Nudus и «текстильщики»

Для составителей разнопрофильных словарей советской поры не существовали ни нудисты, ни нудизм. Словарь иностранных слов — исключение. В 1989 году он подает толкование слов, естественно, с классовых позиций: «Нудизм (лат. Nudus — голый, обнаженный) — буржуазное течение в Зап. Европе и США, проповедующее культ голого тела. Нудисты — сторонники нудизма». Но сторонники наготы у нас заявляли о себе всегда, не оглядываясь на смены общественно-политического устройства страны.Этак в 1991 году на просторном и сравнительно безлюдном в ту пору пляже поселка Любимовка появилась пара натуристов, как еще называют нудистов. А в это время там прогуливалась семейная пара из местных жителей с девочкой-подростком. Возникла перепалка. В ней слов не хватило. Глава семьи не поленился. Он побежал домой за собакой. Незадачливых сторонников ровного загара овчарка обратила в бегство. Со своими суждениями о праве на самовыражение. Этот случай мне показался курьезным. О нем без сочувствия к нудистам я написал в "Славе Севастополя". В поддержку моей позиции не откликнулся никто. А вот в защиту нудистов пришли письма читателей. Надолго отложилось в памяти одно из них: толковое, спокойное, грамотное, аргументированное. С предложением изучить проблему всесторонне.

За истекшие 17 лет и мысли не допускал, что когда-либо возьмусь писать о нудизме. Но за темой следил. Отмечал для себя соответствующие случаи из жизни, места в книгах.

Столетие назад в обожаемом многими из нас Коктебеле образовались две "партии": так называемых "обормотов" во главе с обаятельнейшим поэтом, художником, критиком Максимилианом Волошиным и "нормальных" дачников. Последние в лидеры выдвинули, полагаю, чопорную по натуре певицу Марию Дейшу-Споницкую. Максимилиан Александрович и его "братва", как легко догадаться, задирали, эпатировали "нормальных" дачников появлением на усыпанном полудрагоценными камнями пляже в костюме Адама, то есть нагишом. Мария Адриановна и ее актив прибегли к установке разделительного столба с буквами "М" и "Ж". Он торчал как раз напротив дома поэта. Максимилиана Волошина отличали толерантность, кротость, терпимое отношение к любым проявлениям человеческих душ. Тем не менее его понесло. Обитатели "обормотника" и их предводитель выкорчевали межевой столб. Страсти накалялись. По сигналу Марии Дейши-Споницкой из Феодосии приезжал урядник. Максимилиан Александрович давал ему объяснения. И не абы как, а письменно. Буквы "М" и "Ж", писал поэт, могли дезориентировать посетителей пляжа. Страж порядка улавливал издевку со стороны возмутителя спокойствия. Видите ли, вдобавок он еще требовал обращения к себе на "вы". Неслыханно! Урядник, кажется, забыл о своей Феодосии. Разрядку в напряженную обстановку внесло короткое пребывание в Коктебеле жены губернатора. Да и остановилась она в поселке ради свидания с Максимилианом Волошиным. Имя поэта было на Руси не пустым звуком. Урядник снизошел до Максимилиана Александровича: "Зови и меня на "ты". Сильно уважил.

Но что Волошин Максимилиан Александрович! Внимание! Шепотом — услышьте! — только вам скажу: основателем (ни больше ни меньше) натуризма считают французского философа, не просто философа, а философа-энциклопедиста Дени Дидро. Дени Дидро! В свой подернутый плотными сумерками ХVIII век он бросил клич: "Назад к природе!"

Можно назвать еще ряд известнейших имен в области науки и культуры. Но мыслью совершим пике в плотные "слои атмосферы" народного быта. Не исключено, что где-то еще живы традиции русской бани. Я их наблюдал в далеком детстве. Это когда при коптилке за стеклом в предбаннике в парной баньке одновременно мылись, хлестали друг друга вениками соседи: мужчины, женщины, дети… И никого это не смущало. А теперь будем откровенны сами перед собой: разве все мы в компании или поодиночке не испытывали огромного удовольствия от купания в искрящемся фосфором ночном море! И обязательно нагишом. В таком случае о чем мы говорим? Получается, все мы нудисты! Во всяком случае, не все здесь просто и однозначно.

Я вот вспоминаю Дидро, Волошина, самого себя грешного в ночном море, но стою на стороне "текстильщиков", как называют представителей большинства, которые не отказались от купальных костюмов. Пусть в настоящее время чисто условных, но купальных костюмов. Прости, старина Максимилиан Волошин, но я на стороне Марии Дейши-Споницкой. Я на стороне и папы с собакой-овчаркой. Зачем, скажите, его дочери-подростку ЭТО? Ей что, на пляж не ходить? В таком случае к чему предыдущие рассуждения о традициях русской бани, ночном море? А понять стихийное, но фактически сложившееся и усиливающееся движение нудистов хочется. Что они думают о своем "вкраплении" в среду "текстильщиков"?

С этими мыслями я отправился далеко-далеко, пока не уперся со стороны Балаклавы в стеной ставший мыс Айя. Здесь снимали эпизоды фильма "Сафо", здесь тусуются нудисты. Здесь они обозначили краской по камню свой пляж — нудистский.

А вот и первые мои собеседники: Максим, Маша и их очаровательная дочка — восьмимесячная Полина. Маша в положении. Может, поэтому в скромном свободном прикиде. Глядя на них, подумалось, что действительно для нашего натуризма характерны крепкие семьи и супружеская верность. Далее разговор, сформулированный правилами общения с nudus — голым, а еще "открытым", настоящим и откровенным человеком. Правила эти несложные. "Текстильщицу" мы осматриваем с ног до головы, а вот нудисту при разговоре неписаными правилами предписывается смотреть в глаза. Фото- и видеосъемка возможны только с согласия собеседника. Так я и поступил: глядел новым знакомым в глаза, спрашивал разрешения прежде чем расчехлить фотокамеру. Максим не считает, что нудистский пляж там, где нет людей, там, где можно "слиться" с природой. "Мне так удобно", — сказал Максим. Он убежден: вопросы могут возникать к тем, кто загаживает, захламляет берега всевозможным мусором. Маша угостила меня сваренным на костерке компотом. Поведение семьи подтвердило еще одно правило, почерпнутое из Интернета (Admin): "Натуризм — это еще и уважение к природе, а также к окружающим: не принято мусорить, громко разговаривать, навязывать свое общество, вообще обращать на себя внимание".

"Мы, представители старшего поколения, прожили без нудизма", — горячился я. "В ваше время действовало много запретов", — парировал мое замечание Максим.

Еще один мой собеседник у обрывов мыса Айя представился: Сергей. Он настаивал на том, что нагие люди получают от моря, воздуха, солнца большой оздоровительный эффект.

Пленка в моем фотоаппарате была целиком отснята. Не осталось кадра на лозунг краской по скале на нудистском пляже: "Будь, как матушка-природа, чист!"

Как мне показалось, я бы мог и не утруждать себя долгой дорогой под палящим солнцем к стенке мыса Айя. К нему ведет сначала автомобильная дорога. Скоро она превращается в тропу. Далее тропа теряется в хаосе камней, ныряет под покров сосновых игл. На обратном пути натыкался на обнаженную публику и на "Золотом", и на "Ближнем" пляжах. А потом уловил разницу. Так называемые нудисты на "Золотом" и "Ближнем" и шумные, и агрессивные, и хмельные, и хулиганистые. Такие не ищут дальних углов, чтобы в тишине слиться с природой. Вот те, что скрылись у Айя, — настоящие нудисты, чуточку по-хорошему пришибленные красотой окружающей природы.

Ну что тут поделаешь, если на глубочайшем генном уровне кого-то иногда, а кого-то постоянно влечет в детство человечества. В таком случае стоит овчарку оставить на привязи и откопать утраченный межевой столб Марии Дейши-Споницкой. И по его подобию смастерить столбы для каждого пляжа. И nudus, и "текстильщики" имеют равные права.

Другие статьи этого номера