Усыновлять ребенка из милости» — большая ошибка. Надо просто иметь желание сделать счастливым именно этого малыша»

В Украине 2008 год официально объявлен Годом поддержки национального усыновления и семейных форм воспитания детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки и попечительства. Наконец сдвинулось с мертвой точки и это благое дело: проживающих в Доме ребенка и детских домах малышей активно забирают в семьи не только иностранцы, но и граждане Украины. Любой ребенок имеет право жить в семье. Ведь брошенные дети не виноваты в том, что оказались ненужными своим биологическим родителям, которых, как известно, не выбирают. К счастью, у нас есть люди, искренне желающие подарить этим малышам будущее. На станицах нашей газеты мы продолжаем рассказывать о севастопольцах, взявших обездоленных малышей в свою семью… Порой чужой пример бывает заразительным. И кто знает, быть может, благородный опыт сограждан развеет чьи-то сомнения и еще на несколько малышей, обретших настоящих любящих родителей, в нашем городе станет больше.

"ОБ УСЫНОВЛЕНИИ НЕ ДУМАЛИ, НО СУДЬБА РАСПОРЯДИЛАСЬ ИНАЧЕ…"

С сегодняшней собеседницей — Татьяной — нас познакомила героиня прошлой публикации Наталия Мищенко. Оказалось, что у них, ранее незнакомых молодых, успешных, красивых женщин, много общего. А объединило их одно благородное дело — помощь обездоленным детям.

— У нас семья достаточно большая: муж, я и трое детей, а еще две собаки, — рассказывает Татьяна. — Если честно, я никогда раньше не думала о том, что усыновлю ребенка. Как и многие другие, мы с мужем сочувствовали, переживали за брошенных малышей, оказывали помощь детским домам. Но однажды настал момент, когда мы поняли, что можем подарить еще одному ребенку свою любовь, семью. В течение года обсуждали такую возможность. А потом вечером по телевизору увидели сюжет о брошенных детях, которым очень нужны родители, и это стало последней каплей. На следующий день мы пошли собирать документы на усыновление.

— Когда вы начали оформлять документы, то уже знали, кого именно возьмете к себе в семью?

— Мы об этом даже не задумывались, не ставили себе никаких целей. Нам было все равно, мальчик это будет или девочка и какого возраста ребенок. Но когда мы с мужем пришли в Дом ребенка, прошли по группам и при встрече с нашим малышом посмотрели ему в глаза, то сразу же поняли — этот ребенок наш! Будто искра какая-то проскочила, и общее с мужем решение взять именно этого малыша шло от сердца. Хотя психологически было очень тяжело. Преследовало гнетущее чувство: что же я за мать такая, хожу по группам, выбираю себе ребенка, как на базаре? Было очень жалко и двухмесячного мальчика, и восьмимесячного малыша. А одну девочку, буквально вцепившуюся в меня, воспитателям пришлось отрывать силой… Но именно Влад запал нам в душу.

— Вы не боялись, что родственники отнесутся к вашей идее негативно?

— Мы достаточно независимые, прежде всего финансово, от родственников. К тому же родители всегда нас с мужем понимали, шли навстречу. Когда мы им сказали, что делаем в жизни такой шаг, они нас полностью в этом поддержали. У нас еще получилось так, что у дедушки и внука одинаковые имена. Теперь в семье два Влада, и они друг в друге души не чают. И наш дедушка гордится, что внука назвали в его честь.

— А как восприняли эту новость ваши дети?

— Дочь (ей девять лет), когда мы ходили на встречи с Владиком, все время спрашивала, когда же мы его наконец заберем. А младший, четырехлетний сын, не понимал, почему его трехлетний братик все время находится в "детском саду" и нам его не отдают? Потом, правда, начались сложности: живя в одном доме, мальчишки начали делить "место под солнцем", и тогда я решила пойти учиться на психолога, чтобы грамотно разрешать их конфликты.

"ДУРНОЙ" НАСЛЕДСТВЕННОСТИ ОПАСАТЬСЯ НЕ СТОИТ: БЫЛА БЫ РОДИТЕЛЬСКАЯ ЛЮБОВЬ, А ОСТАЛЬНОЕ ПРИЛОЖИТСЯ"

— Многие пары не решаются усыновить ребенка из-за боязни "дурной" наследственности. Когда вы брали в семью малыша, вам не было страшно?

— Поначалу я боялась лишь того, что не смогу любить этого малыша так, как люблю своих родных детей. Впрочем, эти страхи оказались напрасными. Что касается "дурной" наследственности, то, естественно, я думала и об этом. Но, с другой стороны, все дети болеют, и это — самая меньшая из проблем, которых я опасалась. Когда мы забирали малыша, то поинтересовались его происхождением. Нам сказали только, откуда его привезли в Дом ребенка. О его биологических родителях мы узнавали самостоятельно. Просто я хотела убедиться в том, что к нам спустя какое-то время никто не придет и не предъявит права на этого малыша. В общем-то, на этом мои страхи закончились. Ведь воспитание, родители, семья, где живет ребенок, формируют его характер, моральные ценности. Малышу прежде всего нужна неограниченная любовь близких, а остальное приложится. Если принимать ребенка таким, какой он есть, со всеми его недостатками и достоинствами, он очень быстро ответит вам взаимностью. И от таких деток мы получаем гораздо больше душевной отдачи, чем сами им даем. Это большое счастье — быть родителями приемного малыша. Порой мы с мужем смотрим, как наши мальчишки собираются в детский садик, и я с трудом сдерживаю слезы, когда они оба надевают одинаковые военные рубашки, шорты и сандалии, после чего маршируют сами и папу заставляют идти вместе с ними строевым шагом. Конечно, чтобы получить то, что мы сейчас имеем, пришлось изрядно потрудиться: поначалу Влад практически не разговаривал, был каким-то "деревянным". Первое время он не мог насытиться сладостями, привыкнуть к дедушке и бабушке. Но уже через три месяца мы пошли в детский садик, а через полгода спокойно учили и рассказывали стихи и ничем не отличались от "домашних" деток.

"ЕСТЬ ЖЕЛАНИЕ, ИДУЩЕЕ ОТ СЕРДЦА? ТОГДА УСЫНОВЛЯЙТЕ!"

— Татьяна, обычно окружающие не совсем понимают, зачем успешным, имеющим собственных детей людям приемные дети? У вас не спрашивали, почему вы хотите усыновить ребенка?

— Естественно, такой вопрос мне задавали и в службе по делам детей, и знакомые, и друзья. Ведь Влад появился у нас не с грудного возраста, а вполне взрослым мальчиком… Если честно, мне всегда было трудно ответить на этот вопрос. Как это зачем? Потому что есть такое желание, идущее от сердца. К слову, мои друзья восприняли появление Влада положительно. И они, и их дети сразу приняли нашего младшего сына, так что проблем у нас не было.

— Нередко приемные родители пытаются сохранить тайну усыновления. Как вы считаете, нужно ли скрывать от окружающих и самого ребенка то, что он — не родной?

— Я считаю, что скрывать этого не следует. Ведь до определенного возраста у ребенка вообще не возникает подобных вопросов. А по мере взросления ему надо говорить ровно столько, сколько он хочет слышать (а это совсем немного). И никаких страшных подробностей о его жизни до усыновления ему вообще знать не нужно. Если ребенок живет в семье в окружении любящих мамы и папы, то правда о его рождении вряд ли станет для него шоком. Конечно, есть семьи, где имитируется беременность перед тем, как усыновляется новорожденный малыш. Возможно, в этом случае ребенку всю правду знать и не надо. Но это значит жить в постоянном страхе. Потому что если кто-то из "доброжелателей" расскажет такому ребенку о том, что он не родной, семья попросту может рухнуть, так как дети не прощают обмана.

— Но бывают и другие случаи, когда, взяв ребенка в семью, через какое-то время усыновители возвращают его обратно. Как вы считаете, какими качествами должны обладать приемные родители, чтобы создать счастливую семью с усыновленным малышом?

— Я считаю, что если ребенка возвращают, то усыновителями стали не те люди. Процесс адаптации малыша в семье не может быть гладким, и столкнувшимся с данной проблемой взрослым необходимо искать выход из ситуации. Нельзя держать все внутри, пока эмоции, как снежный ком, не вырвутся наружу. Возможно, кому-то поможет разрешить ситуацию специальная литература, а кому-то потребуется помощь психолога. Мне, например, когда в семье появился третий ребенок, было тяжело. Мой средний сын по натуре лидер, и он очень долго принимал Влада. Да и младший — не подарок. У каждого из мальчиков свой характер, поэтому конфликты возникали постоянно. Чтобы справиться с ситуацией и лучше понять, как нужно поступать, чтобы обстановка в семье не накалялась, я пошла учиться на психолога. И мне стало легче. Теперь мои сыновья все время вместе, они помогают, занимают друг друга, все делают сообща: встают, чистят зубы, одеваются… Они самостоятельные, и у меня появилось намного больше свободного времени, чем было до появления в семье Влада.

При усыновлении следует учитывать еще один момент: как правило, его инициаторами во многих случаях выступают женщины. Но при этом бывает так, что новоиспеченную маму прежде всего интересует, как она будет смотреться в новой роли. И лишь потом она понимает, что эта "роль" досталась ей на всю жизнь. Получается, что, беря ребенка в семью, люди не знают, что с ним делать. В определенный момент у таких родителей просто опускаются руки, после чего возникает вопрос о возврате ребенка. Часто люди, берущие сироту в семью "из милости", считают себя благодетелями: мол, мы его взяли, а он так себя ведет! Это ошибка. Приоритетным должно стать желание сделать счастливым именно этого малыша. И при этом не важно, есть ли у вас еще дети, как отнесутся к этому родственники, каков у вас материальный достаток. У каждого — своя жизнь, и практически каждый взрослый при желании может сделать счастливым любого обездоленного ребенка. Главное при этом — душевное тепло, идущее от родителей. И решившимся на такой ответственный шаг, как усыновление ребенка, для себя надо сразу определиться: если взял малыша — назад уже пути нет.

Другие статьи этого номера