Чаепитие у Патриарха…

Сообщение о смерти Патриарха Московского и всея Руси Алексия II встревожило сердца, отозвалось тяжкой болью. Особенно у тех людей, кому посчастливилось ощутить на себе светлое воздействие этого выдающегося деятеля и удивительного человека. В их числе — юные севастопольцы, лауреаты творческого конкурса по проекту Геннадия Черкашина.В ноябре 1998 года авторам лучших работ, посвященных 2000-летию христианства, выпала честь представлять в Москве севастопольскую молодежь. Поездка была организована по приглашению Святейшего Патриарха. Восемь дней наши ребята по тщательно подготовленной программе знакомились со святыми местами — храмами и монастырями российской столицы. А на последний день — 9 ноября — была запланирована встреча с Алексием II. Еще когда мы уезжали из Севастополя, многие выражали сомнение, что такая встреча состоится. А если, мол, вам так повезет, то запомните: при встрече с Патриархом "очи долу, и пока руку не поцелуете, глаз не поднимайте". Естественно, наши ребята — а это были обычные, еще не познавшие религиозной науки мальчики и девочки, — очень волновались. Как вести себя в присутствии такой высокой особы? О чем спрашивать? Что говорить?

А все оказалось совсем не так. Патриарх принимал нас не в храме, а в своей резиденции в Чистом переулке. В особняке собралось много представителей прессы, телевидения. Как только Алексий II вошел в зал, он сразу же понял состояние детей: "Ну что, ребята, не замерзли? Вы ведь с юга? (Ноябрь тогда выдался снежным и морозным. — Авт.). Проходите к столу. Чай пить будем?"

И никаких "очи долу". Мы разместились за большим овальным столом, и все опасения и волнения как рукой сняло. А Патриарх тут же рассказал: "Вчера, к счастью, у меня выдался выходной день, и я смог прочитать ваши сочинения".

Вот это совсем удивительно! Алексий II перед встречей нашел возможность и посчитал необходимым познакомиться с работами севастопольских ребят, понять, что ими движет, чем они озабочены, к чему стремятся. И разговор пошел конкретный. Так, Патриарх отметил сочинение о флотских священниках, которые служили на кораблях Черноморского флота в XIX столетии (такую тему выбрал для своего сочинения Миша Костандов), остановился на других работах и даже покритиковал трактат одного нашего юного автора, который чересчур увлекся метафизикой.

"Ваши сочинения, — говорил Святейший, — написаны с большой любовью к истории, святым местам, в которых вы живете, к Херсонесу как к колыбели христианства на нашей земле. То, что дети занимаются исследовательской работой, что они любят историю, приобщаются к великому юбилею христианства, заслуживает всяческой похвалы, одобрения и признательности. Вы делаете первые шаги. Мы приветствуем, что вы являетесь в какой-то степени пионерами в этой области… И ваша инициатива достойна продолжения и широкого распространения…"

По протоколу на эту встречу было отведено 30 минут. На деле же Патриарх беседовал с севастопольцами 2 часа 10 минут! Интересовался, выслушивал вопросы, вспоминал свое детство, советовал, наставлял, вселял уверенность. Какая это была беседа! Какой свет, какое тепло, какая сердечность исходили от Патриарха!

"Я рад встрече с вами, — говорил Святейший. — Беседую с вами и сам чувствую себя моложе".

А потом были подарки. Каждый участник встречи получил икону, крестик и книгу Патриарха. Ребята попросили автограф и тут же выстроились в очередь.

В заключение Алексий II спросил меня, есть ли в Фонде имени Геннадия Черкашина многотомная история Русской Православной Церкви. Конечно, мы не имели такого редкого издания. "Матушка, — произнес Патриарх, — принесите, пожалуйста, книги".

Одиннадцать томов — уникальное роскошное издание с дарственной надписью Алексия II — мы привезли с собой в Севастополь. На заседании правления Фонда истории и культуры имени Геннадия Черкашина было принято решение: с этим бесценным даром должны познакомиться все желающие севастопольцы, и потому мы передали эти книги на хранение в Центральную детскую библиотеку им. А.П. Гайдара.

На всю жизнь осталась в наших сердцах эта удивительная встреча.

И как тяжела, как горька, как невосполнима эта потеря!

Другие статьи этого номера