Поручение для Гики

Приятно сообщить уважаемой читающей публике, что в Люберцах пишется, нет, не статья, не диссертация даже, а фундаментальная монография о классическом, значит, раннем Херсонесе Таврическом. Хотя можно ли жестко определить место для такой работы? За нее можно взяться где угодно, хоть в дальнем зарубежье. Все же кто-то, возможно, скажет: как такое может быть, ведь древнее поселение греков в Крыму и подмосковный городок разделяет свыше тысячи километров? Я бы первым предался сомнениям, если бы не познакомился с автором создаваемого масштабного исторического труда — кандидатом исторических наук Ангелиной Зедгенидзе.Около трех десятков лет трудовая биография ученой связана с Херсонесом Таврическим. Ей близки и понятны слова крупного исследователя его вековой давности Карла Косцюшко-Валюжинича, который сказал о седом от времени городище приблизительно так: расстаться с ним — это все равно что расстаться с жизнью.

Юная Ангелина Зедгенидзе пришла в коллектив заповедника с пахнущим коленкором дипломом о высшем филологическом образовании. Для молодых, таких как в ту пору Ангелина Андреевна, сотрудников время от времени устраивали экскурсии. Их проводил лично организатор и руководитель объединенной археологической экспедиции Харьковского, Уральского и Ленинградского университетов Станислав Стржелецкий. Во время одной из поездок на Гераклейский полуостров он остановился со своими спутниками на том месте, откуда почти целиком открылись границы клер — участков античных земледельцев. Нигде в мире такого не встретишь. С горечью Станислав Францевич заметил: "Мы, возможно, последнее поколение ученых, которое видит эти памятники величественными и нетронутыми". Сегодня, 45 лет спустя, мы можем поехать на Гераклейский полуостров, чтобы убедиться в обоснованности опасений Станислава Стржелецкого. Клеры, сохранившиеся в течение тысячелетий, теснят, подминают под себя варвары — наши современники.

Время, на которое пришлась молодость Ангелины Зедгенидзе, подарило плеяду выдающихся исследователей Херсонеса. О Станиславе Францевиче и его клерах уже сказано. Олегом Домбровским были открыты античный театр и все, что до него было. А были оборонительная стена и некрополь за ней. В другом месте Вера Борисова со своими помощниками сняла слой земли с руин цитадели римского периода истории городища. Был вознагражден и настойчивый научный поиск Инны Антоновой. Явившиеся взору людей термы (бани легионеров с Апеннин) — дело ее рук.

Только ли цитадель, театр, термы вернули людям эти и другие замечательные ученые? Если составить список их открытий, то он займет не одну страницу.

Могла ли среди таких подвижников довольствоваться малым молодая, задорная, по-хорошему амбициозная Ангелина Зедгенидзе? Конечно же нет.

Вчерашнюю выпускницу университета оформили на работу в заповеднике экскурсоводом. Девушке дали время на подготовку текста, с которым Ангелина Зедгенидзе собиралась выйти к первой в ее карьере группе туристов. Написанный текст предстояло защищать перед специальной комиссией. Новенькая очень волновалась.

— Эту комиссию возглавлял сам Станислав Стржелецкий, — вспоминает Ангелина Андреевна.

Все происходило таким образом, что речь словно шла вовсе не об обзорной экскурсии, а о защите диссертации. Но все прошло наилучшим образом. В среде экскурсоводов Ангелина Зедгенидзе долго не задержалась. Пришло время, и ее назначили на должность младшего научного сотрудника, далее еще ступенькой выше — научного сотрудника. В конце концов, Ангелина Андреевна исполняла обязанности заведующей одного из отделов заповедника.

Чтобы точно вспомнить дату того или иного события, в ходе нашей беседы Ангелина Андреевна для верности поступает так, как многие из нас.

— Кандидатскую диссертацию я защищала, — Ангелина Зедгенидзе на мгновение задумалась, — тогда, когда сыну Саше исполнилось… шесть лет, то есть в 1984 году.

Конечно же, она была посвящена раннему периоду в истории Херсонеса Таврического. Защита диссертации проходила далеко от дома, в Москве, в Институте археологии Академии наук СССР. Больше всех запомнился оппонент Василий Кузищин — заведующий кафедрой археологии института, кандидат исторических наук. Он устроил настоящую баню для соискательницы.

Нынешним летом Ангелина Андреевна побывала в Севастополе, в Национальном заповеднике "Херсонес Таврический".

— Большое спасибо директору заповедника Леониду Васильевичу Марченко за предоставленную замечательную возможность вновь окунуться в атмосферу с веками не исчезающей античности и ознакомиться с литературными новинками, которые находятся только в собрании библиотеки заповедника, — говорит Ангелина Зедгенидзе.

Летом гостья из Люберец пыталась связаться по телефону с автором этих заметок. К сожалению, не дозвонилась.

И вот мы беседуем в Люберцах. Ангелина Андреевна говорит, что по многим причинам вновь взялась за тему раннего Херсонеса. Прежде всего потому, что этот период его истории заслуживает более пристального внимания ученых. К тому же своим трудом Ангелина Зедгенидзе намерена выразить свое несогласие с доводами появившихся заочных оппонентов. Они стоят на том, что Херсонес Таврический основан не в IV-V веках до нашей эры, как считают Ангелина Андреевна и многие другие ученые, а на столетие раньше.

Ангелина Зедгенидзе работает в Московском гуманитарном университете, где преподает латинский язык. В план университета на будущий год включен выпуск книги с монографией о раннем Херсонесе Таврическом.

В 1963 году заповедник "Херсонес Таврический" в очередной раз посетил замечательный писатель Константин Паустовский. Тогда же его пленило желание на год-полтора поселиться, как писал Константин Георгиевич директору заповедника И.А. Антоновой, "в тишине и близости херсонесских руин и моря отдохнуть, поработать, быть никем не замеченным и никем не осаждаемым". На проводившихся в Херсонесе Таврическом массовых мероприятиях Ангелину Зедгенидзе наряжали в тунику героини легенды Гикии. Ее и послали к писателю в Ялтинский дом творчества с ответом ученых-"херсонеситов", составленным в стиле декрета свободных граждан античного полиса. В прошлом году я писал об этом эпизоде со слов очевидцев.

Они рассказывали мне, что Ангелина Зедгенидзе якобы предстала перед Константином Паустовским в тунике.

— Какая туника? — удивляется Ангелина Зедгенидзе. — Могла ли я в столь экзотическом наряде в общественном транспорте в Ялту ехать? И "почтальоном" меня определили вовсе не потому, что я, случалось, выступала в образе Гикии. Просто в Ялте мои родственники жили, тетя Василиса например.

Для свидания Константином Георгиевичем было назначено послеобеденное время. В вестибюле девушка сказала, как пройти в комнату писателя. Запомнились стол и ваза с роскошными цветами на нем. Ангелину любезно встретили Константин Георгиевич и его жена Татьяна Алексеевна.

Были с благодарностью приняты оригинально оформленное послание и сувенир — фотография базилики 1935 года на картонке. Снимок, кстати, специально сделала замечательный мастер Антонина Матвеевна Михайлова.

Выполнив поручение, Ангелина Зедгенидзе готова была откланяться, как и инструктировала ее Инна Анатольевна Антонова. Но не тут-то было. На столе появилась бутылка сухого крымского вина. Но за интересным разговором о ней тут же забыли.

— Константин Георгиевич не пренебрег моими знаниями, — в голосе с непрошедшей радостью вспоминает Ангелина Зедгенидзе. — Это всегда поддерживает.

Писатель попросил подробно рассказать о Херсонесе, работе ученых. Гостья, вдохновленная проявленным к ее рассказу неподдельным интересом, была в ударе. Беседа затянулась до момента, когда землю окутали вечерние сумерки. В тот весенний день в Ялте необычно ухали о набережную волны. Девушка не торопилась домой.

— Не хотелось снова попасть в обычную обстановку, — продолжает Ангелина Андреевна. — Вот так сразу опять окунуться в прозу жизни.

Ее долго не отпускало светлое, легкое, приподнятое настроение после встречи с Константином Георгиевичем.

Кстати, фотографию знаменитой базилики любовно поместили на стол у вазы с цветами. Сувенир "херсонеситов" был увезен в Тарусу. Снимок украсил кабинет в бревенчатом домишке писателя над рекой Таруской. Дошел ли севастопольский сувенир до наших дней?

Дошел! В этом я убедился, побывав в Тарусе Калужской области. Падчерица писателя Галина Арбузова позволила не только взглянуть, но и сфотографировать подарок "херсонеситов" 45-летней давности. Он все еще хранит тепло рук Константина Георгиевича и севастопольской Гикии — Ангелины Зедгенидзе. О встрече и беседе с Галиной Александровной — рассказ впереди.

Другие статьи этого номера