Паулина Гас, директор Института стратегических студий (г. Краков): «Когда наши страны ближе друг к другу, нам легче избегать конфликтов»

Недавно в польском городе Кракове Институт стратегических студий провел курсы для украинских представителей неправительственных и общественных организаций. Их главной целью была презентация стандартов сотрудничества организаций III сектора с администрациями и органами местного самоуправления, существующего в странах Европейского Союза и НАТО, а также польского опыта развития демократии. В конце курсов директор института Паулина Гас ответила на несколько вопросов «Славы Севастополя+»: — Когда и с какой главной целью был создан институт?

— Нашему институту в текущем году исполняется 15 лет. Первое его название — "Международный центр развития демократии", и оно уже говорило само за себя. Но прежде всего он создавался с целью помочь полякам в развитии демократических институций и гражданского общества.

— Какие проекты, осуществленные институтом за эти годы, вы считаете наиболее успешными и над какими основными проектами институт работает сейчас?

— Когда институт был только создан, мы решили, что его программными задачами будет следующее: 1) Польша и Европейский Союз; 2) трансатлантическая безопасность; 3) восточная политика Польши. По сути, и сегодня все это является базовым в нашей работе. Но не секрет, что в последнее время изменилась ситуация и в Польше, и в мире. Поэтому и программы трансформируются. Взять, скажем, первое направление. На протяжении 10 лет мы работали над тем, как поляки должны себя вести, чтобы присоединиться, если хотите, приспособиться к Евросоюзу. Теперь актуально, как поляки должны использовать то обстоятельство, что они в Евросоюзе.

Еще одна главнейшая сегодняшняя задача — помогать другим странам, которые на пути вступления в Евросоюз. Каждый год мы приглашаем людей из-за границы, проводим для них курсы, чтобы показать, как поляки живут и трудятся в Евросоюзе.

То же самое касается и других программ: меняется ситуация, меняются и программы. Мы стремимся их приблизить к реалиям сегодняшнего дня. Сейчас для нашего института самым важным является передать вам все, что у нас есть, даже какие-то личные исследования. На мой взгляд, тот факт, что мы сотрудничаем с украинскими коллегами уже далеко не один год, должен внушать определенный оптимизм. Думаю, мы и в дальнейшем сможем создавать какие-то совместные проекты.

— На ваш взгляд, какова динамика развития демократии в Украине? И изменилось ли в последние годы место Украины в европейском пространстве?

— Безусловно, в Украине происходят изменения, мы видим осуществляемые вами реформы. Думаю, украинское общество осознает, чего оно может добиться и каким образом. Представители Украины принимают участие в конференциях и НАТО, и Евросоюза. Но диалог должен происходить не только на уровне политических элит, он должен углубляться и среди простых людей, как украинцев, так и поляков. Нас прежде всего соединяет дружба, и с этого надо начинать.

— Польша — в НАТО и Евросоюзе. На ваш взгляд, какие основные преимущества будет иметь Украина, если она присоединится к европейским и североатлантическим структурам?

— Если говорить о НАТО, то для Польши это прежде всего был вопрос безопасности народа. Мы теперь являемся частью крупного организма. В ходе Второй мировой войны Польша подверглась оккупации, и в нашей стране знают, что такое угроза мирной жизни народа. Так что теперь у нас минимизируются страхи, поскольку в документах НАТО записано, что если какойлибо член организации будет подвержен нападению, то другие члены Альянса помогут ему в обороне. И это дает ощущение безопасности. Кроме того, будем говорить, естественно желание попасть туда, где есть большая группа стран.

Теперь что касается Евросоюза. Акцентирую внимание на том, что Польша вступала в него как славянская страна. И мы хотели бы, чтобы эта группа стран увеличилась.

Для Украины, как и для Польши, членство в Евросоюзе — это прежде всего больше возможностей выезжать куда-то.

Относительно выезда за границу у меня с "тех" времен есть достаточно грустный опыт. Никогда не забуду, как в 1999 году по приглашению Лондонского университета я ездила в Великобританию. Кстати, это была 36-часовая поездка автобусом. Так вот, на французско-английской границе нам велели забрать весь багаж из автобуса, и мы проходили пограничный контроль. И были три разные рамки или, как говорят, коридора, через которые там проходят. Один — для граждан Евросоюза, второй — для африканцев и третий — для всех остальных. Я показала все документы, с ними все было в порядке, но, помню, представитель английской стороны потребовал тогда еще показать, сколько денег у меня. Никогда не ощущала себя такой униженной, как тогда.

Поэтому когда в Польше шла дискуссия, вступать ли стране в Евросоюз, то для меня все было понятно. Потому как для меня возможность выезда, отсутствие необходимости доказывать кому-то что-то, для чего я еду и так далее, много значат. Это, казалось, простые, прозаичные вещи. Но люди могут и должны ездить практически беспрепятственно. Это новые возможности, скажем, обмена в сфере образования, культуры. Мы обогащаемся опытом, как развиваются наши государства. Ведь каждый из нас хочет жить как можно лучше, правда же?

— Какие будут ваши пожелания гражданам Украины, жителям Севастополя?

— Я хотела бы, чтобы мы встречались как можно чаще, не важно где — в Украине или у нас, в Польше. И чтобы мы не искали каких-то особых поводов для встреч. Когда мы больше сблизимся, тогда нам легче будет избежать конфликтов.

Другие статьи этого номера