«Федя, отзовись!»

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.За всю свою жизнь мне довелось трижды менять квартиру. Даже "менять" — не то слово: "получать". В советские времена для определенной категории граждан, т.н. номенклатуры, государство становилось в позу "доброго дяди". И ведь не нашлось в правительстве ни одного похожего на того сановного дьяка в петровские времена, который примерно раз в месяц выдавал на-гора новые и новые жесткие фискальные законы, как, например, налог на бороду. Я бы, честное слово, фиксировал, где надо, факт однажды выделенной человеку квартиры и за вторую в течение 5-10-15 лет высчитывал бы из зарплаты обладателя дармовой жилплощади стоимость "вторичного" жилья…

Но не о том речь. С самого зеленого юношества я жутко завидовал тем семьям, в которых селятся добрые домовые. И у меня было много примеров такого чудесного сожительства. Но мне не везло. И у родителей, и в очередной моей квартире домовые почему-то никак не проявляли себя.

Стукнул XXI век. Так называемая моя последняя бесплатная советская квартира отошла к старшей дочери, а я уже на деньги, заработанные на шахте в Салехарде, купил себе и жене однокомнатную "чешку" в Гагаринском районе.

Перед тем как вселяться, пошел в церковь, поставил свечу на добро в новой жизни и, понимая, что вообще-то богохульствую, пожелал заполучить, наконец, в новом своем жилье… домового.

Минул месяц нашего обитания на новом месте. Я, конечно, в кухне на ночь ставил блюдечко с молоком, кусочек какого-нибудь лакомства. Сведущие люди советовали: именно таким образом следует задабривать домовых.

Но ничего не происходило. Правда, как-то по весне мне приснился, как говорят, вещий сон. Будто бы сижу я за большим письменным столом, держу в руке огромный красный карандаш и вырисовываю им на тетрадке какие-то косые вертикальные линии. А свет от настольной лампы как бы затеняется чем-то в правом углу. И мне жуть как хочется узнать: а что же там? Я беру лупу, направляю луч лампы в правый угол листочка и четко читаю начертанные круглым незнакомым почерком такие слова: "Домовой Федя. Зови!" И рядом — косая линия от красной шариковой ручки со стрелообразным знаком, указывающим в направлении северного угла нашей кухни. И пояснительная записка: "Вверх — да. Вниз — нет".

Проснулся я с двойственным чувством. Как будто мне предстояло что-то сделать нестандартное. И причем незамедлительно. Я прошел в кухню, посмотрел на "заветный" угол. Там, кстати, обычно спал днем наш кот Мишель, но сейчас его не было на привычном месте. Что меня подвигло — не знаю, но я вдруг стал звать домового: "Федя! Федя! Отзовись!"

Никакой, разумеется, реакции. Вечером я вспомнил сон, "пояснительную записку" и решил проэкспериментировать. Вначале взял чистый лист бумаги, положил на него авторучку с красными чернилами, а чуть выше написал следующее: "Что посоветуешь, Федя? Близкий родственник просит на полгода занять ему тысячу долларов. Занимать? И второе: маме рекомендуют врачи сделать полостную операцию. Но она страдает серьезной формой ишемической болезни. Соглашаться?"

Затем я ушел в спальню. Утром подхожу к кухонному столу и чувствую, как меж лопаток бегут мурашки. Одна красная линия (я ее не оставлял) круто взмывалась вверх, а вторая — загибалась вниз.

Я громко поблагодарил домового (наконец-то он объявился в моем доме!) и все сделал, как он посоветовал. Деньги занял, а маму без хирургического вмешательства стали лечить по методу харьковского профессора И.Д. Стогния.

И что же? Все советы Феди "пришлись ко двору", т.е. оказались полезными и верными. Теперь наша семья очень дружит со своим домовым, часто он помогает дельными советами в ходе почти детской игры "да — нет".

Кстати, присутствие в нашей жизни домовых подтверждает не только фольклор многих народов мира, но и современные многочисленные свидетельства их существования как представителей незримой цивилизации — носителей миссии доброй воли по отношению к людям.

Другие статьи этого номера