Что скажут в сводке происшествий об обрушении нашего дома?..

Это строки из обращения в редакцию нашей землячки С.В. Пархоменко, проживающей в доме N 39 по улице Крестовского. С ее письма мы и начнем наш сегодняшний откровенный разговор о важном:

ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНУЛ…

"Уважаемая редакция! — пишет С.В. Пархоменко. — Обращаюсь к вам, как единственной в нашем городе независимой инстанции, способной остановить беспредел дельцов из… (наименование фирмы — в редакции. — Авт.). В течение года мы обошли все чиновничьи кабинеты, пытаясь остановить безответственное строительство многоэтажного дома по ул. Крестовского, между жилыми домами N 37 и 39… в связи с тем, что наш дом является аварийным и грозит обвалом несущей стены и потолочных перекрытий. Дом построен в 1949 году, и его бутовый фундамент уже превратился в труху. От рытья траншеи для прокладки коммуникаций нового дома прямо под нашими лопнувшими стенами весь дом шатается, как при землетрясении, на потолке качается люстра, а со стен осыпается штукатурка…"

Далее читательница сетует на то, что согласия на строительство дома "между уже существующими домами" у жильцов никто не спрашивал, и, по-видимому, то, что при реализации этого "смелого проекта" у жильцов окажутся "заложенными" окна, тоже никого не волнует. О своем несогласии жильцы, по словам С.В. Пархоменко, заявляли и в РЭП-12, и в райадминистрации, и лично г-ну Харуте…

Но самым главным во всей этой истории остается вопрос: "А выдержит ли дом, в котором проживает автор письма, соседство со стройкой, не рухнет ли?" С.В. Пархоменко пишет: "В настоящее время состояние квартиры вызывает постоянный страх перед обрушением провисших потолков, является фактором стресса, особенно для маленького ребенка, который боится спать от мысли, что его задавит во сне". Завершает письмо крик о помощи: "Когда смотришь сообщения СМИ о том, сколько людей гибнет по вине муниципальных властей, закрывающих глаза на очевидные нарушения жадных до денег коммерческих структур, невольно думаешь: "А что скажут в сводке происшествий об обрушении нашего дома? И главное — когда? Обращаемся к вам с просьбой рассказать о нашей ситуации сейчас, пока еще гром не грянул. Может, задумается кто-нибудь из чиновников, пока еще не поздно, да и примет меры".

Интересно, как бы вели себя власть имущие, если бы их ребенок боялся спать в собственном доме? Они тоже позволили бы себе рассматривать вопросы в течение года или шевелились бы активнее? Очень надеемся, что на улице Крестовского до беды не дойдет. Время исправить ошибки есть, но его, увы, не так много…

* * *

А мы продолжаем. Честно говоря, публикуя письмо нашего читателя на очень деликатную тему размещения на обочинах дорог ритуальных знаков в память о погибших близких людях, друзьях, любимых, мы даже не предполагали, что эта тема станет столь резонансной. За неделю с момента выхода публикации в редакцию пришло рекордное число писем-откликов — 47! Причем мнения читателей диаметрально противоположны: от полного и категорического отторжения до стопроцентной поддержки.

Безусловно, взяв на себя обязательство вести с читателями честный и откровенный диалог, мы не можем проигнорировать их обращения. Но, сами понимаете, напечатать все 47 писем в рамках одной рубрики мы не сможем, поэтому ограничимся двумя из них. Кстати, их авторы выражали серьезные сомнения в том, что их мнение сможет попасть на страницы газеты.

Итак:

ПОМНЯ ОБ УШЕДШИХ, НЕ ЗАБЫВАЕМ О ЖИВЫХ…

Начнем с письма, автор которого, пенсионер Алим Алиев, категорически не согласен с мнением, высказанным читателем Игорем Охрименко в нашем прошлом диалоге о важном (см. "Славу Севастополя+" за 13.02.09), и комментариями журналиста газеты по данному вопросу. "В рубрике необоснованно выдвинута аксиома, что траурные венки, ленты, памятные надписи и другое вдоль обочин дорог (привожу дословно) "…порой становятся причиной новых ДТП", — пишет А. Алиев.

И далее (это — о предложении И. Охрименко запретить размещать вдоль дорог предметы ритуальной направленности, а уже имеющиеся — демонтировать. — Ред.) пенсионер А. Алиев утверждает: "…Такое предложение может человеку присниться только в страшном сне. В подобных рассуждениях можно дойти и до того, что предлагать демонтировать обелиски и памятники на могилах вдоль дорог и трасс. Символы человеческой скорби на обочинах дорог и трасс являются народным ритуалом, и попирать его нельзя… Мы все должны составлять цивилизованное общество Украины и не приносить своими необдуманными действиями боль тем, кто потерял в авариях, которых, к большому сожалению, у нас в стране уж очень много, своих близких. Этим самым мы и будем помнить об ушедших и не забывать о живых", — уверен наш земляк А. Алиев.

Это одна точка зрения. Теперь приведем еще одну — прямо противоположную озвученной.

"Уважаемая "Слава", здравствуйте! Спасибо за то, что вы рискнули начать диалог на сложную и, как вы сами совершенно справедливо заметили, деликатную тему. Вряд ли вы опубликуете мое письмо, ведь я из тех людей, которым не нравится "жить на кладбище". А что, разве не так? Почти на каждом столбе или рядом с ним — букет цветов, венок, памятничек, а то и более солидное ритуальное сооружение. Я искренне сочувствую людям, потерявшим родных и близких, я по-человечески разделяю их боль и горечь. Но ведь их родные похоронены не на местах аварий, а на кладбище. И именно на могилки на кладбище принято приходить, скорбить и приносить живые цветы. Зачем же превращать в кладбище городские улицы, проспекты, переулки, а также обочины автотрасс? Извините за сумбурность.

И. ВИТКОВА".

Комментировать мнения севастопольцев не будем, дабы не быть обвиненными в предвзятости и субъективизме. Пусть читатели сами определяются, какая точка зрения им ближе. Мы же при необходимости готовы организовать телефонный опрос горожан на эту деликатную тему, а его результаты незамедлительно представить севастопольцам.

На сегодня все. Ждем ваших писем, обращений, предложений, уважаемые читатели. Оставайтесь с нами!

Другие статьи этого номера