им в глаза, становится страшно: это взгляд не детей — взрослых, безумно одиноких зрелых людей. Можно только догадываться, через что они прошли в свои 8, 10, 12 лет. День в детском доме произвел на меня неизгладимое впечатление, и мы с мужем всерьез думаем об усыновлении. Но вот взрослого ребенка брать боимся, лучше малыша 2-3 лет, который в скором времени и не вспомнит все то плохое, что с ним было. Малыш будет считать нас своими родителями в полном смысле этого слова.

Евгения Николаевна, пенсионерка:

— Все так носятся с сиротами, а я не испытываю к ним ни малейшего сочувствия и жалости. Эти детки — будущие асоциальные элементы, воры, наркоманы, пьяницы. Они живут на всем готовом: накормлены, одеты, обуты. Причем зачастую гораздо лучше, чем ребята из хороших, но бедных семей. Эти дети тянут за собой все грехи своих родителей и не испытывают ни малейшего желания вырваться из замкнутого круга. Они привыкли, что все им будет преподнесено на "блюдечке с голубой каемочкой", и тратят свободное время на воровство из чужих огородов, распивание пива или чего покрепче, нюханье клея. В их головах нет ни капли благодарности обществу, которое их содержит. Как их можно жалеть?

Андрей Викторович, военнослужащий:

— Мне кажется, что усыновление не решит проблемы сиротства. Тем более СМИ до сих пор пестрят ужасами о том, зачем иностранцы и украинцы берут приемных детей. Эти прецеденты, я думаю, должны встать на пути у широкого усыновления. Я вижу выход из сложившейся ситуации в возвращении к традициям — раньше сирот воспитывали при монастырях. Там, мне кажется, у этих детей будет будущее, его не погребет под собой тяжелая и грязная наследственность. Ведь не зря говорят "яблоко от яблони…" Если для этих ребят создавать тепличные условия, все то плохое, что досталось им от родителей, расцветет буйным цветом, а при монастырях погрязнуть в грехах у них просто не будет возможности. Я вижу корень проблемы в том, что в детдомах у детей слишком много свободного времени, которое они, естественно, тратят больше на плохое, чем на хорошее, так проще. В монастыре же они будут приучены к труду, научатся отличать добро от зла и не смогут выбрать второе.

Вадим Леонидович, бизнесмен:

— Я полностью поддерживаю практику усыновления. Я считаю, что все дети заслуживают любящую семью, мамины завтраки, походы с отцом на аттракционы и многое другое, что домашним детям кажется само собой разумеющимися вещами. Я искренне уважаю людей, осмелившихся взять на себя огромную ответственность — усыновить ребенка. К сожалению, пока я морально к этому не готов, не созрел. Но я стараюсь помогать финансово, хотя и понимаю, что мои деньги — лишь капля в море, и надеюсь, что они помогут хотя бы одному ребенку.

Марина, молодой педагог:

— Я где-то читала, что только один процент из детдомовцев может, повзрослев, создать нормальную семью, выбиться в люди. Если с последним все обстоит несколько проще, то с семьей согласна полностью. Мне посчастливилось попасть в эту категорию — я смогла получить высшее образование, выйти замуж, родить сынишку. Вам это кажется естественным, а для меня это — тяжелый труд, жестокая ломка себя, постоянная работа над собой. Выйдя из детского дома, я даже макароны училась варить неделю. А вот уметь любить, сопереживать, понимать, строить отношения я учусь до сих пор. Мне приходится "изобретать велосипед", открывать для себя то, что домашние дети знают и умеют с пеленок. Поэтому я всей душой поддерживаю инициативы по усыновлению. У детей должны быть родители, не важно родные или приемные. Они просто должны быть.

Другие статьи этого номера