Наша Наташа

Она никогда не пойдет по трупам, хотя служит в театре! Она готова пожертвовать карьерой ради любимого человека и детей! Она снимается в популярных сериалах и в «полных метрах». Она обожает Ромена Гари и прыгает с парашютом. Она считает, что женщины всегда выбирают самого достойного мужчину! Она — Наташа ШВЕЦ, артистка театра МХТ, в рубрике «Профили».- Представим, что я ничего не знаю о тебе. Что бы ты хотела сказать о себе при встрече с незнакомым человеком?

— Ты обо мне многое знаешь.

— Хорошо, читатель не знает…

— Думаю, что и он знает: сейчас по каналу "1+1" идет сериал "Секунда до…" А перед этим прошел сериал "Погоня за ангелом"… Так что хоть разок, но мы с читателем встречались. Работаю в МХТ, в Москве.

— А секунду до…

— Окончила Щукинский театральный институт.

— А до?

— Играла у Андрея Маслова в спектакле "Чайлет". Снималась в кино у Андрея Маслова, играла Нину Заречную. Училась в театральном классе школы N 14.

— Слушай, вообще-то интервью с тобой, а не… Не боишься "неправильных" вопросов?

— Я так натренирована "желтой" прессой, что готова отвечать на любой вопрос.

— Тогда поехали! Сколько нам годиков?

— 29. Зайди в "Одноклассники" — там все написано!

— Между своей стремительной карьерой и…

— Личную жизнь.

— Получается, что сейчас ее нет?

— Нет. Я бы сказала по-другому: сейчас я выбираю карьеру, потому что у меня нет личной жизни! Хотя что считать личной жизнью?! У меня есть мои родители, брат и его семья, друзья… Во всех интервью я говорю, что мечтаю о семье, чтобы ко мне, наконец, добрел человек, который где-то бродит, ищет меня. Да, больше всего я хочу детей и семью, потому что я прежде всего женщина.

— Завтра появляется этот человек, и что? Бросаем сцену, кино, карьеру?

— Посмотрим… Будем разговаривать.

— О чем? "Что ты дашь мне взамен? Я бросаю сцену, что я получу взамен?"

— Нет, когда встречаются мужчина и женщина — возникает диалог…

— Брачный контракт?

— Думаю, до этого не дойдет. Много артисток выходят замуж, рожают детей, но при этом ничего не бросают. А как все в моей жизни повернется — не знаю, как Всевышнему угодно будет.

— Ты за пять минут разговора уже дважды упомянула… Того. Стала ортодоксом?

— Нет, я Его люблю.

— А он тебя?

— Похоже, да. А вообще на религиозные вопросы я в интервью не отвечаю — это глубоко личное. Я жива-здорова, ноги-руки целы, все мои родные живы — какие еще нужны доказательства?!

— Отойдем в сторону. Кино и сцена — это же как два мужчины, а ты не можешь выбрать! Как Люба Менделеева…

— Я тебе объясню! Ты рыбу любишь? А мясо? Вот видишь! Ты же не задумываешься, что предпочтительнее. Я ответила на вопрос?

— Но ты же не будешь отрицать, что сериалы развращают тебя как артистку? Пришла на площадку, на гриме почитала текст — и начали?

— Сейчас я, к счастью, уже могу выбирать предлагаемые сценарии, а раньше, когда не было никакого имени, а нужно было заработать денег… Я ходила на кастинги, даже в рекламу, а меня не брали! Видимо, Господь отводил меня от этого искушения. Хотя надо было выживать в Москве. Вообще в Москве все выживают.

— И сегодня Наталья Швец выживает?

— Наташа.

— Хорошо — Наташа. А в чем разница?

— В трех буквах. Кажется…

— Так Наташа и сегодня выживает?

— Где-то выживаю, где-то приходится работать, а где-то я счастлива и наслаждаюсь жизнью настолько, что становится стыдно, что так хорошо!

— По гороскопу ты…

— Овен.

— И…

— Коза. Четыре рога!

— На компромиссы часто идешь?

— Если что-то мне не нравится, я не буду это делать. Вот смотри: у нас в театре вышла премьера "12 картин из жизни художника" в постановке замечательного режиссера Петрова. Он пригласил меня на роль в партнерстве с Сергеем Шакуровым… А я не поняла пьесу и отказалась. Сейчас этот спектакль очень успешно идет, но уже с Дашей Мороз — она давно работает с Петровым.

— И что, жаба не душит?

— Нет. Я играю один из самых кассовых спектаклей МХТ — "Примадонна" в постановке Евгения Писарева. Еще я играю "Тартюфа" в МХТ и в "Ленкоме", в вахтанговском "Дон Хуане" — мне некогда завидовать.

— Антрепризами грешишь?

— Антреприз у меня нет! Это халтура. А театр — это же не зарабатывание денег, а твоя профессия, школа, твой воздух.

— Смотрю, ты пришла на встречу в темных очках. Прячешься от мира? Это я о популярности.

— Очки я ношу, потому что они мне идут. А популярность… Я не тот человек, к которому бросаются с автографами! Нет, подходят, но без фанатизма.

— Погоди, все равно ты — публичный человек и совсем скоро уже не сможешь на улице, скажем, высморкаться или, как Раневская, послать пионеров в ж..!

— У "публичного человека" жизнь значительно осложняется. Мне перед отъездом позвонили из самой "желтой" газеты "Жизнь" и попросили прокомментировать имеющиеся у них фото нас с Верником. Как можно прокомментировать, что Игорь — мой друг?! Это своего рода ярмарка тщеславия. Если принимать их правила, то можно перестать быть собой или сойти с ума! А я прежде всего хотела бы остаться самой собой. Хочу быть женщиной и в старости не курить мундштук в одиночестве, глядя на море, а… хочу возиться с правнуками.

— Какими ролями в кино ты гордишься, а какие предпочла бы забыть?

— Мне не стыдно ни за одну роль, сыгранную в кино! Начиная с сериала "Ростов-папа", потом "Каменская", "Маросейка". Очень нравится моя работа в "Превращениях" по Кафке. Ну и, конечно, полнометражный фильм "Знаки любви", где у меня главная роль. Ну и последние работы в сериалах "Погоня за Ангелом" и вот сейчас "Секунда до…" Каждый фильм дает бесценный опыт работы с партнерами и режиссером. Вообще мечта любого артиста — найти своего режиссера!

— С таким плотным графиком у тебя же нет свободного времени? А если есть, то?…

— Встречи с друзьями и книги! Любимое занятие.

— Плохо представляю тебя, коротающую долгие зимние вечера за книгой!

— Это потому, что я пришла на интервью в розовом платье, да?! Всегда беру с собой книгу на съемки, на гастроли, в экспедицию… Даже на съемочной площадке! Текст я легко учу, поэтому сидишь с книгой, тебя позвали — встала и пошла в кадр.

— Боюсь спросить: что ты сейчас читаешь?

— "Пляска Чингисхана" Ромена Гари. Открыла для себя этого автора всего год назад! А разбавляю его Фейхтвангером.

— Ты кому-нибудь завидуешь? По-хорошему.

— Алисе Фрейндлих! Недавно была на ее спектакле, который идет три часа с антрактом. И все это время она одна на сцене! Я глаз с нее не сводила, хотелось, чтобы спектакль продолжался вечно. Если это зависть, то да, я ей завидую!

— А зависть окружающих к тебе как проявляется?

— Стараюсь не замечать и не думать об этом, иначе… Человеку вообще свойственно опускаться очень низко, а вот подниматься… В моей жизни был момент, когда я была разрушена и буквально пошла на дно, но… успела остановиться и вот теперь собираю себя по кусочкам.

— МХТ вообще стал севастопольской оккупационной зоной! Я имею в виду тебя, братьев Панчиков. Вы, наверное, севастопольское землячество открыли?

— Я очень давно дружу с Ольгой Гарькавой — она тоже выпускница Театрального центра. Женя Ханбекова, но она, правда, в Питере. И все равно находим возможность часто видеться.

— Как насчет того, что "бронзовый" театр — мертвый театр?

— МХТ в театральных кругах называют "гипермаркетом" — в нем все: от классики до авангарда. Ну и, конечно, есть театры-"бутики" с эксклюзивным репертуаром на определенную публику. В этом смысле Олег Павлович Табаков ведет мудрую, на мой взгляд, политику. Театр должен соответствовать времени. Не на потребу нетребовательной публике, но жить в своем времени. Все лучшие столичные актеры служат в нашем театре, потому что в МХТ все делается для артиста! МХТ живой!

— Смотри: тебе 29, служишь в самом престижном театре. Дальше что? Какой театр?

— Семья!

— Ого! Надеюсь, это интервью не прочтет твой режиссер!

— Я это ни от кого не скрываю. В первую очередь я — женщина! А театр — моя работа, актерство — моя профессия, я просто ничего в жизни не умею делать.

— Твое отношение к родителям меняется с годами?

— Конечно! В пятнадцать лет как-то не ценишь их. Мы ценим лишь то, что теряем. В этом смысле мне очень стыдно, что я при жизни своей бабушки не смогла дать ей то, что могла. А теперь уже поздно!

— Передо мной сидит просто ангел! Не поверю, что у тебя нет ни одного порока! Расскажи добровольно, иначе…

— Кушаю много! Еще трусость, но с ней я стала активно бороться. И упертость — я всегда иду до конца, даже если передо мной бетонная стена! Ругаю себя за это, но ничего не могу с собой поделать.

— Самый большой страх твоей жизни?

— Одиночество в старости. И… не встретить, не успеть встретить своего человека! Пожалуй, все.

— До сих пор не встретила?

— Как видишь. Людмила Гурченко замечательно сказала: у меня любовь одна! Страстная и на всю жизнь, да вот только партнеры меняются!

— Сейчас все девушки грезят выйти замуж за олигарха! Прокомментируешь?

— Я все-таки считаю, что в первую очередь это душа, а олигарх он или…

— Нищий художник?!

— Знаешь, у меня ведь был такой роман с нищим художником… Точнее, с артистом. А потом я поняла, что меня просто пользуют! Вот это больно пережить! После этого у меня по поводу нищих художников и артистов сложился пунктик.

— Еще одна фобия?

— Фобия на непорядочность.

— Мегаполис вроде Москвы, он разрушает человека или…

— Москва меня сильно изменила. Да, за эти тринадцать лет в Москве я стала жестче — мне иногда за это стыдно.

— Может, Москва просто вытащила на поверхность то, что было в тебе изначально?

— Наверное, ведь говорят, что ребенок рождается уже сформированным как личность, со своим характером.

— Что могло бы тебя выбить из седла, поломать твой стержень?

— Я не знаю… Кто-то назвал меня ящерицей, отбрасывающей свои хвосты! И слава Богу! Я действительно научилась отбрасывать прошлое и негативные ситуации. С детства я не понимала вранье и до сих пор не научилась понимать и прощать вранье! Вранье и непорядочность.

— Твой самый радостный сон?

— Откуда ты узнал?! Совсем недавно приснился… Действительно радостный. С мужчиной связан, поэтому рассказывать не буду. Еще летаю во снах! А прошлой осенью я впервые прыгнула с парашютом! Я, которая панически боялась высоты! Что ты меня спрашиваешь про театр, карьеру, кино?! У меня было ощущение, что я в раю!

— Ответь на незаданный мною вопрос.

— Хочу сыграть леди Макбет! Сыграть женщину, которая ради мужчины готова на все!

— Ради мужчины?! Или все-таки ради себя руками избранного тобой мужчины?

— Ради того, чтобы своего самца сделать великим! Женщина всегда выбирает самого лучшего, сильного, достойного. Даже если этот человек менее значим, чем ты хочешь, женщина его непременно сделает великим. Если по-настоящему любит!

Передо мной сидит двадцатидевятилетняя красивая женщина, которая совсем скоро станет заслуженной, потом народной, сыграет множество больших ролей на сцене и в кино, станет мегапопулярной, чтобы однажды… посвятить себя мужу, семье, детям, внукам, правнукам… А я вспоминаю сумасшедшую Офелию с ошейником, в порванном платье и с колокольчиками в ушах, сыгранную шестнадцатилетней Наташей Швец! Мурашки по телу! Что-то их роднит.

Другие статьи этого номера