Телестрасти

Как-то не принято в масс-медийных кругах рассматривать деятельность коллег «под микроскопом». Одни — эфиры делают, другие — статьи пишут, у каждого — своя вотчина, свой монастырь, лезть в который со своим уставом — дело неблагодарное. Но тут, как ни хотелось, пришлось — уж больно много звонков раздается в редакции с одним и тем же вопросом: «Что случилось с СТВ?»

Оно и раньше бывало, особенно когда в программе старейшего севастопольского телеканала происходили изменения. Придирчивый читатель/телезритель вопрошал газетчиков: "А почему программа не соответствует тому, что напечатано у вас?" Традиционный в таких случаях ответ: звоните, мол, на телевидение, там вам ответят. Мало ли что у них там поменялось.

Сейчас изменения совсем иного рода. Севастопольская региональная государственная телерадиокомпания переоформила свою лицензию на вещание НР N 0227 от 24 апреля 2002 года. Изменились ее название (теперь ГО "Севастопольская региональная государственная телерадиокомпания"), название собственника (теперь Государственный комитет по телевидению и радиовещанию вместо Государственного комитета информационной политики, телевидения и радиовещания Украины) и, главное, программная концепция вещания канала. А вместе с ней — и языковая.

Вот на это и жалуются зрители/читатели. Куда, мол, делось "Наше время" в вечерний час? Остался лишь "Наш час" в вечернее время. А мы ведь так привыкли! Что ж, придется привыкать к новым требованиям, обозначенным в приложении N 1 к решению Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания N 1940 от 12 ноября прошлого года, коим была переоформлена лицензия СТВ (так как-то по-народному).

Первый же пункт приложения "Программная концепция вещания ГО "Севастопольская региональная государственная телерадиокомпания" предусматривает, что "язык (языки), на котором (на которых) ведутся передачи: украинский — не меньше 75%". Есть у этого пункта сноска, определяющая, когда и на каком языке программы будут выходить в эфир.

"Телекомпания должна обеспечить определенные лицензией объемы украиноязычных программ во временном промежутке: в будни — с 6 до 9 часов и с 18 до 24 часов, а в выходные и праздничные дни — с 13 до 24 часов".

Какой можно сделать вывод? Русский язык в эфире СТВ я, человек работающий, могу услышать только в выходные и праздничные дни, и то лишь до часу дня. Ушел на работу — эфир еще украиноязычный, пришел — он уже такой. Ночью я сплю, а потому мимо русскоязычного телепродукта земляков пролетаю. А посему иначе как очередным шагом Нацсовета по украинизации телепространства русскоговорящего города со стороны эти условия лицензии назвать не могу.

Больше всего в этой ситуации мне жаль моих коллег-телевизионщиков, не один год работавших над своими авторскими программами. Зритель уже привык к тому, что в "сетке" в одно и то же время видел Николая Скребца, Ларису Кужанову, Ирину Катвалюк, Наталью Альчикову, Владимира Мелянского… Для того чтобы сохранить свои программы, на мой взгляд, у них есть два пути: либо уйти в русскоговорящий временной отрезок, и тогда большинство работающих зрителей их программы не увидит, либо выходить в эфир на государственном языке… Ну не могу я представить Владимира Андреевича, при всем к нему уважении, ведущим "На спортивных орбитах Севастополя" на украинском языке!

А ведь "в Украине гарантируются свободное развитие, использование и защита русского, иных языков национальных меньшинств". Это, позволю напомнить, статья 10 Конституции Украины.

Что делать севастопольцам, чтобы расширить русскоязычный сегмент в телеэфире ГО "СРГТРК"? Начинать бомбить Нацсовет требованиями соблюдать Конституцию и их права на получение информации на языке территориальной громады и, пусть даже и звучит режуще слух, языке национального меньшинства и пересмотреть условия лицензии.

Самое время включиться в борьбу и городскому совету, как, например, в подобной ситуации это сделал Луганский облсовет, еще в ноябре поддержавший инициативу депутатской фракции Партии регионов в областном совете и принявший решение "о недопустимости неправомерных действий государственных органов в отношении функционирования русского языка на территории Украины".

Дмитрий ЖЕЛНИН.

Тем временем

ВАЛЕРИЙ САРАТОВ: "ПЕРВЫЕ 200 СЕВАСТОПОЛЬСКИХ СЕМЕЙ НАЧАЛИ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ СИСТЕМОЙ КОЛЛЕКТИВНОГО СПУТНИКОВОГО ПРИЁМА"

"Благодаря инициативе горсовета более 200 севастопольских семей уже подключились к системе коллективного спутникового приёма", — об этом журналистам сообщил председатель Севастопольского городского совета Валерий Саратов.

По его утверждению, подобная система приема телевизионного сигнала позволяет горожанам смотреть популярные российские и украинские телевизионные каналы по ценам значительно ниже, чем предлагают севастопольские кабельные сети.

Председатель городского совета также сообщил, что воспользоваться открывшимися возможностями изъявили желание уже многие севастопольцы, поэтому работы по установке систем коллективного приема ведутся еще на шести объектах.

Валерий Саратов также уверен, что "в данной ситуации самый гарантированный путь свободного получения информации — создание независимого источника информации, каким и является спутниковое телевидение".

Ранее Валерий Саратов заявлял, что создание системы коллективного спутникового приёма (СКСП) не противоречит украинскому законодательству и позволит получать любые открытые для общего доступа каналы, в том числе все российские, что особенно важно для Севастополя, где большинство населения является русскоязычным.

Идея внедрения СКСП принадлежит городскому совету. Депутаты Севастополя уверены, что коллективный прием позволит защитить горожан от противоправных действий чиновников, принявших решение об отключении российских каналов, и растущих запросов телевизионных монополистов.

Пресс-служба Севастопольского городского совета.

Глас народа

ВАМ ПО ДУШЕ ВСЕ "НОВАЦИИ" ТЕЛЕВЕЩАНИЯ?

Александр, спортсмен:

— Формально вещание на государственном языке в подавляющем ряде стран — это общепринятая практика. У нас, к сожалению, этот процесс пытаются форсировать, то есть переход на государственный язык — некорректный.

Максим Федорович, пенсионер:

— Судя по всему, только 1/3 телевещания осталась на русском языке. Этого мало. И меня уже не переучить — мне за 70. А потому обо всех тонкостях "газовой войны" приходится узнавать от соседей. Я просто не понимаю языка, на котором ведется и теле-, и радиовещание.

Михаил Дмитриевич, инженер:

— На городском телевидении изменили время передачи новостей на русском языке. Программа несколько лет была в 19 часов: человек приходил после работы и узнавал о событиях, новостях города. Сейчас в это время новости передают на украинском языке. А ведь в Севастополе, согласно переписи 2001 года, 72% населения — русские, 22% — украинцы. Но почти все граждане Севастополя — 92% — объявили, что родной язык для них — русский. То есть они разговаривают, думают на русском языке. И эти 92% севастопольцев имеют право получать информацию на своем родном языке в соответствии с Европейской хартией о региональных языках и языках национальных меньшинств, утвержденной Верховной Радой Украины.

Николай, программист:

— Спутниковая антенна для большинства севастопольцев — дорогое удовольствие. Поэтому можно уповать лишь на соответствующие шаги российских телевещателей в плане скорейшего получения соответствующих лицензий.

Галина Викторовна, работник сферы культуры:

— Я своевременно перешла, следуя рекламе "Дэвкома", на "цифру", купила пару нужных пакетов и в ус не дую. Все, что мне надо, я смотрю и получаю соответствующую информацию.

Ирина, педагог:

— Я пользуюсь услугами цифрового телевещания. Но одно тревожит: цены, судя по всему, будут повышаться.

Ольга Ивановна, инженер:

— Насколько я знаю, городское телевидение — государственная структура. А значит, оно существует на бюджетные средства. И меня, как налогоплательщика, не устраивает, что я не могу в привычное время смотреть телевизионную программу на своем родном языке.

Другие статьи этого номера