Бабушка со спичками

Начинать всегда тяжело! Но «глаза боятся, а руки делают». Первый «Профиль» в этом году… Конечно, можно было бы сделать актуальное интервью с большим политиком, высокопоставленным чиновником, известным телеведущим или с командующим. Захотелось совсем другого. Чего-то очень знакомого и понятного.
Екатерина Степановна — обыкновенный севастопольский пенсионер. Ей семьдесят шесть лет. Пережила двоих мужей. Дочь с мужем и внуком живет в Новосибирске. У внука недавно родились близняшки! Так Екатерина Степановна стала прабабушкой. Видятся раз в год, когда дети приезжают в отпуск. Остальное время она живет одна в простой двухкомнатной «хрущевке». «Ну и где интрига?» — спросит искушенный читатель. Никакой интриги, просто Екатерина Степановна считает себя счастливым человеком! Редкий случай, согласитесь. Итак, «Профиль» простого счастливого севастопольского пенсионера.Холодное январское утро. Мимо меня проходят унылые, чем-то озабоченные люди с серыми лицами (наверняка я кажусь им таким же). Хочется курить, а в зажигалке как назло закончился газ (снова происки "Газпрома"?). Подхожу к бабулькам — их четверо. Три — такие же мрачные, как и я, а четвертая… чему-то улыбается. Перебирает свои орешки, семечки, сигареты и улыбается.

— Че улыбаетесь? Жизнь удалась?

— А что мне, плакать, что ли?

— Нет, мне правда интересно, "кому на Руси жить тяжело". Все в послепраздничном депресе, а вам смешно!

— Историю про спички вспомнила.

— "Бабушка со спичками"?

— Недавно подошел молодой человек и попросил коробок. Прикурил и вернул обратно. Сказал, что будет приходить, когда курить захочется. Вот я для него этот коробок и держу специально. Вот он, — показывает мне обыкновенную коробку, в которой осталось меньше половины спичек. Недоуменно таращусь то на спички, то на бабульку.

— И в чем подвох?

— Недавно проходил мимо, улыбнулся, махнул рукой и сказал: "Дарю. Я курить бросил". С тех пор я этот коробок и держу для тех, кто хочет бросить курить. Хотите прикурить?

— Да уж спасибо! Если я еще и курить брошу, тогда вообще зачем жить?!

— Нет таких испытаний, которые человек не смог бы преодолеть, — она посмотрела на меня смеющимися глазами.

Издевается. Да у меня проблем по самые гланды, а ей смешно!

— Я вот не пойму: вас все в жизни устраивает? Тогда почему семечками приторговываете? Пенсии-то, поди, не хватает?

— Хватает, да и дети помогают. Просто дома скучно целыми днями, а здесь вон сколько людей интересных!

— Ну да, интересных. Да у каждого из них свой головняк. Кого с работы уволили, кого собираются, кому зарплату задерживают… В глаза этим "интересным" людям посмотрите — большинство в поисках мыла и веревки.

— А я знаю этот анекдот: "Зачем вам мыло и веревка, вешаться собрались? — Нет, блин, руки помою и в гору полезу!"

Теперь она уже не улыбается, а заразительно смеется. Ну нельзя так откровенно смеяться в наше время. Сейчас урезоню:

— У вас что, батареи горячие, да? По комнате в пижаме ходите? Да и в отношении пенсии что-то не верится. Если, конечно, вы не бывший физик-ядерщик и Нобелевский лауреат.

— Нет, не физик. И не лауреат. Учительницей начальных классов всю жизнь проработала. А дома — не тропики, но терпимо. Окна бумагой по старинке заклеила — жить можно.

— Да что это за жизнь, когда пенсионеры продают из-под полы сигареты и орешки? Вы не хотели бы на свою пенсию, к примеру, путешествовать по миру? В Таиланде были хоть раз? А в Египте? "Жить можно, жить можно"! В Европе пенсионеры только и делают, что путешествуют. Набираются впечатлений на всю оставшуюся… А у нас…

— Ничего, не такое пережили. Переживем и это.

— В том-то и дело, что мы не живем, а "переживаем".

— Нельзя с такими мыслями жить. Вы же молодой…

— Уже нет.

— …Здоровый…

— Сомневаюсь.

— …Энергичный…

— Это уж точно не ко мне!

— Все наладится и все будет хорошо.

— Куда уж лучше! Жизнь проходит в ожидании, что все наладится. Ничего не налаживается, а она проходит. Вас как зовут?

— Екатерина Степановна.

— Екатерина Степановна, вы и своим ученикам рассказывали сказки про налаживающуюся жизнь? Мне их искренне жаль: ходят ваши ученики по миру и ждут, когда все образуется… Вас, небось, вспоминают в сослагательном наклонении.

— Все равно нельзя быть пессимистом. Я вот недавно в газете статью прочитала… Называется "Поздравления пессимиста"…

— Это я написал.

— ?!

Она на мгновение перестала улыбаться. Чувствую себя мерзавцем: взял да испортил хорошее настроение хорошему человеку. А ведь подошел за спичками. Но Екатерина Степановна вдруг заразительно рассмеялась. Так заразительно, что даже я невольно улыбнулся:

— Что, опять анекдот вспомнили? Откуда у вас столько оптимизма?

— С самого детства. Да, было тяжело, как и всем, но если не находить маленьких радостей в жизни, то она уж точно превратится в кошмар.

— Хорошо, поделитесь со мной вашей последней радостью.

— С вами разговариваю. Видите, вам тоже веселей стало! А теперь вы мне расскажите про последнюю радость. Услуга за услугу.

Начинаю отматывать назад пленку своей жизни — ничего такого, чем можно рассмешить пенсионерку. Так, это — не радость, это — сомнительная радость, про эту ей уж точно лучше не знать… Надо что-то безобидное.

— Был на выставке ночных животных.

— Ну вот видите! Понравилось?

— Нет.

— Вы… разве вы не любите животных?!

— Люблю, поэтому и не понравилось. Я вдруг понял, что для них это пожизненное заключение за преступление, которого они не совершали.

— Н-да, в чем-то вы правы… Зато их кормят, они в тепле, в безопасности. Вот если бы мы все думали только о позитивных сторонах, было бы лучше. Всем. И нам в первую очередь. Помните девяностые годы? Тогда я действительно стала торговать для того, чтобы заработать на жизнь. Холод, тьма, безденежье, преступность… Все думали — конец, а ведь выжили.

— Вы тогда, небось, и водкой паленой приторговывали? Или коньяк в ванной заготавливали?

Думал, обидится, нет, продолжает так же улыбаться.

— Спиртное я покупала в магазине, а по ночам продавала с небольшой наценкой. Этим и жила. И сигареты — так же. Похоронила мужа, осталась одна. Дочь тогда училась в институте, надо было помогать. Так я здесь и очутилась. А сейчас значительно легче, но уходить не хочется. Привыкла.

— Вы сами-то свои орешки и семечки едите?

— Конечно, когда обжариваю. Попробуйте, они всяко вкуснее, чем в пакетиках эти зарубежные.

— Да уж нет, спасибо. И сколько можно заработать на орешках?

— Летом — тридцать-сорок, а сейчас… Не сезон. Но я же не из-за денег.

— Не лучше ли дома за книгой посидеть, телек посмотреть, в кино сходить?..

— Книги? Я за свою жизнь столько перечитала, что найти для себя что-то новенькое… Телевизор включаю редко — там слишком много негатива. Кино, театр уже не для меня. Остается что?

— Семечки, орешки, "чупа-чупсы". Хотите, я о вас статью напишу? Можно с портретом.

— Ну с портретом уж точно не надо!

— А что, милиции боитесь? Ага, попалась, Екатерина Степановна!

— Да нет, сейчас уже никто алкоголем не торгует. Ну а на орешки участковый наш глаза закрывает. Понимает, что на этом особо не наживешься. А статью? Статью надо писать о каких-то выдающихся людях, а не об обыкновенной пенсионерке, которая продает спички.

— О тех "пенсионерах", которые продают нефть и газ в особо крупных размерах, пусть пишут другие! Мне интереснее вы, а не олигархи. Пенсионер-оптимист с верой в светлое будущее. А вам не обидно, что практически все ваше поколение прожило впроголодь, терпеливо дожидаясь этого самого "светлого будущего"?

Она посмотрела на меня глазами счастливого человека, и я тут же пожалел, что задал этот вопрос.

— Знаете, я всегда радовалась жизни — она такая… интересная! Мне было хорошо, когда я преподавала в школе. Мне было уютно в своей семье, меня любили оба моих мужа и дочь. И я их любила и люблю. Потом внуки, а теперь и правнуки… А когда женщина счастлива, она не обращает внимания на трудности, бытовые проблемы, тяжелую жизнь. Ей все кажется светлым и добрым. Утром встаешь с мыслью: сегодня будет день еще лучше, чем вчера! Так и происходит. А вечером думаешь: какое счастье, что я именно так прожила день. И уже не так сильно омрачают нехватка денег, серость за окном, грубость окружающих… Вот вы же верите, что скоро непременно будет тепло, потом наступит лето, все ваши проблемы разрешатся?..

Я вдруг улыбнулся, вспомнив анекдот "Сколько той зимы?" Она восприняла мою улыбку по-своему:

— Вот видите — верите! Попробуйте просыпаться каждое утро с мыслью: "Сегодня у меня все будет очень хорошо!" Приучите себя к этому, как к утренней гимнастике или завтраку.

— Я не завтракаю и не делаю зарядку. Пью кофе и курю. А потом думаю: мне утопиться до того, как напишу статью, или после? Или вместо.

— Так уж точно нельзя! Попробуйте, как я вам сказала. Давайте я вас угощу орешками. Вот, возьмите.

— Давайте я лучше прикурю спичками того молодого человека.

Я прикурил и… улыбнулся. Я шел по улице и ловил на себе недоуменные взгляды прохожих. От их одинаковых угрюмых взглядов мне стало до чертиков смешно! Я вдруг забыл, что весь мир содрогается от кризиса, что газ перекрыли, что нет горячей воды, а спать снова придется одетым. Я радовался пришедшей в голову смешной мысли: все будет хорошо! Все непременно будет хорошо, хотя бы уже потому, что в этом городе живет пенсионер Екатерина Степановна — продавец спичек, научившая меня видеть только хорошее! Все только начинается, и самое время жить в Севастополе!

Другие статьи этого номера