Тайная прапамять Ники

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Моя племянница Ника до пяти лет росла нормальным, без всяких отклонений ребенком. Но как-то вечером, когда я был в гостях у своего старшего брата Андрея, отца Ники, она всех нас просто ошеломила. Ника рассматривала картинки в одной из детских книг Кассиля, "переговаривалась" с какаду Петрушей и вдруг выдала: "А в городе Жигулевске, в доме моего другого папы, в комнате тоже жил попугай по имени Фрэди, а в сад мы лазали по проходу, слева от калитки".

Ее мама Танюшка удивленно вытаращила глаза на дочь и спросила: "Никуша, что ты там нафантазировала?"

А Ника, продолжая листать книгу, еще больше всех нас заинтриговала.

— Да-да, мамочка, не спорь, я все хорошо помню, — как бы уточняя вышесказанное, произнесла она. — И как мы с папой Геной запускали змея, он упал потом в большую речку. И как мама Люся учила меня правильно отвечать, если спросят, как моя фамилия.

— И ты помнишь эту свою другую фамилию? — с нервным смешком спросил дочку мой брат.

— Да! Меня звали Светой по фамилии Ухова.

В комнате зависла неловкая пауза. Мы, взрослые, смотрели друг на друга глазами, в которых поселилось слегка тревожное недоумение: "Что творится с ребенком?"

А Нику как будто прорвало. Как бы ненароком она изо дня в день подкидывала родителям новые и новые шарады. То вспомнит про белый пароход на большой речке (надо полагать, Волге, где она никогда не была раньше), то расскажет про яблоню в саду дома в Жигулевске, на стволе которой папа Гена прибил скворечник, а его потом якобы сорвало бурей с сильным дождем, и ей, Нике, было очень жалко смотреть на обломки скворечника, прибитого ветром к собачьей будке, где жила их старая овчарка по кличке Джулия…

Фрагменты отдельных воспоминаний Ники казались такими достоверными, что родители решили посоветоваться с врачами. Доктор, детский психотерапевт из Харькова, долго расспрашивал девочку, задавал ей неожиданные вопросы, качал головой, хмыкал, замолкал на минуту, что-то занося в свой журнал, и, наконец, произнес загадочное… "детская реинкарнация".

Я знал, о чем идет речь, а потому переспросил врача: "А вы сами верите в эти индийские чудеса?"

На что тот ответил, что воспоминания людей об их так называемой прошлой жизни нередки в сегодняшней практике психотерапии, но серьезного научного обоснования этого явления пока не существует.

Все это происходило с Никой в 2004 году. Весной 2005-го из Самары в адрес моего старшего брата пришло письмо о том, что умер дядя Боря, который оставил завещание. В нем он изъявил желание подарить садовый участок (10 соток) в пригородной дачной зоне Самары своему племяннику, т.е. моему брату Андрею. Возникла необходимость ехать на Волгу, вступать в наследство.

Брат оформил отпуск, и на семейном совете было решено, так сказать по ходу пьесы, взять с собой и Нику, чтобы махнуть потом на денек в Жигулевск. А вдруг что-нибудь да всплывет "параллельно" странным рассказам дочери?

Сказано — сделано. К сожалению, дом, который так живописно вспоминала моя племянница, они так и не отыскали. Но он существовал! Потому что в городском архиве Жигулевска всплыла-таки фамилия Геннадия Ухова. Такой человек здесь проживал с женой и дочерью в начале 30-х годов прошлого века. И семейство Уховых действительно имело большое домовладение на берегу Волги, недалеко от плотины. Самым последним архивным документом, который, будучи найденным, оказался как нельзя кстати, была копия завещания инженера-строителя Геннадия Викторовича Ухова, в котором он распорядился после смерти 1/2 часть дома оставить своей дочери… Светлане. Вот и все…

Другие статьи этого номера