Откровения «придурка», или Размышления о je pas

Его можно называть по-всякому: городской сумасшедший, возмутитель спокойствия, бунтующий авангардист, хулиган от искусства. Ни один из эпитетов не подходит к этому пятидесятивосьмилетнему моложавому мужчине! Везде, где бы он ни появился, тут же возникает разговор на его излюбленную философскую тему, который, как правило, заканчивается женскими обмороками и мужскими потасовками. Нет, он не провоцирует, он так думает. Редкоземельный профиль Владимира БОЙЧЕНКО — в рубрике «Профили». В конце концов не все же о народных и заслуженных!
— Долгое время у меня была кличка Придурок. А с придурков, как известно, взятки гладки. Так что это была моя такая маленькая хитрость — я всю жизнь делаю только то, что хочу.

— А чего ты хочешь?

— Я всю жизнь борюсь с постмодернизмом. Еще в школе, когда я приходил на занятия в грязных ботинках, то на вопрос директора "Бойченко, почему ботинки грязные?" я отвечал, что у меня нет слуги.

— Тогда давай издалека: ты откуда родом?

— Родился я в Кургане. Моего папу по разнарядке послали строить завод в Евпатории, а уже потом — в Севастополь. Он строил здесь молокозавод.

— Школа, пионерия, комсомол, потом?..

— В том-то и дело, что все мои злоключения начались с торжественного исключения из октябрят!

— За что?

— Я нецензурно обругал нашу учительницу-мегеру. Так что впоследствии ни о пионерии, ни о комсомоле речь уже не шла. А вот в партию меня приглашали!

— Это за какие заслуги?

— Я работал на комбинате благоустройства — оформлял пляжные автостоянки, мастерская находилась на кладбище. И для укрепления партячейки меня чуть ли не силой пытались "вступить" как сравнительно малопьющего элемента. Но… не случилось. Потом многолетняя эпопея с поступлением в институт — в те времена непременно нужна была бумажка об образовании.

— Тоже обматерил кого-то?

— Нет, я высказывал смелые по тем временам идеи о роли современного искусства в жизни общества. Теперь понимаю, как мне повезло, что не приняли. Сейчас был бы министром культуры — можешь себе представить?! А так — полная свобода! Живопись вообще — самое свободное искусство. Музыка?.. Необходимо, чтобы ее где-то исполняли: в концертном зале консерватории, на радио, на ТВ… Театру тоже нужны как минимум зрители. А живописи никто не нужен: холст, краски, кисти и сам художник. Если у художника масса поклонников, значит, он либо исполняет социальный заказ, либо конъюнктурщик.

— Похоже, что ты — ни то ни другое?!

— Я бы бросил свое занятие, если бы обрел толпу поклонников.

— Продолжим вспоминать этапы трудового пути Владимира Бойченко?!

— Я всегда был художником: и в армии, и после на всевозможных предприятиях. Оформлял ленинские комнаты, работал в жэках… Кстати, всегда занимал первое место на выставках цветов! У меня был беспроигрышный вариант: я делал портрет Ленина из мха, а под ним надпись из цветов: "Решения съезда партии — в жизнь!" Или в 1969 году по случаю приезда иностранной делегации на фасаде ДОФа, где я числился художником-оформителем, висела нарисованная мною реплика из Кандинского! По тем временам было очень свежо. На "Севморзаводе" оформил очень авангардный огромный стенд "Слава труду!" Хвалили.

— А сейчас ты?..

— Сейчас я оформитель экспозиций в музее им. Крошицкого. Под чутким руководством Натальи Александровны Бендюковой…

— Под руководством или под присмотром?

— Нет, она умница! Благодаря ей действительно городской музей стал хранилищем редчайших картин великих мастеров, которые, к сожалению, хранятся в запасниках. Там есть роскошная "Нюшка" Кустодиева. Просто потрясающая! А какой великолепный Петров-Водкин! Минималистический натюрморт: два яйца, яблоко и стакан воды — больше ничего, но он великолепен этой лаконичностью. Так что служу я в музее развешивателем картин.

— Ой какие мы скромные! А как же академия абстракционизма?!

— А это для души. Да, я создал единственную академию подобного рода на постсоветском пространстве. Кстати, горжусь этим.

— То есть я сейчас разговариваю с академиком?

— И не будем стесняться этого звания. Я — академик! А кто может назвать меня неакадемиком? А на чем защищались те академики? На картинах типа "Сталин прогуливается с Ворошиловым" или "Ленин кормит кота", "Брежнев целует в десны Чаушеску".

— И сколько членов-корреспондентов в твоей академии?

— Семь в Севастополе и в Симферополе совершенно замечательный Дима Филов. Остальные — москвичи.

— Основная цель академиков?

— Противостоять засилью постмодернизма и так называемого актуального искусства. Современная жизнь — сплошь постмодернизм для масс. Вот смотри: американцы в Иране, "Буря в пустыне". Сидит обыватель у телевизора, пьет пиво с орешками и смотрит красивый спектакль: самолеты бомбят объекты, горят нефтяные скважины, танки ползут по пустыне, как жуки… Завораживает, да? Это и есть постмодернизм.

— Тогда и расстрел Белого дома, и башни-близнецы, и катастрофы "Шаттлов"?..

— Конечно! Современное общество нуждается в эмоциональном допинге, эпатаже — отсюда и стремительное распространение постмодернизма во всех его проявлениях. Недавно узнал, что на аукционе в Лондоне за сто миллионов фунтов был продан "Золотой телец"! Взяли бычка, позолотили ему рога и копыта, поместили в емкость с формалином — и вот тебе произведение искусства! Кстати, постмодернизм на руку современным правителям — у населения размягчаются мозги, и они становятся инертными и легкоуправляемыми. Так что налицо факт госзаказа!

— Прости, но не могу удержаться: ты… это… не состоишь на учете в ПНД?

— Нет, а что, похож? Известный психолог Леви сказал: "Тот, кто является вполне нормальным, в обществе всегда будет выглядеть идиотом"! Так, может, я и есть вполне нормальный?! Просто у обочины жить легче — никто не выражает восторга, думая, как бы воткнуть тебе нож в спину.

— Кстати, как к тебе относятся "братья по цеху"? Художники-реалисты, члены СХ?

— Индифферентно. Я помогаю им оформлять выставки, а они… Мы живем в параллельных мирах.

— А как ты относишься к критике своего творчества, ведь наверняка?..

— Никак не отношусь. Мне интересно мнение муравья или таракана? Нет.

— От своих осведомителей я узнал, что ты давно и серьезно занимаешься восточными философско-религиозными учениями, так?

— И что? Да, я лет сорок занимаюсь йогой, увлекаюсь даосизмом… Каждый человек внутри себя сам выращивает свое мировоззрение, а потом просто смотрит: на что больше похоже? Мое мировоззрение во многом совпадает именно с даосизмом. А йога? У меня давным-давно возникли некоторые проблемы со здоровьем — йога успешно их все решила. С тех пор каждый день два-три часа я ею занимаюсь.

— Ого, так ты здоровый человек?!

— Опять же восточная мудрость: "Чтобы быть абсолютно здоровым, надо быть капельку больным"! Должен быть какой-то люфт, покачивание из стороны в сторону. Любая остановка — это смерть, поэтому абсолютно здоровым быть никому не рекомендую.

— А йога согласна с утверждением, что все болезни — от головы и лишь две-три — от любви?!

— Конечно! Мы все заболеваем с головы, так же, как и рыба, которая гниет оттуда же. Люди стараются лечить симптомы, проявления, а не первопричину. Ну а первопричина всегда в наших мыслях, страхах, чувствах.

— Сильно сказал!

— Это не я. Вспомни Христа, он же своим ученикам сказал: вы можете и должны не только лечить страждущих, но и воскрешать мертвых! А те не поверили в свои силы и возможности. С тех пор люди перестали излечиваться и начали штабелями умирать.

— Мне уже не терпится перейти к "десерту"! Твоя теория о том, что женщина — суть… стала слишком обсуждаемой в кулуарах. Поздравляю, у тебя появилось множество последователей и неофитов! Поделишься с широкой аудиторией своими исследованиями? Предупреждаю: есть опасность, что многие представительницы "женской национальности" предадут тебя (и меня, кстати!) анафеме. Начнем?

— Мне не привыкать. Тебе, думаю, тоже. Все очень просто: женщина — водная стихия, она внизу. Мужчина — огонь, поэтому он вверху. И та и другая субстанция стремится друг к другу, но… При этом женское, иньское, начало пытается возвыситься, а мужское, ян, — опуститься! Поэтому женщин чаще всего где можно встретить? Правильно! В церкви, в театре, на выставке, на концерте. А мужчин? В пивной, в борделе, в сауне… Список порочных мест обитания мужчин бесконечен! Женское начало — оно текучее, поэтому она, женщина, непредсказуема, как и Вселенная. А задача мужского огненного начала — разогреть эту воду, довести до кипения.

— По моим наблюдениям, чаще наоборот: вода тушит огонь прежде, чем согреется!

— Значит, плохой огонь, слабый. Вода хочет быть согретой, доведенной до точки кипения. Ну а если не получается, она в отместку гасит фитилек!

— Мудро. После твоих откровений лично мне не хочется быть огнем: пятьдесят на пятьдесят. Лучше уж чем-то нейтральным: дерево там, камень какой-никакой, грязь в конце концов!..

— А не надо бояться! Надо умело расположить огонь под емкостью с водой и греть до получения пара. А пар — это бесконечность, это — ничто! Смысл слияния мужского и женского начала — раствориться в космосе.

— Перейдем к финальной, точнее, к "филейной" части? Ты — художник, который много лет и с удовольствием изображает на своих бессмертных холстах исключительно… как бы сказать так, чтобы редактор (женщина, кстати!) пропустила… О, женские ягодицы.

— Все дело в линии. Линия женской … абсолютна и иллюзорна, как линия горизонта. Это целая эстетика, не имеющая ничего общего с сексуальным влечением. Кстати, все женские … так же уникальны и неповторимы, как отпечатки пальцев! Это своего рода женский индивидуальный идентификационный код, по которому мужчина опознает именно свою женщину. Признайся: ты часто можешь вспомнить глаза понравившейся случайной прохожей? Видишь, нет. А вот, как ты говоришь "ягодицы", — всегда! Кстати, сами женщины знают об этом феномене и умело используют эти знания в земной жизни.

— Никогда не задумывался об этимологии своего любимого слова?

— Думаю, оно имеет французское происхождение: je pas. Кстати, украинский аналог мне кажется весьма грубым. Изображая je pas, ты можешь получить исчерпывающие сведения о данной женщине: ее мысли, чаяния, мечты, беды… Ты можешь постигнуть самые сакральные тайны мироздания, хотя такие знания никого не сделали счастливым.

Описывать изображения на многочисленных картинах Бойченко бессмысленно! На них изображена одна и та же часть женского тела. Похожих я не увидел. Более того, если посмотреть на изображения через призму философии художника, то… Никому не стану навязывать свое мнение. А вы посмотрите! 16 ноября в 14.00 откроется его новая "закрытая" выставка под открытым небом на улице Ивана Голубца, 57. А называется она "Женщина-иероглиф". Еще одна ступенька на бесконечной лестнице познания женщины мужчиной. Мне так показалось.

Другие статьи этого номера