Иноходец

Вроде бы ничего необычного: девушка из Клина окончила филфак, потом служила в ПВО, где и познакомилась со своим мужем, сейчас работает на телевидении — ни одной зацепки, чтобы изваять «Профиль»! Однако она работает на телевидении… директором! Уже интересно. Гремучая смесь темперамента и коммуникабельности. Self made woman Марина СИДОРЕЦ собственной персоной — в нашей «странной» рубрике «Профили»!- Достаточно извилистый путь на ТВ: филфак, служба во флоте, экскурсоводство, телевидение…

— Я попала в больницу из-за какой-то ерунды, и муж, чтобы отвлечь меня, принес вырезку из газеты — приглашали принять участие в конкурсе на должность телеведущей. Мои подруги дали мне свои самые красивые вещи, я прихорошилась и… пошла. Тогда зарождающееся Севастопольское телевидение находилось в нынешнем здании Дома ветеранов, и первыми лицами, которые я увидела, были Борис Михайлович Эскин и Лариса Кужанова. Претенденток было около восьмидесяти, осталось десять! Потом были трехмесячные курсы дикторов, и из десяти оставили только одну — мою подругу Наташу Кожемякину. На этом моя телевизионная карьера могла бы и закончиться, но, к счастью, меня и еще двух девушек пригласила на телевидение "Севморзавода" Ольга Станиславовна Крепко. Кстати, она сыграла самую большую роль в моем становлении как журналиста! Именно она научила меня, Марину Маслову, Тамару Бонь мастерству, телевизионному ремеслу, за что ей особое спасибо!

— "Та заводская проходная, что в люди вывела меня"?

— Получается — да. Между прочим, телевидение "Севморзавода" было по-настоящему первым в городе! Жаль, что рассчитано оно было только на рабочих и через кабельное ТВ — на жителей Корабельной стороны. Поэтому через полгода я стала делать материалы и для СТВ. А после материала о колбасе…

— О какой колбасе?

— Я сняла материал о том, что в достаточно трудное и голодное время — зима 1992 года — известный севастопольский предприниматель Сергей Михайлович Кондратевский был вынужден отправить на свалку большую партию колбасы: там возникли, по-моему, какие-то трудности с ее оформлением. И когда я принесла материал на СТВ, Лариса Юрьевна Кужанова воскликнула: "Зачем кого-то искать — вот готовый журналист!" Ее голос все и решил, так что я ей до сих пор благодарна. Так я и стала вести новостийные программы и снимать репортажи.

— На чем специализировалась?

— На самой непопулярной тогда теме — первые шаги зарождающегося флота Украины! Если ты помнишь, в девяностые происходил болезненный процесс раздела советского флота… Так что выбранная мною тема оценивалась неоднозначно.

— Сколько лет ты проработала на СТВ?

— Пятнадцать лет в общей сложности. От корреспондента и редактора до заместителя генерального директора по телевидению и общим вопросам.

— Комфортно себя чувствовала? Ведь замдиректора — это правая рука начальника, в которой либо кнут, либо пряник!

— С одной стороны, легче, когда отвечаешь только за себя, за выбранную тему материала, а с другой… я слишком хорошо знала эту профессию, чтобы, как ты говоришь, быть кнутом для сотрудников.

— Насколько я помню, работа на ТВ в прошлом веке была очень неприбыльной.

— Мы с мужем как раз недавно вспоминали, сколько оба получали. В пересчете выходило что-то около пятидесяти долларов! Да еще военным подолгу задерживали жалованье. Мне пришлось подрабатывать редактором на "Радио "Рокс". Но практически все в тот период работали на энтузиазме. "Телевизор" — это наркотик: если попробовал, то найти ему замену очень тяжело! Но я восхищаюсь теми, кто сумел из телевидения сделать бизнес, — были и такие, фамилии не буду называть. Меня всегда вдохновляла идея.

— Но ведь журналистика — это своего рода узаконенная проституция! Можно было снять материал о бомже и ничего, кроме зарплаты, не получить, а можно, прости, и об олигархе! В этом случае тебя наверняка отдельно отблагодарят…

— У меня никогда не получалось сделать из профессии журналиста доходное место. Для меня дороже хорошие отношения с теми людьми, о которых я сделала сюжет, чем материальное вознаграждение. Этого принципа я придерживаюсь до сих пор.

— Тебе часто приходилось идти на компромисс? К примеру, тебе говорят: "Материал не пойдет в эфир, если ты не уберешь эту фразу или этого человека из кадра!"

— Я всегда затрагивала острые социальные и политические темы, поэтому наслушалась угроз в свой адрес. Нас с оператором даже били на съемках, камеру пытались разбить. Но если я была уверена в правильности подачи материала, то шла до конца! Я ведь по знаку — Рак, а "Раки — это к драке"!

— Насколько я помню те времена, то фамилия Сидорец была нарицательной! О тебе много говорили, не всегда лицеприятное.

— Вспоминаю всегда слова мамы: "Марина, и пусть сплетничают! Гораздо хуже, когда о тебе вообще не вспоминают — значит ты умерла". Представь: идешь на работу, а в центре города большими буквами написано: "Сидорец — бандеровская сучка"! Сначала шок, а потом понимаешь, что тебе удалось возмутить эту болотную тишь. Кстати, я сначала подумывала подать в суд на рэп, а потом решила, что эта надпись — хоть и плохая, но реклама. Эта надпись два года украшала стену в центре города.

— Прости, но это мазохизм! Приходить каждый день на СТВ и слышать, как за спиной шушукаются коллеги. Или злорадно хихикают при встрече.

— Если в душе я считаю, что делаю все правильно, то не стану обращать внимания на все выпады окружающих.

А теперь пусть каждый поставит себя на место этой женщины! Интересно, что чувствовал бы каждый из нас, если бы пусть даже в подъезде вас в письменной форме назвали, как бы помягче… Ну козлом, к примеру! Не возникло бы вполне нормального желания замазать граффити краской или найти "художника"?! А если что-то аналогичное вы бы увидели у себя на работе? Или большими буквами на стене в центре города?! И только из-за того, что у вас свой взгляд на общую проблему. Причем взгляд, диаметрально противоположный общепринятому. Не вдаюсь в нюансы политической жизни Севастополя конца прошлого века, но… восторгаюсь людьми, которые не идут в ногу. Я всегда симпатизировал иноходцам. Тем, у кого хватает смелости громко сказать: "А король-то голый!" Еще раз повторю, что не рассматриваю конкретную тему — мне интересен человек, умеющий в одиночку плыть против течения!

— Чтобы завершить эстэвэшный период — чем ты гордишься больше всего?

— Горжусь, что за те два года моего заместительства в эфире появилось пятнадцать новых проектов. Мы вошли в пятерку лучших украинских телекомпаний. Лучшие программы брали на центральные каналы. Но самое главное — на СТВ пришла талантливая молодежь! Жалею, что не все задуманное удалось…

— Причину ухода не огласишь?

— Может быть, я слишком энергично проводила политику "омоложения" телекомпании. Ведь на любом производстве, как в армии: если занимающий высокий пост начальник вовремя не уходит на пенсию, то нет продвижения по службе у нижестоящих! Если люди не видят перспективы своей карьеры, они относятся к работе, как к принудиловке. А на телевидении такая атмосфера губительна. К сожалению, все мои попытки ничего кардинально не изменили.

— Мне вообще кажется, что период расцвета СТВ был лишь однажды — при Борисе Эскине!

— О, мы все до сих пор вспоминаем его знаменитые "летучки" по средам! Он собирал всю творческую группу и произносил гениальную фразу: "Володя Илларионов считает, что Наполеон — он. Лариса Раевская уверена, что она. Сидорец тоже считает себя Наполеоном. Ша, ребята, в этой психушке Наполеон — я!" Его любили все, он умудрился создать по-настоящему творческую атмосферу. Действительно, для СТВ это был "розовый" период!

— Похоже, что "телевизор" тебя никогда не отпустит. Сейчас ты — директор нового "Ривьера-ТВ"…

— Да, это принципиально новый вид первого в Украине интернет-телевидения! Скорее всего — завтрашний день. И в отличие от новостных телеканалов мы занимаемся созданием положительного имиджа Севастополя и Крыма.

— То есть если где-то прорвет канализацию, вы этого освещать не будете?

— Нет! "Ривьера" рассказывает о замечательном полуострове, на котором мы живем. О живописных уголках, об истории, о людях…

— "Небо в алмазах"?

— Когда мы с учредителями придумывали концепцию нашего ТВ, то решили, что негативного и в жизни, и в телепространстве слишком много. Решили рассказать красивую сказку о Крыме и Севастополе.

— У меня подозрение, что с такой работой у тебя не хватает времени на семью. А как же муж, дочь?

— Наверное, как и у любой современной женщины. У нас есть няня, которая проводит с ней весь день, а вечером и по выходным мы вместе. Александре семь с половиной лет. Занимается тхэквондо — оранжевый пояс. Еще английским.

— В семье журналистов ей уже уготована участь телеведущей?

— Сначала она действительно хотела быть журналистом. А потом подумала и решила стать… ученым! Они-то поумнее директоров телевидения!

— Ты чего-нибудь боишься в жизни?

— Всегда вспоминаю мудрость Тамерлана: "Если чего-то боишься, то не делай этого. А если сделал, то уже ничего не бойся!"

— Какой вопрос я не задал?

— Есть ли у меня принципы, которые я не смогу нарушить?

— И…

— Есть. Стараюсь не врать ни окружающим, ни себе в первую очередь. А еще стараюсь помочь всем, кто меня окружает. Может быть, там, наверху, рядом со всеми моими минусами появится один маленький плюсик. А еще стараюсь прощать… врагов. Вот без друзей мне было бы жить страшно, а без врагов — скучно!

Такой вот необычный профиль Марины Сидорец — обыкновенной современной деловой женщины. У нее действительно много настоящих друзей и также много врагов и злопыхателей, которых она пытается простить. Еще одна восточная мудрость: "Врагов нет только у тех, кто ничего собой не представляет". К Сидорец это уж точно не относится. Да и заборов в Севастополе достаточно!

Другие статьи этого номера