Нескончаемая цепь причинности

Василий Павлович Гоч.

Родился 3.08.1953 г. в Украине. Руководитель Научной школы причинности.

Доктор биологических и технических наук, профессор ЮНЕСКО, почетный профессор Азербайджанского международного университета (г. Баку), почетный доктор Международного университета франкоговорящих (Брюссель-Женева), действительный член Украинской академии наук, Европейской академии естественных наук (Ганновер), Академии медико-технических наук (АМТН) Российской Федерации, Международной академии энергоинформационных наук (МАЭН) и Международной академии проскопических наук им. М. Нострадамуса, почетный генеральный директор Международного биографического центра (IBC, Кембридж, Великобритания), заместитель управляющего Американского биографического института (ABI), сенатор Мирового конгресса наций ABI.

Автор 302 научных трудов, обладатель 19 патентов на изобретения в области медицины, биологии и психологии, 41 свидетельства об авторском праве, автор 63 монографий по теории причинности, физике и хронологии времени, философии, эниобиологии, математике, филологии и языковедению, изданных общим тиражом более 500 тыс. экземпляров.

Под руководством В.П. Гоча с 2000 года защищены 18 докторских и 35 кандидатских диссертаций в области философии, биологии, психологии, социологии, педагогики, искусств, экономики, теории государства и права, энергоинформатики.

Награжден тремя Гран При, 45 золотыми, 28 серебряными, 18 бронзовыми медалями и 14 специальными призами на международных выставках инноваций, исследований и новых технологий (Брюссель, Будапешт, Бухарест, Женева, Куала-Лумпур, Клуж-Напока, Кишинев, Москва, Одесса, Севастополь, Яссы), в том числе призом первого вице-премьера, министра внутренних дел Бельгии ("Эврика-2005"); двумя золотыми медалями и Гран При Института Совета Европы по содействию развития предпринимательства (Брюссель, 2000, 2001, 2007); полный кавалер ордена Почетной ленты Бельгийской палаты изобретателей (2000-2006); награжден золотой медалью Московского государственного технического университета им. Н. Баумана (2008); медалями Международного конкурса "Экологически безопасная продукция" (Москва, 2006); за смелость мысли Международной академии авторов научных открытий и изобретений (2007); имени академика С.П. Королева (РФ, 2007); Святого Георгия Победоносца "За целительскую честь и доблесть" (РФ, 2006); орденом Святого Николая Чудотворца III степени (Украина, 2007) и другими орденами и медалями.

Лауреат международной премии "Профессия — жизнь" в номинации "За личный вклад в развитие традиционной народной медицины" (РФ, 2006), премии Украинской академии наук (2007); им. А. Чижевского (РФ, 2003), им. В. Вернадского (РФ, 2005) и победитель I Международного конкурса "Профессионал здоровья" (Санкт-Петербург, 2007). Дважды лауреат Всероссийского выставочного центра, удостоен званий: "Лучший целитель третьего тысячелетия" (РФ, 2003) и "Мэтр науки и практики" (РФ, 2007); заслуженный деятель народной медицины России (2006).

Провозглашен ABI Человеком 2005-го и 2007 годов, НОО "Здоровье" (Россия, 2007) учредила медаль имени В.П. Гоча за духовный и сакральный вклад в развитие человеческой цивилизации. Признан IBC одним из 100 лучших ученых 2007 года. За вклад в теорию пространства и времени награжден Алмазом Да Винчи (IBC, 2007)…

(из книги "История Севастополя в лицах…")

Вилла Василия Гоча высится в пригороде Севастополя. Окнами всех этажей она смотрит на село, лесистые горы, нарядную долину, рощицы. За железными воротами и высоким каменным забором — мощеный двор, флигелек, колодец, беседка, бассейн. Вокруг стерильная чистота, ничего лишнего. На день за надежную решетку помещен устрашающего вида "кавказец". Овчарка очень волновалась в первые минуты нашего в чем-то сумбурного, неожиданного для обоих первого разговора в апреле прошлого года.

Тогда я ведать не ведал о богатом послужном списке Василия Павловича. Но все указывало на неординарность личности судьбой посланного мне собеседника. Ни до, ни после мне не доводилось ощущать от воздействия людей ничего подобного, нечто совершенно необъяснимое новое, как от Василия Гоча. Он казался мудрецом, отшельником совершенно из неведомого мира.

Мы сидели под крышей беседки. Я занял пластмассовое кресло. Василий Павлович, напротив, через столик, едва-едва раскачивался на подвесной скамье. Ему и самому, как показалось, было любопытно взглянуть на человека оттуда, из мира, и перекинуться с ним словом-другим. Я попросил Василия Гоча дать интервью. Он вежливо, но твердо отверг мое предложение.

Спустя год я открыл выпущенный к 225-летию города фолиант "История Севастополя в лицах…" С одной из его страниц с крохотной фотографии с тем же любопытством, что и прошлой весной, на меня смотрел… Василий Павлович. Ну как было не предпринять попытку попросить его о новой встрече? Тут же сел за письмо, наудачу: так, мол, и так, не откажите. Тем более на пороге своего 55-летия. Повод как-никак. Да и любопытно было еще раз взглянуть, послушать человека, включенного в первую сотню лучших ученых мира 2007 года, человека, в честь которого где-то выбита медаль, человека, именем которого за океаном учреждена премия, и так далее и тому подобное. Кто из журналистов устоял бы перед таким искушением?

Признаться, я ни на что не надеялся, получив в прошлом году отказ. Но на всякий случай указал в письме номера телефонов — рабочего и домашнего. В один из июльских вторников где-то после 20.00 раздалась трель домашнего телефона: "Приезжайте завтра". — "А нельзя ли не завтра, в среду, а в четверг?" Надо же, думаю, подготовиться к разговору, собеседник непростой. "Нет нельзя. У меня назначен прием у стоматолога, — последовал ответ, — можно в таком случае либо в понедельник, либо во вторник". Сошлись на понедельнике.

Знакомые с прошлого года металлические ворота на мой звонок открыл Василий Павлович. Те же мощеный двор, флигель, колодец, бассейн, вольер с "кавказцем". На сей раз собака лишь дважды тявкнула басом. Я повернул было к обжитой беседке. Но хозяин пригласил в дом.

В просторной прихожей с зеркальным потолком предложил шлепанцы. По крутой лестнице взошли наверх, то ли на второй, то ли на третий этаж, где расположен кабинет Василия Павловича.

Кабинет — относительно небольшая комната. От стены до стены вытянулся рабочий стол. На нем установлен компьютер со всей сопутствующей ему аппаратурой. Два кресла на роликах. Для разрядки спросил:

— Наверное, острая боль вынудила обратиться к стоматологу?

— Нет-нет. Плановый профилактический осмотр.

— Надо же! Большинство из нас бежит в зубоврачебный кабинет после того, как щеку разнесет.

Мой видавший виды диктофон уже был включен.

— Василий Павлович, наблюдая завалы пластиковых бутылок, разовой посуды, упаковки на суше и в море, честное слово, перестаешь радоваться прогрессу, научным достижениям. Мусор — так, для примера. Известно, как терзали свои души величайшие ученые, изобретения которых, скажем, в области ядерных технологий, люди, прежде всего политики, использовали во вред обществу, цивилизации. Может, ученым полезно поработать, как говорится, "в стол" до тех пор, пока люди созреют использовать научные открытия себе на пользу.

— Уровень науки, который я разрабатываю, относится к далекому будущему…

— Читал, что где-то в пещерах Гималаев тысячелетиями дремлют посвященные — самати. Они якобы пребывают в глубоком сне до тех пор, пока людям потребуются их знания.

— Если они в самом деле есть, то Вселенная прошла мимо них, а они того не заметили. Так вот, результаты моих наработок ориентированы на далекое будущее. Но и сейчас есть люди, которые готовы их воспринимать. Иногда стоит годы трудиться ради нескольких человек. Нельзя просто так закрыть знания, ибо потеряешь истину.

— Что является предметом ваших научных интересов?

— Если очень кратко, то теория причинности.

— Причинности чего?

— Каждое следствие имеет свою причину. Это в основе нашего мироздания. Об этом в Книге книг — Библии — говорится. Ваш отец, возможно, ел кислый виноград, а у вас оскомина. Я собрал накопленные человечеством знания, изучил, научно обработал то, что было скрыто, и разработал методику возможного влияния на причины, дабы оптимизировать следствия.

— Очень сложно…

— А вы взгляните, пожалуйста, на пришедшие сегодня по почте из Казахстана документы…

Документы — это отзыв, отпечатанный на цветном бланке госучреждения "Государственный лесной природный резерват "Семей Орманы" комитета лесного и охотничьего хозяйства Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан, подписанный его генеральным директором П.Н. Струковым.

Но пока отложим отзыв в сторону. Обратимся к тексту составленного акта. Им директор Семипалатинской лесосеменной станции В.А. Шахова, начальник отдела вопроизводства природных комплексов резервата "Семей Орманы" С.А. Муртазин и начальник отдела науки, информации, экологического просвещения и мониторинга Н.Е. Некрасова свидетельствуют об удивительных результатах. Там, в Казахстане, 12 марта сего года сеяли сосны: обыкновенную, крымскую и кедровую европейскую по разработанной не без участия В.П. Гоча так называемой причинно-рунной технологии и так, как привыкли всегда. Опытные посевы, скажем так, по Гочу, дали сеянцы сосны кедровой европейской высотой 29,2 сантиметра, а стандартная технология дала сеянцы высотой десять сантиметров, длина корней в первом и во втором случаях — 20,2 и 8 сантиметров, прироста соответственно — 9 и 2 сантиметра. Подобный контраст в показателях зафиксирован и по сосне обыкновенной, и по сосне крымской. Еще более поразительные результаты показали проведенные 12 апреля и 12 мая второй и третий посевы деревьев тех же пород и сортов.

Никаких исключений для опытных участков по сравнению с контрольными, если не считать, что в первом случае на контейнеры с семенами были нанесены руны, что отмечено в акте.

П.Н. Струков в своем отзыве отмечает еще сократившееся число случаев возгораний, уменьшение количества самовольных порубок, заметное снижение и числа популяции вредителей леса. "Мы выражаем вам благодарность за помощь, — пишут В.П. Гочу из Казахстана, — и надеемся на дальнейшее сотрудничество". Василий Павлович кивнул на книжный шкаф со скоросшивателями на отдельной полке.

— Такими отзывами и актами у меня папки переполнены.

— Потрясающе! Василий Павлович, а какие задачи ставятся в ходе проведения по вашей инициативе в Севастополе Международного салона изобретателей и новых технологий "Новое время" и Международного конкурса инноваций и разработок?

— С 2005 года эти мероприятия проходят в нашем городе ежегодно. Их участники считают свою миссию выполненной, если удастся открыть имена новых интересных людей, показать несомненно высокий потенциал нашего города.

— Жить и творить результативнее в провинции, как вы, или в крупных научных центрах?

— Как-то один человек поехал в знаменитый Шаолиньский монастырь. Его там спросили: "Почему вы едете к нам? Ведь самое интересное делается в Крыму. Наш полуостров — отнюдь не провинция, а центральная точка планеты. Крым, Причерноморье — места зарождения всех языков. Один этот научный факт говорит о том, что здесь место рождения чего-то нового.

— Вы окончили общеобразовательную школу в Севастополе?

— Нет на своей малой родине, на Ровенщине. В Севастополе я окончил судостроительный техникум и приборостроительный институт — так в мои студенческие годы называли нынешний Севастопольский национальный технический университет.

— Когда вы осознали свои способности к исследовательской, научной деятельности? Или эти способности отметили взрослые?

— Это наблюдалось с детства. Старшие отмечали мой интерес к тому, что происходит в природе, в выборе книг для чтения.

— Кого считаете своими учителями?

— Назову ученого-астронома из Пулковской обсерватории Козырева. Им разработана теория о взаимодействии пространства и времени. Они напрямую воздействуют на все живое. Козырев помог создать теорию причинности. Учиться никогда не поздно. В настоящее время я плодотворно сотрудничаю с киевлянином доктором философских наук Кулиниченко.

— Наука для ума, а что остается для души, эмоций?

— Эмоции? Это отпадает, поскольку при определенном уровне сознания они уходят на второй план. Такое грубое средство воздействия на эмоции, как, скажем, громкая ритмическая музыка, бьет, ее тяжелее переносить. Для души остается, например, общение с близкими, друзьями.

— А общение с природой?

— Находясь здесь, я не вижу особой разницы: выйти в лес или сидеть в кабинете. Понятие природы так глубоко, что ощущается в крупном городе.

— Как вы планируете год, месяц, день?

— Планы расписаны по дням на два года вперед. В то же время каждый день предполагает моменты, которые дарят ощущение свободы. Я свободен.

— А что на выходе?

— На выходе, как вы выразились, найденные новые подходы в математике, философии, социологии, медицине.

— Вы, Василий Павлович, признаны как народный целитель. Какое применение получили ваши наработки в этой области?

— Целительство — это как пожарные меры. Если человек заболел, отменять медицину нельзя ни в коем случае. Лично я не обращаюсь к врачам уже четверть века.

— Кроме стоматологов, в чем я убедился.

— Кроме стоматологов. Зубы — это отдельно. Но порой охватывает недомогание: дискомфорт, чрезмерная усталость, болевые ощущения…

— И что вы делаете?

— Смотрю форму поля. Гармонизирую его. Это работы мыслью, только мыслью.

— Приходилось кому-либо помогать?

— Приходилось.

— А с улицы к вам может страждущий прийти?

— Исключено. Приема нет.

— А все-таки…

— Президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов успел спросить Вангу, как ему помочь оздоровить свой народ. Она назвала ему мое имя, хотя я никогда не встречался со знаменитой болгарской прорицательницей. По своим каналам Кирсан Илюмжинов отыскал меня. Одиннадцать лет я курировал работу построенного в Элисте центра народной медицины, где готовил кадры, вел прием больных.

— Чему удивляетесь в жизни?

— Самой жизни. Жизнь удивительна тем, что она тотальна, вечна. Она занимает все, что можно занять. Видели, травка толстенный асфальт пробивает?

— Что вас возмущает?

— Безобразное отношение людей к месту, где живут. Кучи мусора вокруг — дело рук многих из нас. Человек, который загаживает все вокруг, не будет иметь денег. Так и напишите в газете, может, кто-то одумается.

— Почему выбрали это село для жительства?

— Вышло само собой. Я не выбирал. Мне предложили.

— Вы почувствовали, что это то, что надо?

— Несомненно. Выбора не было и других вариантов я не искал.

— Поделитесь, пожалуйста, своим любимым изречением.

— Кант сказал, цитирую по памяти: "Труд является активной частью мозга, выдвинутой наружу".

— Есть ли этажи интеллекта, познания и люди на этих этажах?

— Знания воздаются каждому по способностям и по вместимости его сознания, то есть по готовности воспринимать новое. Как только человек не хочет или теряет способность брать новое, дальше он пойдет по жизни как исполнитель, что тоже многого стоит. Но рождать новое этот человек не будет.

По простоте душевной я предложил Василию Павловичу наполнить бокалы сухим вином, прихваченным на всякий случай. Выпить, так сказать, за его юбилей.

— Не пью, вообще в рот не беру. Такие продукты, как вино, выводят организм из равновесия.

— Но ведь вино — это продукт творчества виноделов. Не обделяете ли вы себя, отказываясь отведать фужер искристого напитка?

— Человек обделяет себя тогда, когда не чувствует жизнь. В Библии сказано: "Будьте, как дети". Надо первый снег воспринимать радостно, восторженно, как это умеют дети. Если же вы брюзжите по поводу того, что предстоит сгребать тот снег лопатой, или злитесь по поводу припустившегося, как вам кажется, не вовремя дождичка, — жизнь вы уже не чувствуете. И никакое вино не вернет вам свежесть ее восприятия.

К концу интервью удалось оглянуться в кабинете ученого по сторонам. На столах, в шкафах, на подоконнике, на стенах размещено немало вещиц. Василий Павлович обратил внимание на керамические стаканчики с отверстиями. По словам хозяина дома, помещенные в топливные баки автомобиля, они способствуют экономии горючего. На нижней полке шкафа отведено место неведомым штукенциям. Василий Гоч назвал их некими гармонизаторами пространства комнаты. Одна из учениц Василия Павловича подарила ему изготовленные кружочки с рунными знаками. Это под стаканы. Через время их содержимое, скажем, вода из пруда, по утверждению Василия Павловича, претерпевает изменения, в том числе и химические. Бред? В таком случае нам не следует верить светилам из-за рубежа, которые приняли идеи В.П. Гоча и его последователей.

На фотографии крупного формата Василий Павлович запечатлен на горе Арарат. За его спиной, как он свидетельствует, засняты остатки Ноева ковчега. Макет корабля стоит и на тумбочке. В его крытом трюме хранится частица окаменевшего дерева корабля Ноя. На окошке обращает на себя внимание чернеющая статуэтка льва, изготовленная из спрессованного пепла Везувия. Почти рядом — бесформенный кусок гранита. Он привезен с принадлежащего Эстонии в Балтийском море скалистого островка. Шведскими учеными достоверно установлено, что там нашел вечный покой дошедший туда тюркский воин Один.

— Вокруг море холоднющее, кости ломит, — свидетельствует Василий Гоч. — А в одном известном мне местечке вода теплая, настолько мощна энергетика Одина.

На том островке по уже установившейся традиции Василий Павлович бывает в каждый очередной день своего рождения.

Другие статьи этого номера