Наследие городского головы

В один из дней прошлой недели просторный зал библиотеки имени Л.Н. Толстого заполнили многочисленные гости. Ее добрая хозяйка, заслуженный работник культуры Украины Т.А. Эссин, обращаясь к ним, поделилась планами к следующему лету оборудовать помещение системой искусственного климата. Но испепеляющий зной все-таки не остановил людей в стремлении прийти сюда на очередное проводимое в библиотеке мероприятие. Ведь оно было посвящено 100-летию памяти севастопольского городского головы А.А. Максимова.Богатейшую на события историю города творили ярчайшие личности. По праву они увековечены в бронзе, в названиях площадей, проспектов, улиц Севастополя. Сквозь толщу времени, перегородки формаций социального устройства государства, вопреки проводившейся в течение десятилетий политике запрета на отдельные массивы памяти людской в наше сегодня пробилось имя Алексея Андреевича Максимова. И как радостно, что мы можем с благодарностью и восхищением произносить его.

Как не благодарить Алексея Андреевича, не восхищаться его делами! Читаем текст выпущенного Ленинским районным в Севастополе советом и активом Фонда истории и культуры имени Геннадия Черкашина к 100-летию памяти А.А. Максимова буклета. В нем говорится о том, что Алексей Андреевич построил в городе самый крупный на Черном море Александровский сухой док для кораблей 1-го ранга. Это сооружение используется до сих пор. Сегодня мы любуемся также архитектурой Музея Черноморского флота. К его возведению напрямую причастен А.А. Максимов, как и к восстановлению разрушенного в период первой обороны Севастополя в 1854-1855 гг. Петропавловского собора. За свой счет Алексей Андреевич построил больничную церковь и храм Рождества Христова в Георгиевском монастыре. Памятник Затопленным кораблям поднимали в период, когда представительную ветвь власти возглавлял А.А. Максимов. Заложенный им за городом на неудобьях парк современники ставили в один ряд по красоте и богатству коллекции с лучшими парками Южнобережья.

До глубины души трогает так называемая именная койка в городской больнице. Помещенного на ней страждущего ставили на ноги целиком за счет средств городского головы. Его благотворительность не ведала границ. Малоимущим гражданам он отпускал кредиты. Хотя они были беспроцентными, все равно не все заниматели возвращали деньги. Под рукой Алексея Андреевича всегда были знающие адвокаты. Но ни разу им не поручалось возбуждать в суде дело против должников. Домики, построенные гражданами на деньги А.А. Максимова, до сих пор стоят вдоль Лабораторного шоссе. Талантливых детей из семей земляков со скромным достатком тоже обучали за счет мецената. Алексей Андреевич был членом попечительского совета женской гимназии и попечителем Константиновского реального училища.

После такого неполного списка добрых дел трудно себе представить А.А. Максимова, швыряющего деньги на разухабистые увеселительные мероприятия.

О политических взглядах городского головы могут дать представление хотя бы два факта. Во времена А.А. Максимова город избежал распространенных в те годы в России погромов на этнической почве. После кровавых событий осенью 1905 года у стен севастопольской тюрьмы городской голова направил в Петербург на имя главы правительства Витте телеграмму с выражением протеста против расстрела военными участников манифестаций.

В библиотеке хлопотами ее сотрудницы А.А. Богодуховой была оформлена замечательная выставка книг, материалов, газет, журналов об Алексее Андреевиче. О главных вехах его жизни рассказал Аркадий Чикин — автор книг, посвященных А.А. Максимову, Максимовой даче.

Неподдельно взволновало зал присутствие на мероприятии представителей крымской и московской ветвей рода А.А. Максимова: внучки Н.Н. Астанькович, праправнучек Е.Н. Астанькович, Д.А. Морозовой и Е.В. Морозовой, праправнука К.В. Сложеникина и других.

Н.Н. Астанькович прочитала отрывок из своих воспоминаний, над которыми она работает. Наталья Николаевна рассказывает в своем сочинении о своей матери — младшей дочери А.А. Максимова — Вере Алексеевне, о семейных преданиях.

Дочь Н.Н. Астанькович Елена Леоновна села за пианино. Она исполнила мелодичную песню собственного сочинения. Как было не вспомнить, что и А.А. Максимов сам научился игре на рояле, в его семье почти все любили музицировать.

Прапраправнучка Алексея Андреевича москвичка Дарья Морозова сказала корреспонденту "Славы Севастополя+", что это не первый ее приезд в город далекого предка. Но только сейчас она побывала на Максимовой даче. Вид ее оставил смешанное чувство: и восхищение тем, что еще дошло до нас, и глубокую горечь о безвозвратно утраченном. Даша говорила со знанием дела, ведь она учится в колледже академии туризма.

Вечеру в библиотеке имени Л.Н. Толстого предшествовали другие мероприятия насыщенной программы, посвященной 100-летию светлой памяти А.А. Максимова: богослужение в Петропавловском соборе, возложение цветов к месту захоронения Алексея Андреевича, поездка на Максимову дачу.

Днем раньше на Максимовой даче состоялась акция по санитарной очистке территории. Там же был открыт информационный знак со словами: "Усадьба городского головы Севастополя начала ХХ века Максимова Алексея Андреевича. Памятник истории градостроительства и садово-паркового искусства "Максимова дача".

Будем откровенны: многим нашим преуспевающим современникам А.А. Максимов пока чужд по образу жизни и поступкам. Но не им принадлежит будущее. Лучшие перспективы имеют такие по натуре люди, как те, кто в свое время разрушенный вандалами склеп А.А. Максимова восстанавливал, кто заботился об отливке информационного знака, кто субботник организовал, кто приезжих гостей обедом угостил, кто не отпустил их домой без памятных сувениров. В наследство нам Алексей Андреевия оставил традиции благотворительности, добра, любви к городу. Хорошо, что есть те, кто эти традиции приумнажают.

Член правления Фонда истории и культуры имени Геннадия Черкашина А.В. Якушева считает, что мероприятия, посвященные 100-летию памяти А.А. Максимова, ознаменуют начало большой работы по исследованию, пропаганде лучших традиций городского самоуправления, по выявлению его ярких представителей, к которым, несомненно, и принадлежал Алексей Андреевич Максимов.

Другие статьи этого номера