Наше всё

Вслед за настоятельными убеждениями громад регионов страны сменить названия улиц и площадей, напоминающих о советском прошлом державы, начал набирать обороты скандал с уничтожением коммунистической литературы.

Так, информационное интернет-агентство "Новый регион" со ссылкой на севастопольский еженедельник распространило сообщение о том, что "библиотекари Севастополя обещают не жечь "коммунистическо-шовинистическую" литературу".

"В севастопольской библиотеке им. Л. Толстого ознакомились с письмом Министерства культуры Украины с просьбой изучить и доложить о состоянии и количестве "коммунистическо-шовинистической" литературы в своих фондах. Об этом сообщает еженедельник "Севастопольская газета". Как пояснила журналистам директор Централизованной библиотечной системы для взрослых заслуженный работник культуры Украины Тамара Эссин, письмо из Министерства культуры носит рекомендательный, а не приказной характер. В нем нет никаких разъяснений, какую именно литературу считать "коммунистическо-шовинистической". Тем более нет списка изданий, попавших в министерскую немилость. Поэтому никаких изъятий по идеологическим мотивам не будет. К тому же это запрещено законом Украины "О библиотеках и библиотечном деле". По словам Эссин, книгу можно списывать по нескольким причинам: когда ее украли, потеряли или она обветшала. Также могут списать издания, устаревшие по содержанию. Здесь не надо путать с идеологией. Устаревают по содержанию техническая, ведомственная литература, различные инструкции", — говорится в сообщении.

Возможно, "рекомендации" Минкультуры и можно отнести к разряду внутренних дел библиотечной системы, из которых не следует делать никаких политических выводов. Однако накануне этого сообщения о готовящейся акции по уничтожению советского политпросвета на президиуме городского совета заявил депутат горсовета, лидер местных коммунистов Василий Пархоменко. Речь на заседании президиума велась о готовящемся проекте решения по передаче зданий и сооружений Музея героической обороны и освобождение Севастополя из коммунальной собственности в государственную в связи с присвоением Панораме национального статуса. Тогда Василий Пархоменко заявил, что знает "подтекст" происходящего и якобы правительство преследует цель уничтожения неугодной литературы из фондов музея.

Директор Национального музея заслуженный работник культуры Украины Александр Рудометов в телефонном разговоре так прокомментировал данное заявление: "Фонды музея и так являются составной частью Единого национального фонда Украины. В коммунальной собственности остаются лишь здания. Передавать нужно имущество, чтобы не было проблем с государственным финансированием. И Украинский культурно-информационный центр, и Херсонес финансируются из государственного бюджета, и что в этом плохого? Но поскольку горсовет затянул с передачей, мы уже не попадаем в расходные статьи государственного бюджета на 2009 год. Теперь расходы вновь ложатся на бюджет города".

Никакой политики также не наблюдает в этом вопросе и председатель постоянной комиссии горсовета по вопросам культуры, молодежи, туризма и спорта депутат Сергей Бурштейн. Горсовет, заявил он, "ни в коем случае не желает передавать имущество, поскольку у музея есть много помещений и сооружений, использование которых громаде будет тяжело контролировать". В настоящее время, говорит депутат, горсовет ищет механизм, благодаря которому из государственного бюджета финансировалась бы заработная плата трудового коллектива национального заведения, а содержание зданий по-прежнему оставалось бы задачей местного бюджета.

Ирина КАРАТАЕВА.

Глас народа

СТОИТ ЛИ УНИЧТОЖАТЬ СВИДЕТЕЛЬСТВА ПРОШЛОГО?

Розалия Ивановна ТАРАНЕНКО, ветеран:

— Ни в коем случае нельзя уничтожать свидетельства прошлого. Как и многие ветераны, я против того, чтобы меняли названия улиц, уничтожали памятники. Прошлое — это история и это наша жизнь. Считаю, что нельзя историю перечеркивать или перекраивать под сиюминутные амбиции.

Алексей Сергеевич, историк:

— Нет, нет и нет… Приведу пример из французской истории. На совести Наполеона смерть не менее трех миллионов человек. Тем не менее память об этом завоевателе сохранена и в учебниках, и в монументах, и в художественных кинолентах. Вообще уничтожение прошлого — в виде аннотационных досок, названий улиц, книг и так далее — это признак отсутствия культуры. На мой взгляд, Севастополь демонстрирует убедительный пример толерантного отношения к прошлому. У нас уже ряд улиц в центре имеет не только советские названия, но на этом же указателе — названия улиц XIX — начала XX века. Историческая память — она непроходящая: как ее ни старались корчевать, все равно она остается.

Николай Васильевич, офицер запаса:

— Проблема с переименованиями, уничтожением памятников — это все политика. Когда политической элите нужно отвлечь народ от назревшей ситуации, острой проблемы, она извлекает козырную карту — устраивает переименования, снимает памятные доски, устанавливает новые памятники.

Владимир, приезжий из Подмосковья:

— В России "вдарились" в другую крайность: например, сейчас реабилитируют белогвардейское движение, возвеличивают роль Николая Второго. Но есть историческая память. Например, известно, что Россия не была готова к японской войне и потерпела поражение. Также не была готова и к Первой мировой войне. И тоже проиграла. В итоге Россия получила две революционные ситуации. В отношении к истории не стоит перегибать палку. Надо осторожнее подходить к историческим фактам.

Юрий, молодой специалист:

— Например, в Одессе планово переименовали многие улицы. Изменены названия улиц Розы Люксембург, Франца Меринга и др. А это исторический центр города. Им дали названия, которые были в конце XIX — начале XX века. Но перед этим власти города изучили общественное мнение. И только после того как одесситы приняли это новшество, улицы переименовали. Теперь у них есть Французский бульвар и т.д. Более 160 улицам вернули исторические названия. Хотя у этого города — своя специфика. Севастополь — более строгий город, но уровень культуры в последнее время страдает в основном из-за приезжих.

Ольга, работник сферы культуры:

— Я за то, чтобы сохранить историю. Это все наше — и плохое, и хорошее. Не надо истерик. Наша страна устала от политической борьбы, противоречий. Хоть немного пожить, как в старой Европе, — мирно и спокойно.

Другие статьи этого номера