Более 30 процентов территории Севастополя относятся к природно-заповедному фонду. В то время как в Украине таких площадей меньше 5 процентов. Как же мы распоряжаемся этими уникальными землями?

Вопросы экологии и защиты окружающей природной среды по-прежнему остро стоят на повестке дня. Севастополь, хотя и находится в благодатном южном регионе на берегу теплого моря, вовсе не является исключением. Экологических проблем в городе предостаточно. О них мы ведем разговор с начальником государственного управления охраны окружающей природной среды в Севастополе В.В. ЗАВГОРОДНИМ. — Владислав Валерьевич, исполнилось 100 дней вашего нахождения в новой должности во главе госуправления. Естественно, уже четко определились наиболее острые точки городского природопользования, выявились основные проблемы и начались конкретные действия. Что бы вы выделили в первую очередь?

— В госуправление охраны окружающей природной среды в Севастополе поступает большое количество обращений и жалоб севастопольцев, значительная их часть связана со сносом зеленых насаждений. И это понятно: Севастополь был, есть и должен оставаться одним из самых зеленых городов Украины. Наша задача не только сохранить свое богатство, но и приумножить его. Ваша газета уже писала об этом, но я хочу еще раз подчеркнуть: развитие городского зеленого хозяйства, надлежащее содержание, охрана и восстановление зеленого хозяйства являются одними из самых важных мероприятий по обеспечению нормативного состояния окружающей природной среды в нашем городе.

— Почему же в городе уничтожается много зеленых насаждений?

— Есть несколько причин. Основная заключается в том, что деревья устаревают. Есть усохшие, аварийные насаждения, они создают угрозу безопасности — для пешеходов, для уличного движения. Важно понимать, что любое дерево как живой организм имеет свой срок. Мы считаем, что две трети деревьев удаляются из благих намерений, по установленному порядку, с участием районных администраций, общественности. Второе: понятно, что город развивается, уплотняется застройка, в частности, в границах газонов, зеленых зон, лесопосадок. В связи с этим принимаются решения, связанные с выделением земли. Мы хотим, чтобы все севастопольцы знали: мы выполним свою задачу и сможем спать спокойно, если будем уверены, что взамен одного снесенного дерева посажено три-четыре-пять компенсационных.

— Но ведь даже невооруженным глазом видно, что площади и количество насаждений уменьшаются, что за последние годы не заложено ни одного нового парка или сквера!

— К сожалению, это так. Восстановление идет в основном за счет кустарников, их посажено в восемь раз больше, чем снесено. В то же время компенсационных посадок деревьев значительно меньше, ниже объемов их сноса. Вот почему сейчас мы будем уделять пристальное внимание проектам благоустройства. Каким будет город лет через пять, сколько и каких площадей заложено под насаждения, можно сегодня проследить по представляемым ныне документам. Именно такие задачи ставит перед нами министерство. Вот почему все рабочие проекты, которые проходят через нас, будут согласовываться только с учетом масштабного озеленения. В связи с этой задачей необходимо провести паспортизацию объектов благоустройства, инвентаризацию зеленых насаждений, которые находятся на территориях, закрепленных за предприятиями, организациями, учреждениями всех форм собственности, уличного озеленения. В некоторых районах — Ленинском, Гагаринском — эта работа проведена, но в целом комплексно программа не решена. Вообще же надо подчеркнуть, что в отличие от многих других управлений мы привлекаем к этому процессу общественность — во исполнение Орхусской конвенции о доступе к информации. Это дело общее. На стадии выбора земельных участков, при согласовании проектов землеустройства по отводу участков госуправление всегда исходит из условий максимального сохранения зеленых насаждений в соответствии с законодательной базой. И при этом прислушивается к разумному голосу горожан.

— Строительные площадки развиваются и вширь, и вглубь, и далеко не всегда понятно, что делается за высокими заборами. Что это — неизбежные издержки строительства?

— Все мы хотим видеть наш город современным, развитым, чтобы сюда приходили инвестиции, создавались новые рабочие места, строились новые предприятия. Но при этом необходимо придерживаться природоохранного законодательства, над чем мы и работаем совместно с правоохранительными органами. Задача госуправления как раз и заключается в том, чтобы был сохранен этот баланс, найти для города гармонию. Севастополь — уникальный регион. У нас более 30 процентов территорий относятся к природно-заповедному фонду. Для сравнения: в целом по Украине это всего около 5 процентов. По Европе — порядка 15-17 процентов. Всего у нас 11 заказников. Из них четыре имеют статус общегосударственного значения: Байдарская долина, мыс Айя, мыс Феолент, бухта Казачья. Остальные относятся к памятникам местного значения: Ушакова балка, мыс Лукулл, мыс Сарыч, Херсонес Таврический и т.д.

— С какими проблемами сталкивается госуправление в развитии природно-заповедного дела?

— Самая главная проблема заключается в том, что границы природно-заповедного фонда полностью не определены. Здесь мы отстаем. Если границы семи объектов природно-заповедного фонда местного значения вынесены в натуру и обозначены соответствующими типовыми охранными знаками и информационными щитами, то, к сожалению, границы государственных заказников не выведены. Из-за отсутствия центрального финансирования эта работа не проводится. А когда не установлены четкие границы в плане согласований по земельным вопросам, возможны различные злоупотребления. Для того чтобы процесс землепользования по Севастополю протекал в законодательных рамках, нам требуется этот вопрос ставить и доводить до конца. Недавно был подписан указ Президента о создании в Крыму национального заповедника на мысе Тарханкут. Мы этому очень рады и понимаем, что заповедник — плод работы не одного дня, специалисты занимались этим несколько лет и вот пришли к такому результату. В Крыму есть и другие подобные наработки, и нам, конечно, нужно вплотную приступить к этой работе, чтобы у нас в ближайшие годы было не только 11 заказников, а хотя бы один-два национальных парка.

— Владислав Валерьевич, насколько я помню, речь о создании национального заповедника в Байдарской долине шла лет десять назад. Почему все так затянулось?

— Должна быть разработана программа, должна вестись системная работа не на местном, а на государственном уровне. Мы хотели бы создать национальный парк на базе существующих ландшафтных заказников общегосударственного значения "Байдарский" и "Мыс Айя" общей площадью 25 тысяч гектаров, со своей администрацией, современными методами наблюдения и ухода, чтобы, например, можно было бы с воздуха, с вертолета и с моря, с катера вести наблюдение, кто занимается браконьерством, кто незаконно ловит рыбу, кто уничтожает деревья. Создание такого парка — трудоемкая, не сиюминутная работа, однако приоритетная. В наших перспективах — создание регионального ландшафтного парка "Гераклея" на приморской территории Гераклейского полуострова между Балаклавской и Казачьей бухтами, организация ландшафтного ботанического заказника местного значения "Караньский" на зарезервированной в 2006 г. территории между Балаклавской бухтой, Мраморной балкой и высотой Горной плюс прилегающая акватория Черного моря — всего более 1000 гектаров.

— Перспективы заманчивые. Но понятно, что на первом плане у начальника управления стоят будничные, специфические городские проблемы.

— И здесь нам снова придется вернуться к вопросам прохождения земельных заключений и экспертиз. Наше управление, учитывая строительный бум, связанный с землепользованием, участвует в этом процессе как согласительный орган. У нас с этим связан весь комплекс документов — от акта выбора земельного участка, проекта отвода, рабочего проекта, на котором уже видны перспективы, и дальше — вплоть до ввода объекта в эксплуатацию. Иначе говоря, мы работаем с заявителями на всех этапах — от задумки до окончательной эксплуатации. Требования предъявляются жесткие. Мы повысили сегодня процент отказов по заключениям, чтобы все это было в рамках законодательства. Кроме этого, у нас есть еще другое направление деятельности — все, что связано с использованием лимитов: спецводопользование, отходы, выбросы в атмосферу. Вызывает у нас повышенное беспокойство положение на таких крупных резонансных предприятиях, как Балаклавское рудоуправление, "Авлита", плавильные цеха в районе Инкермана, полигон твердых бытовых отходов в Первомайской балке. Здесь мы тоже должны навести порядок и посмотреть, что может получиться с этими лимитами в соответствии с жесткими требованиями. Кроме того, нас волнует проблема канализования — очистные системы в Балаклаве, Южные очистные сооружения и т.д. Еще хочу сказать о том, что наше управление уже подписало разрешение на начало охотничьего сезона — все любители могут приступать к охоте, но помнить, что контроль со стороны всех органов в этом году будет серьезным.

А в заключение мне хочется сказать о том, что уважительное, заботливое отношение к окружающей природной среде должно вырабатываться с детства. По тому, как человек относится к природе, видно, как его воспитали. Семья и школа плюс жесткая законодательная база. Из личного опыта я знаю, что в иных странах, в том же Сингапуре или в Европе, Америке, никакой уважающий себя человек не выбросит банку от пива или жвачку, или окурок в море. И не только потому, что он так воспитан, но еще и потому, что грозит большой штраф, и он десять раз подумает, прежде чем сделает. Хотелось бы, чтобы и наши люди так воспитывались и чтобы у нас была соответствующая законодательная база. А наше госуправление будет стоять на защите интересов севастопольцев, и мы все будем открыты для общения. Пишите, звоните, сообщайте. Наш телефон 54-63-64.

— Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера