«Все, что было начато при Викторе Андреевиче Карпенко, мы постараемся сохранить»

Прошел год, как после болезни ушел из жизни ректор Севастопольского национального технического университета Виктор Андреевич Карпенко. Утрата оказалась настолько велика, что и сегодня близкие, друзья и коллеги ректора все еще испытывают горечь и боль, словно не желая мириться со случившимся. Время лишь четче высветило светлые, положительные стороны этого удивительного человека, оставившего в истории университета, в жизни города глубокий след.

"БЛАГОДАРЯ ЕМУ МЫ СТАЛИ НАЦИОНАЛЬНЫМ"

Виктор Андреевич возглавлял СевНТУ с 1999 года до конца 2007-го. Как капитан на дрейфующем корабле в неспокойном житейском океане, он считал своим долгом беречь экипаж, чтобы все могли благополучно доплыть до цели. Все, кто был знаком с В.А. Карпенко, отмечают, что и в студенте, и в преподавателе он видел и ценил в первую очередь человека.

Вспоминает проректор Александр Григорьевич ЛУКЬЯНЧУК:

— В 90-е годы Севастопольский приборостроительный институт переживал тяжелые времена. Социально-экономические, политические перипетии в стране на неопределенное время потеснили науку. Признаки деградации в сфере высшего образования тогда обозначились едва ли не во всем: и в количественном наборе студентов, и в снижении уровня обучения, и в ухудшении социальных условий жизни. Бывали времена, когда преподаватели по полгода не получали заработную плату, что не могло не отразиться на настроении, работоспособности людей. Начало ректорства Виктора Андреевича пришлось как раз на это трудное время.

Первое, что сделал Карпенко, вступив в должность, — создал достойные условия для процесса обучения и преподавательского труда. С его приходом заработная плата в университете снова стала выплачиваться вовремя, появились годовые премии. Он понимал: надо во что бы то ни стало спасти, сохранить "золотой фонд", высшие педагогические квалифицированные кадры. Иначе потом для его восстановления потребуются долгие годы. Он взялся активно обустраивать быт студентов: разогнал расплодившихся частников-арендаторов, заново воссоздал систему общественного питания. В главном корпусе на улице Гоголя была восстановлена студенческая столовая, где ежедневно приготавливались горячие блюда. Открылись буфеты, на каждом этаже учебного корпуса заработали кафе. По его инициативе был начат (и продолжается) ремонт общежитий.

Виктор Андреевич не терпел авторитаризма. Он ввел в практику регулярные встречи со студенческими активами для более эффективного и скорого решения бытовых, учебных, финансовых вопросов. Каждый студент мог, в случае необходимости, обратиться со своими проблемами непосредственно к ректору. Все знали, какой это чуткий, отзывчивый и порядочный человек.

Он действительно умел создавать вокруг себя особую, доброжелательную атмосферу. Вроде скажет несколько коротких фраз, а человек чувствует, как поднимается настроение. При этом Виктор Андреевич обладал удивительной памятью, о которой в университете до сих пор ходят легенды. Он помнил лица, имена, фамилии, телефоны даже тех людей, с которыми много лет не встречался. Мы практически не видели, чтобы Виктор Андреевич вел какие-то записи, делал пометки, но его ссылки, замечания, поправки были всегда неизменно точны. Бывало, услышит фамилию студента — и вспомнит, как лет восемнадцать назад он, будучи секретарем приемной комиссии, принимал в институт кого-то из его родителей. Это производило сильное впечатление, ведь за годы работы в университете студентов перед глазами Карпенко прошло тысячи.

Проректор Вадим Александрович КРАМАРЬ:

— Отличная память, энциклопедические знания, которыми обладал Виктор Андреевич, действительно нас всегда удивляли. Причем какую область ни возьми, научную или просто житейскую. Например, однажды я был свидетелем, как Виктор Андреевич и народный артист Украины В. Засухин устроили состязания: кто больше и лучше знаком с творческим наследием В. Высоцкого, поклонниками которого являлись оба. Победил наш ректор. Но я, как и многие мои коллеги, вспоминая ректора, чувствую в первую очередь, насколько это был светлый, доброжелательный, отзывчивый человек. Для него обидеть собеседника было немыслимо, и в то же время, при всей внешней мягкости, он умел добиваться намеченных целей. Природная интеллигентность не мешала ему доводить любое начатое дело до конца.

Имея награды — звание заслуженного работника образования Украины, орден "За заслуги перед Отечеством" III степени, орден Дмитрия Солунского, многочисленные грамоты за вклад в развитие науки Кабинета министров, — Виктор Андреевич Карпенко пользовался заслуженным авторитетом в научном мире, и не только в городе, но и в стране. Он, как никто, понимал специфику и уникальность нашего высшего учебного заведения. Он все делал для того, чтобы сохранить, поднять его авторитет. Благодаря настойчивости ректора, его влиянию в научных кругах указом президента Севастопольский приборостроительный институт в канун 50-летия получил статус национального технического университета. Это открыло перед нами новые перспективы, прибавило сил.

Вновь назначенный ректор Евгений Валентинович ПАШКОВ:

— Я с Виктором Андреевичем Карпенко был знаком со студенческой скамьи. Мы вместе занимались спортом, ездили по стране со стройотрядом, а по окончании института оба остались преподавать. Уже в молодости было заметно, что он — прирожденный лидер. Если занимался баскетболом — его выбирали капитаном команды, если ехал куда-то со стройотрядом — возглавлял его. Он как магнит притягивал к себе людей, умел хорошо организовать дело и, что очень важно, повести его так, что каждый в команде ощущал себя значимым и нужным человеком.

Особенное отношение у Виктора Андреевича было к ветеранам Великой Отечественной войны. Возможно, потому, что фронтовиками были его родители, военные медики. При В.А. Карпенко из университета не был уволен ни один ветеран. Наоборот, были свои традиции чествования ветеранов.

Вступив в должность ректора, Виктор Андреевич Карпенко действительно первым делом озаботился улучшением качества жизни людей. Но параллельно он вел большую работу в направлении преобразования материально-технической базы университета. Наступали новые времена, и, чтобы сохранить конкурентоспособность, мы должны были сделать качественный прорыв, получить новые, современные технологии.

При В.А. Карпенко новое дыхание получил Центр переподготовки и аттестации плавсостава. Благодаря активной позиции ректора были закуплены и установлены современные специальные тренажеры, создающие разные морские и океанические условия для управления судами. В настоящее время благодаря модернизации учебного процесса, внедрению новейших технологий наши сертификаты признают все самые престижные крюинговые компании мира. Качество образования, получаемого нашими студентами, высоко ценится работодателями. В сотрудничестве с международными партнерами на базе СевНТУ был открыт институт современных технологий и инноваций. Девять лабораторий оснащены по последнему слову техники — оборудованием, общая стоимость которого превышает несколько миллионов гривен. Это позволяет нам проводить профессиональную подготовку специалистов в рамках Болонского процесса. Все, что было начато при Викторе Андреевиче Карпенко, мы постараемся сохранить.

ВИКТОР АНДРЕЕВИЧ ОБЕЩАЛ ЖЕНЕ УЙТИ В СКОРОМ ВРЕМЕНИ В ОТПУСК. ВОТ ТОЛЬКО ЗАКОНЧИТ КОЕ-КАКИЕ ДЕЛА…

Вся жизнь, профессиональная деятельность Виктора Андреевича Карпенко были посвящены родному городу, университету. В его трудовой книжке одна запись — нынешний СевНТУ. Порог Севастопольского технического университета (тогда еще филиала Одесского политехнического) он переступил в 1960 году. В 1966 году окончил вуз с красным дипломом. Будучи студентом и капитаном институтской баскетбольной команды, познакомился с будущей женой Ириной. Они прожили вместе 41 год.

С Ириной Валентиновной Карпенко мы встретились в домашней обстановке. Здесь, в уютной просторной квартире, Виктор Андреевич прожил последние шесть лет. До этого семья ректора 34 года проживала в весьма скромных условиях, в обычном, ничем особо не отличающемся от многих других кооперативном доме. Двадцать лет выплачивали взносы для погашения кредита. Для того чтобы семья могла иметь свой угол и крышу над головой, Виктор Андреевич не чурался никакой, в том числе и тяжелой, физической работы. Оклада преподавателя молодой семье, где уже подрастал сын, не хватало. Выручали стройотряды. В Якутии, Тюмени, Омской области есть бытовые и хозяйственные объекты, возведенные непосредственно руками Виктора Андреевича.

Его коллеги вспоминали, как Виктор Андреевич внимательно относился к своей жене. Если во время совещания выходило так, что звонила супруга, их руководитель мог ненадолго приостановить дела. Да и сама Ирина Валентиновна искренне призналась, что его удивительное миролюбие, доброжелательность и нежное, чуткое отношение к ней были таковы, что поссориться с мужем для нее было практически невозможно. Если и были разногласия в последние годы, то только по поводу "несерьезного", как ей казалось, отношения мужа к собственному здоровью. Он курил — она умоляла бросить вредную привычку. Он "пропадал" на работе, с головой погружался в дела — она уговаривала поберечь силы. Ирина Валентиновна словно чувствовала, что пора ее неугомонному мужу на заслуженный отдых. Вот и накануне непоправимой беды он ей клятвенно обещал уйти в скором времени в отпуск. Вот только закончит кое-какие дела…

— В конце 2007 года муж обещал закончить дела, взять отпуск, но 1 декабря уже оказался в больнице. Его не стало 10 января. С той поры я живу, словно в тумане какой-то невообразимой нелепости, не веря, что больше никогда он не вернется с работы домой, — говорит Ирина Валентиновна.

Она вспоминает, как в студенческие годы о Викторе Андреевиче ей сказал один человек: "Лучшего друга ты себе не найдешь". Это оказались пророческие слова. И даже сейчас, сквозь слезы и боль, она непрестанно благодарит судьбу за то, что встретила в своей жизни такого человека:

— Все годы я храню письма, которые Виктор, еще не будучи моим мужем, каждый день писал мне из военных лагерей. С тех пор прошло уже 43 года, а у меня до сих пор, как и тогда, в юности, сжимается сердце, когда я их перечитываю. Столько в них тепла, столько нежности и любви… И сейчас я перечитываю их снова и снова…

— Меня греет мысль о том, что у нас есть сын, который по своему мироощущению очень похож на отца. Я очень рада, что Андрей так же самозабвенно, как отец, предан своей профессии (он врач-онколог, кандидат медицинских наук), так же трепетно относится к семье и подрастающим детям, — поделилась своими мыслями Ирина Валентиновна.

— Часто я слышала, как люди говорят, мол, любовь приходит и уходит. Настоящее чувство не уходит просто так, это же не вещь, которую подержал в руках и бросил. В последние годы мы с Виктором Андреевичем стали особенно близки. И честно скажу: в этом именно его большая заслуга. Он умел растить и беречь наши чувства. Всегда был внимателен даже к мелочам. Все семейные торжества, даты, праздники проходили тепло и весело. А знаете, что он говорил мне едва ли не каждое утро? — просветлев от добрых воспоминаний, с улыбкой говорит Ирина Валентиновна. — "Ты у меня такая красивая!"

Другие статьи этого номера