Первый полет на такой «Комете» выполнил дважды Герой Советского Союза Султан Амет-Хан

Недавно в одной из севастопольских газет появился материал под заголовком. «Никому не известный самолет». Ниже текст: «На детской площадке стоит неопознанный летательный объект. Никто за него не отвечает». Автор, Пелагея Поленок, попыталась выяснить, чей это самолет. Как он попал в скверик на проспекте Гагарина? Что с ним собираются делать коммунальщики? В чьи обязанности входит благоустройство дворов и прилегающих к домам территорий? Чиновничья рать и специалисты отдела по охране памятников управления культуры СГГА дружно открестились от ответа на эти вопросы.
А между тем этот «неопознанный летательный объект» мог бы раскрыть уникальные страницы из жизни авиации Черноморского флота. Историю его создания и назначения сегодня представляет нашим читателям полковник в отставке Сергей АКСЕНТЬЕВ — кандидат технических наук, доцент, бывший начальник кафедры крылатых и зенитных управляемых ракет Черноморского высшего военно-морского училища им. П.С. Нахимова. Добавим, что Сергей Терентьевич — член Союза журналистов России, автор нескольких книг, о которых мы уже рассказывали нашим читателям. Последний роман С. Аксентьева «На уровне сердца» увидел свет в конце 2008 года. Автор рассказывает о судьбе военного ученого и педагога, нелегком жизненном пути героя и страны, в которой он жил, боролся за свои идеалы, отчаивался и верил. Роман-воспоминание посвящен светлой памяти участника обороны и освобождения Севастополя К.И. Воронина.
А вот теперь — об истории самолета, установленного на детской площадке.- Дело в том, что это не самолет, а первая советская крылатая авиационная ракета. В конце сороковых годов прошлого века напряженная международная обстановка на Дальнем Востоке, особенно в юго-восточной части — у побережья Корейской Народно-Демократической Республики, вынудила Москву принять срочные меры к недопущению американской агрессии. В сентябре 1947 г. вышло специальное постановление Совета Министров СССР N 3140-1028, в котором предписывалось в кратчайшие сроки создать авиационный противокорабельный самолет-снаряд с мощным боевым зарядом с дальностью стрельбы до 100 км. Решение этой задачи поручили вновь созданному специальному бюро N 1 (СБ-1) во главе с патриархом отечественной радиотехники Павлом Николаевичем Куксенко. Главным инженером назначили двадцатитрехлетнего выпускника Ленинградской Военной академии связи Серго Лаврентьевича Берия. В своей дипломной работе он изложил в основных чертах облик такого ракетного комплекса. Разработку планера "Кометы" (таково официальное название изделия) выполняло микояновское ОКБ-155 Миноборонпрома, а непосредственно проектированием ракеты занимался М.И. Гуревич.

Учитывая срочность заказа и сжатые сроки, за прототип взяли отечественный реактивный истребитель МиГ-15-бис. Самолет переделали: укоротили крылья, увеличили стреловидность. В носу установили обтекаемый кок для аппаратуры самонаведения на цель. Пилотскую кабину заменили отсеком боевого заряда фугасного типа. Носителем (ракета прикреплялась под фюзеляжем) выбрали бомбардировщик Ту-4. При подлёте к зоне стрельбы запускался турбореактивный маршевый двигатель РД-500к, и после выхода его на режим ракета отцеплялась от самолета. В полете она управлялась по радиолучу самолета-носителя. Потом включалась головка самонаведения. После захвата цели управление ракетой прекращалось, и самолет ложился на обратный курс. Максимальная скорость полета ракеты достигала 1060 километров в час.

Для ускорения дела решили вместо боевой части посадить в ракету пилота. Сделали несколько самолетов-дублеров "Кометы". После отцепки летчик-испытатель по приборам наблюдал, как ракета слушается команд, подаваемых с самолета. В момент захвата цели пилот отключал головку самонаведения и брал управление полетом на себя. Возвращался на аэродром, выпускал шасси и садился на бетонку, как на обычном самолете. Правда, посадка была одним из самых сложных и опасных элементов полета. Но летчики-испытатели были виртуозами своего дела. Один из них — дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан 4 января 1952 г. выполнил первый полет на дублере "Кометы". В мае 1952 года после успешных полетов самолетов-дублеров приступили к беспилотным пускам. Официально комплекс "Комета" был принят на вооружение в 1953 году.

Однако к этому времени носитель Ту-4 устарел, на его замену пришел новый реактивный бомбардировщик Ту-16. В июне 1957 года первые ракетоносцы поступили в морскую авиацию Черноморского флота. В декабре 1957 года черноморские авиаторы произвели успешные зачетные пуски ракет "Комета", и в 1958-м новые системы начали поступать на Северный и Тихоокеанский флоты. В конце 60-х годов "Комету" сняли с вооружения, поскольку морская авиация получила более совершенный ракетный комплекс.

А теперь кратко одна из версий появления ракеты в скверике на проспекте Гагарина. В 70-е годы авиаторы Черноморского флота охотно и не без пользы "раздавали" городу свои списанные изделия. Достаточно вспомнить пассажирский Ту, установленный в парке Победы. Переоборудованный в кинотеатр, он несколько лет радовал окрестную детвору "мультяшками", пока местное хулиганье его не изуродовало. Самолет МиГ-19 был поставлен на проспекте Генерала Острякова. Сегодня стела, на которой он установлен, и сам самолет находятся в запущенном состоянии.

В те же годы в конце проспекта Гагарина, в уютном уголке между двумя пятиэтажками, устроили детский городок. На площадке установили списанную "Комету", очистив предварительно её от "начинки" и оборудовав в отсеке боевой части подобие пилотской кабины. Детвора с удовольствием познавала азы авиации, ползая по крыльям и планеру "всамделишного" самолета.

С началом перестройки взрослым стало не до самолетов. Брошенные на произвол судьбы отроки, обкуренные травкой или надышавшиеся парами клея, методично уродовали ракету, расписывали немыслимыми "художествами". Им охотно "помогали" взрослые бомжи и алкоголики. Но металл оказался "неходовым". Алюминиево-магниевый сплав, из которого сделан корпус, не подлежал переплавке и поэтому для вторсырья интереса не представлял. А вот следы этих варварств являют наглядный пример бездуховности и равнодушия нынешних севастопольцев. Восстановить ракету уже нельзя. Заменить другой не удастся, но она возвращает нас к знаменательным событиям истории, о которой многие сегодня предпочитают не вспоминать.

Другие статьи этого номера