Соль угля

О том, что в действительности представляет уголь, каково его воздействие на человека и окружающую среду, севастопольским и крымским журналистам рассказал кандидат технических наук, заведующий отделом защиты окружающей среды Украинского государственного научно-исследовательского углехимического института (УХИН) Александр БОРИСЕНКО. УХИН — единственный в Украине научный институт в области исследования химического состава, строения и свойств углей.- Я знаю, что сегодня жителей Севастополя очень сильно волнует вопрос строительства универсального перегрузочного комплекса по перевалке сыпучих грузов, в том числе и угля. И настороженное отношение севастопольцев вызывает уголь как таковой. Я более 15 лет работаю в УХИНе, свыше пяти лет возглавляю отдел защиты окружающей среды, поэтому могу дать четкие компетентные пояснения.

Уголь — это инертный минерал, нетоксичный. Эксперты оценивают уровень его экологического воздействия на человека как минимальный. Его вредность можно сравнить с вредностью песка, как пляжного, так и того, что используется при строительстве.

Сегодня украинская угольная промышленность не может полностью обеспечить потребности отечественной металлургии в коксующихся углях, как по объемам добываемого сырья, так и по его качеству, в частности по содержанию серы. Украинский уголь из-за своей очень высокой серности не отвечает требованиям современной металлургии, его необходимо смешивать с импортными малосернистыми углями. Уголь ранее завозился в Украину из ближнего зарубежья — России и Казахстана. Однако в последние годы в России также начал ощущаться дефицит качественных углей, и его поставки в Украину сильно сократились. Поэтому в последнее время в Украину стали завозить уголь из Австралии и США. Из дальнего зарубежья уголь поступает в нашу страну через порты Румынии или же путем разгрузки сухогрузов на рейде, что экономически и экологически нецелесообразно. Этим, я думаю, и обусловлена идея строительства в порту Севастополя закрытого универсального перегрузочного комплекса (УПК). Да и вообще перегрузка угля открытым способом, как в Мариуполе или Бердянске, — это прошлый век.

— Каково содержание в угле тяжелых металлов?

— Что касается содержания в угле тяжелых металлов, то оно составляет порядка 0,01%. К примеру, сравнимый уровень тяжелых металлов содержится в поваренной соли, которую мы употребляем в пищу. Поэтому не надо пугаться. Тяжелые металлы в составе угля находятся в связанном состоянии и вред наносить не могут.

Наш институт располагает базой данных о радиоактивного отечественного и зарубежного угля, уровень которой зависит от содержания тяжелых металлов. Так вот, она, радиоактивность угля, в 10 раз меньше установленной "Нормами радиационной безопасности Украины" НРБУ-97. Мы проверяем весь уголь, поступающий на украинские коксохимические предприятия. (От редакции. На коксохимических заводах из угля производится кокс, который, в свою очередь, используется в доменных печах металлургических заводов для выплавки металла). Радиоактивность этого угля колеблется от 20 до 50 беккерелей на килограмм (Бк/кг), а установленная в Украине норма составляет 370 Бк/кг. Данная норма применяется к строительным материалам для жилых помещений, например к кирпичу.

— Насколько велик шанс самовозгорания угля?

— Теперь о самовозгорании угля. Если уголь хранится в закрытых складах при соблюдении техники безопасности, в частности, ведется контроль температуры в штабеле угля (она не должна превышать 60 градусов Цельсия), и не нарушаются нормативные сроки хранения, то ни о каком самовозгорании угля говорить не приходится. На коксохимических заводах, где уголь хранится в таких же складах, что планируют построить в Севастополе, о случаях самовозгорания никто не помнит.

Ознакомившись с проектом комплекса, я могу сказать, что в него заложены природоохранные мероприятия, которые полностью отвечают требованиям современного украинского законодательства.

— А при использовании технологии "водяного тумана"? Ведь говорят, что вода увеличивает шанс самовозгорания…

— Мощность углезагрузочной машины — 1,5 тысячи тонн в час. Для производства "водяного тумана" необходим один кубометр воды. Влажность при этом увеличится максимум на 0,2%. Этого явно не хватит для того, чтобы вообще существенно увеличить влажность угля.

Кроме того, многие, кто использовал уголь в бытовых целях, хранил его на улице, где он сырел, мок. Вы слышали о случаях самовозгорания? Чем влажнее уголь, тем меньше шансов для самовозгорания. Да и угольной пыли нет.

— Кстати, о пыли…

— Выброс угольной пыли, предусмотренный проектом УПК, отвечает даже требованиям Евросоюза и в 2-3 раза ниже требований украинского законодательства. Концентрация пыли в таких складах обычно не превышает 4-5 г/м3, а по всем справочным данным, ее взрывоопасность начинается от 50 г/м3. Видно, что содержание пыли в 10 раз меньше нижнего предела.

Безусловно, хочу отметить, и на этом настаиваю, что после ввода в эксплуатацию УПК необходимо постоянно проводить экологический мониторинг, радиационный контроль поступающего угля и соблюдать требования техники безопасности. Тогда никаких проблем ни у жителей города, ни у работников предприятия возникать не будет.

— Какова вероятность жителям Севастополя и работникам "Авлиты" "подхватить" профессиональные заболевания шахтеров — силикоз, к примеру?

— Никакой. На коксохимзаводах, где эксплуатируются подобные закрытые склады, если соблюдаются требования гигиены труда и используются индивидуальные средства защиты, случаи заболевания силикозом не наблюдались. Потому что в складах совершенно не та концентрация пыли, нежели в угольном забое. Тем более что, как мне известно, в текущий проект универсального перегрузочного комплекса заложены природоохранные мероприятия, отвечающие требованиям передовых технологий и позволяющие достичь максимально безопасной работы объекта. В частности, уровень концентрации пыли не только на объекте, но и в санитарно-защитной зоне, согласно проекту, отвечает требованиям Европейского Союза и в 2 раза ниже нормативов, заложенных в украинском законодательстве.

— А рост онкозаболеваний?

— При такой концентрации угольной пыли об этом можно не говорить.

— Не превратится ли Севастополь в шахтерский городок?

— Конечно нет! Мы ведь говорим не о добыче, речь идет о перевалке угля. А это два разных понятия…

Другие статьи этого номера