Эхо обрушения донжона

В «Славе Севастополя+» за 31 июля сего года опубликована статья «История, деньги и избирательный дождь». Ее автор, журналистка Анна Москаленко, изложила критические оценки первого заместителя председателя Севастопольской городской государственной администрации Владимира Казарина некоторых сторон деятельности руководства Национального заповедника «Херсонес Таврический». На минувшей неделе его генеральный директор Леонид Марченко и группа ведущих специалистов заповедника на проведенной пресс-конференции представили свои взгляды на поднятые в газете Владимиром Павловичем проблемы.Во вступительном слове Леонид Васильевич, в частности, заявил, что "ни в одном заповеднике, ни в одном музее такую работу, которую ведет наш коллектив, не проводят". "Херсонес работает так, — продолжал Леонид Марченко, — что в мире мало таких коллективов, чтобы можно было такую работу огромную с привлечением массы специалистов из России, из-за рубежа дальнего провести". "Я не говорю, — признался директор, — что у нас нет недостатков. Они есть. Надо их показывать, но очернить все и вся…"

В течение последней тридцатидневки отмечен всплеск общественного интереса, в том числе и средств массовой информации, к Национальному заповеднику "Херсонес Таврический". Он вызван печальным событием, произошедшим в ночь с 16 на 17 июля текущего года, — обрушением части башни-донжона, центрального объекта памятника археологии и архитектуры "Крепость Чембало". В одном из документов, предоставленном участникам пресс-конференции, крепость Чембало очень верно названа памятником мирового уровня.

По горячим следам одно заинтересованное лицо пыталось представить дело так, что донжон лишился всего ничего — части карниза. На самом деле масштабы разрушений гораздо серьезнее. 18 июля пострадавший памятник осмотрела специально созданная комиссия во главе с председателем Балаклавской районной государственной администрации В.Н. Сальниковым. Она пришла к выводу, что "тело" башни лишилось 15-18 процентов своего объема, то есть почти пятой части. Если же оценивать состояние второго, третьего этажей и свода, которых не касались руки реставраторов, то процент утраты гораздо выше — 50 процентов. Нижняя часть башни — талос, где потрудились реставраторы, — сохранилась целиком по всему периметру.

Авторитетная комиссия едва коснулась причин происшествия, больно ранившего сердца очень многих севастопольцев, в особенности балаклавцев. Обрушение части башни N 9, как говорится в протоколе заседания комиссии, произошло после "продолжительных осадков в виде дождя". Не только ураган и дождь, заметил Леонид Марченко, привели к частичному разрушению донжона.

Генеральный директор заповедника вспомнил для примера события обороны города-героя от фашистских войск. В 1941-1942 годах Генуэзская крепость оказалась в центре растянувшихся на месяцы ожесточенных боев. За стенами укрепления базировались подразделения защитников города. "Удивительно, как она не упала еще тогда", — заметил Леонид Васильевич о башне.

Не менее серьезные испытания ожидали Чембало, как это ни странно, в мирное время.

Журналистам было рекомендовано заглянуть в предварительное заключение Евгения Осадчего — авторитетного специалиста из "Укрниипроектреставрации". Евгений Иванович снискал авторитет на восстановлении некоторых объектов на территории заповедника. Он также автор проекта реставрации крепости Чембало.

"Предыдущее обрушение башни приходится на 1947 год, — пишет Е.И. Осадчий. — Причины его досконально не исследовались". По мнению опытного специалиста, шестьдесят с лишним лет назад стены донжона посыпались под воздействием рук человека. Определенная часть балаклавцев поднималась на Кастрон — Крепостную гору, как на работу. За стройматериалами. Точно так, как за тесаным античным камнем для Севастополя ездили во второй половине ХIХ века в Херсонес Таврический вскоре после Крымской (Восточной) войны. Почти за столетие в склонностях населения мало что изменилось. Камушки народ отковыривал из основания памятника. Однажды зимой 1947 года, чтобы облегчить его добычу, очень профессионально (разрушать мы умеем) в "тело" башни была заложена взрывчатка. Она ухнула так, что, по оценке Евгения Осадчего, донжон мгновенно скинул свыше 900 кубических метров камня. В полтора раза больше его было получено из северной оборонительной куртины.

В 1950 году в Балаклаве, видимо, нашелся достойный человек, который остановил вандалов. Обмеры памятника, осуществленные в 1954-м и 1991 годах, показывают практически одинаковое внешнее состояние донжона и некоторых других объектов средневековой крепости. Хотя за истекшие почти четыре десятилетия и ливни случались, и ураганы проносились, и морозы трещали. Следует признать, природные факторы оставляли, конечно, свой след на памятнике. Давал о себе знать все тот же так называемый человеческий фактор.

Выступая на пресс-конференции, Леонид Марченко не исключил возможного пагубного воздействия на "здоровье" памятника проводимых взрывов в карьерах Балаклавского рудоуправления имени М. Горького. Длительное время у подножия Кастрона, на месте снесенных якобы от грибка памятников архитектуры местного значения, скалу долбил мощный гидромолот. Кто без осуществленных замеров может теперь сказать, сотрясалась ли при этом вся гора вместе с башнями и стенами? И этот вопрос был задан в ходе пресс-конференции.

Еще в 2005 году, пишет в своей справке Е.И. Осадчий, "специалисты "Укрниипроектреставрации", приглашенные в Балаклаву руководством Национального заповедника "Херсонес Таврический", признали состояние средневекового сооружения не просто аварийным, а остроаварийным. Каково же может быть состояние памятника три года спустя после июльского катастрофического обрушения?

Коллектив Херсонеса Таврического и его генеральный директор имеют все основания гордиться постановкой дела реставрации и консервации дошедших до нас выдающихся памятников античности и раннего средневековья. Леонид Марченко так и заявил на пресс-конференции: "Наши главные усилия направлены даже не на исследование Херсонеса, а на его сохранение". С привлечением специалистов мирового уровня из-за границы. Реставрационная лаборатория приобрела широкую, можно сказать, международную известность. С участниками пресс-конференции Леонид Васильевич поделился масштабными планами деятельности руководимого им коллектива по созданию археологического парка. Было бы грешно его организацией не заняться. Ведь Севастополь — одно из немногих мест, если не единственное в мире, где сохранилось не только городище, но и обширные фрагменты его сельскохозяйственной зоны — хоры. В планах ученых Херсонеса Таврического — по возможности воссоздание там обстановки, максимально приближенной к той, в которой жили херсонеситы-земледельцы.

По словам генерального директора заповедника, археологический парк станет популярным как среди ученых, в том числе и иностранных, так и среди туристов. Проект Херсонеса Таврического одобрен Президентом Украины Виктором Ющенко. В соответствующий закон страны внесена строчка о создании археологических парков.

Раньше воплощение этой идеи у нас тормозилось волокитой с выделением участков, в почве которых сохранились памятники истории и культуры. Неоднократные, как заявил Леонид Марченко, обращения по этому поводу в городскую государственную администрацию положительных результатов не дали. И только городской совет принял решение о передаче прав Херсонеса Таврического на первые семь участков. В настоящее время, заявил Леонид Васильевич, оформляются государственные акты, которыми эти земли окончательно передаются в собственность заповедника. Были выражены надежда и уверенность, что под археологический парк отойдут 11 остальных участков. С генеральным директором Херсонеса Таврического был солидарен и выступивший на пресс-конференции председатель постоянной комиссии горсовета по вопросам культуры и туризма С.А. Бурштейн.

Как не порадоваться открывающейся перспективе многообещающего начинания, тем более что еще не иссякла вера в принятие обещанной государственной программы по развитию Херсонеса Таврического на 5-10 лет! Будет она — с большей долей уверенности можно будет сказать, что будет и археологический парк.

Чуть более месяца назад генеральный директор Национального заповедника "Херсонес Таврический" Леонид Марченко был награжден высокой государственной наградой — орденом Ярослава Мудрого, надо полагать, за разработку и внедрение новых приоритетных направлений деятельности руководимого им коллектива. В числе тех, кто поздравил Леонида Васильевича с высокой оценкой его труда, был и первый заместитель председателя городской государственной администрации Владимир Казарин. Пришло также и поздравление из-за океана — от коллеги и делового партнера в течение многих последних лет американца Джозефа Картера. Он, в частности, пишет: "Я с восхищением слежу за вашими успехами в получении актов на землю для участков хоры от украинского правительства. Одно лишь это достижение уже заслуживает наивысшего признания. Нет никаких сомнений, что вы попадете в историю как один из величайших директоров заповедника и как его второй основатель. Городище Херсонеса — сокровище мирового масштаба, а его хора имеет еще большее значение благодаря своей уникальности".

Необязательно посещать пресс-конференции руководства и ведущих специалистов заповедника, чтобы знать о его острых проблемах. Все они на слуху и на виду. Годами, например, море разрушает заповедные берега городища. Здесь же надлежит спасать готовую рухнуть девятую куртину…

Вернемся к башне N 9 крепости Чембало. В Херсонесе Таврическом, скорее всего, ее одну признали остроаварийной. Остроаварийной — не сегодня, не вчера, а, как пишет в своей справке Е.И. Осадчий, в 2005 году, то есть три года назад. Какой должна быть реакция на столь тревожные выводы знающих свое ремесло специалистов "Укрниипроектреставрации"? На что ушли три года усилий Л.В. Марченко и подчиненных ему должностных лиц? Тем более что заповедник — действительно настоящий лидер в деле реставрации и консервации памятников истории и культуры.

В 2004 году Балаклава широко отмечала 2500-летие со дня своего основания. Под заслуживающий уважение юбилей городку у лазурной бухты кое-что перепало, в том числе были обещаны и 2,5 миллиона гривен на приведение в порядок объектов памятника мирового уровня "Крепость Чембало". Отдельной, как говорится, строкой. Но, утверждает Леонид Марченко, фактически в установленные сроки поступило 400 тысяч гривен. В следующем году немало усилий потребовалось, чтобы выхлопотать в столице еще 800 тысяч гривен, далее — 1,2 миллиона гривен.

Тендер на спасение крепости Чембало, в том числе и его главного объекта — донжона, выиграла известная в городе строительная фирма "Стандартстрой". Ее глава Андрей Григоров также сделал на пресс-конференции заявление и рассказал о созданном на ближних подступах к объекту городке реставраторов, о проложенных пешеходных и рельсовых коммуникациях. На долгие три года башня-донжон оделась в леса.

Что сегодня можно увидеть в крепости и на подступах к ней? Лестница из железобетонных маршей на месте, рельсы подъемников — тоже. На площадке мобильного городка реставраторов — ни забора, ни вагончиков… Маячит лишь будка выгребного нужника. Башня-донжон сбросила обветшавшие за три года леса аккурат незадолго до обрушения. Андрей Григоров, правда, сообщил участникам пресс-конференции о том, что леса монтировались исключительно для того, чтобы провести необходимые исследования и обмеры объекта, что и было выполнено.

Со своей стороны Леонид Марченко сказал журналистам, что вначале "Укрниипроектреставрацией" был предложен эскизный, затем и рабочий проект реставрации.

"Почему этим занимались два (а не три? — Авт.) года?" — поставил вопрос ребром Леонид Васильевич. Сам он на него и ответил. По его словам, больше времени потребовалось из-за сложности поставленных задач. Никто не ведал, как спасти эту башню. Примерно 600 лет этим никто серьезно не занимался.

"Как всегда, не ко времени начал ощущаться недостаток финансирования. Мы попросили наше министерство выделить на выполнение аварийно-реставрационных работ минимум 3,8 миллиона гривен, — сообщил на пресс-конференции Леонид Марченко, — нам перечислили всего миллион пятьдесят тысяч гривен".

Из этой суммы, предположительно, ни гривны не было потрачено на проведение работ на крепости Чембало. Все деньги израсходовали на городище, на ликвидацию угрозы обрушения девятой куртины.

"Мы не сидели сложа руки, — продолжал генеральный директор. — Я пять раз побывал в Киеве, где имел встречи в различных высоких инстанциях, в том числе в родном министерстве и в Кабмине… Удалось выхлопотать четыре миллиона субвенции, в том числе на восстановительные работы на Чембалло. Эти средства уже в городе. Заказчиком работ на крепости Чембало, как это и положено, выступит управление капитального строительства городской государственной администрации. Вместе с УКС мы, хочется верить, оперативно определим, кто будет подрядчиком".

Но на ликвидацию последствий обрушения требуется более семи миллионов гривен. Нехватку средств частично покроют со спецсчета заповедника. Здесь дорог не то что каждый день, а каждый час. Сложившаяся обстановка не отпустила для нового на очередные три года витка раскачки. "Ожидать очередного ливня мы не можем, — заявил Леонид Марченко. — Будут деньги, не будет денег, а работать надо".

На пресс-конференции, а также в предоставленных журналистам информационных документах был поднят ряд других вопросов. Нам, например, стало известно, что входная плата для посетителей "Херсонеса Таврического" не поднималась в течение нескольких лет. В этой области проводится гибкая ценовая политика в отношении граждан различных категорий. Учтены, например, интересы жителей улиц, расположенных в непосредственной близости от заповедника: Ульянова, Шостака и других. Для них введены абонементы на вход на территорию Херсонеса — как месячные, так и выходного дня. Горожанам отдельных категорий выдано 1800 пропусков. Максимально учтены запросы прихожан Владимирского собора. Правда, иногда возникают вопросы к людям, которые представляются верующими, но с надувными матрацами в руках шествуют на дикий пляж.

Сравнительно недавно финансово-хозяйственная деятельность заповедника тщательно проверена специалистами Счетной палаты Верховной Рады, составленный ими итоговый акт хоть и занял несколько десятков страниц убористого текста, но нарушений в нем не зафиксировано.

"Благотворительный фонд "Поддержка Херсонеса" создан как севастопольское учреждение, — говорится в пресс-релизе, подготовленном для участников пресс-конференции. — Оно функционирует в правовом поле Украины, выплачивает все налоги в госбюджет и финансирует те проекты, которые являются новаторскими для отечественных музеев".

В 2007 г. научные сотрудники заповедника продолжили разработку основных научных тем по истории Херсонеса в античный и византийский периоды по 17 направлениям. Подготовлено для публикации 17 статей, проведены археологические исследования на 14 объектах, в том числе в Болгарии…

Археологические исследования Херсонеса и его округи ученые заповедника проводили как самостоятельно, так и совместно с другими научно-исследовательскими и учебными учреждениями Украины, России, Польши, США. Продолжены были работы по научно-исследовательскому украинско-польскому проекту "Топография Херсонеса Таврического" совместно с Университетом им. Адама Мицкевича в Познани, сотрудничество с Государственным Эрмитажем (Россия) и Крымским филиалом ИА НАН Украины по программе исследования крепости Чембало и жилых кварталов северо-восточного района Херсонеса, с Институтом классической Археологии Техасского университета в г. Остин (США) по программе исследования жилого квартала в южном районе Херсонеса…

Научные сотрудники заповедника приняли участие в международных проектах за рубежом, а также в работе 19 международных конференций в Украине, России, Болгарии, Турции, Австрии, Хорватии. На базе заповедника проведены IX Международная крымская религиоведческая конференция совместно с Ягеллонским университетом (г. Краков, Польша) и Международная крымская конференция по церковной археологии совместно с Крымским филиалом ИА НАНУ.

Все это, повторимся, очень важно. Но, как представляется, все же сегодня нет важнее проблемы, чем состояние крепости Чембало. Ее по существу обошли вниманием еще специалисты по реконструкции и консервации дошедших до нас памятников истории. Между тем и комиссия В.Н. Сальникова, и признанный авторитет из "Укрнии-проектреставрации" Е.И. Осадчий единодушны в том, что угроза нового обрушения вполне реальна. "Оставшаяся часть башни-донжона сегодня существует точно в таких же, очень опасных, условиях, — пишет в своем заключении Евгений Иванович, — ее обрушение возможно в любой момент! Но при этом обломки могут накрыть жилые дома у подножия Крепостной горы".

Не отпущено времени на споры, удовлетворение амбиций, раздумья.

Другие статьи этого номера