Начальник городской милиции — каким его не знали ни коллеги, ни горожане

ИЗ ДОСЬЕ. Анатолий Григорьевич Круш посвятил службе в милиции тридцать лет своей жизни. Восемнадцать из них он прослужил в должности начальника УВД Севастополя. А по какому временному или трудовому коэффициенту можно измерить всю эту деятельность? А.Г. Круш был лично ответствен за порядок в городе, как говорили тогда — образцовый общественный порядок. Именно в годы его руководства было сделано многое для создания материально-технической базы городской милиции: построены здания Ленинского РОВД, патрульно-постовой службы, ГАИ, возведены три жилых дома для сотрудников, детский сад, поликлиника, создана служба вневедомственной охраны. Именно в те годы были организованы сорок пунктов охраны общественного порядка, на каждом предприятии созданы добровольные народные дружины и комсомольские отряды.Из газеты "Факты" за 11 марта 2004 г.

Статья посвящена чемпионке мира по спортивной гимнастике Наташе Кучинской. В частности, описывается случай, который произошел со знаменитой спортсменкой в Крыму двумя десятилетиями ранее. Цитирую: "ЦК ЛКСМУ дал ей путевку в алуштинский дом отдыха "Юность". Но не успела она устроиться, как ее… похитили. А через несколько дней директору "Юности" позвонили, потребовав "организовать выкуп в сумме сто тысяч рублей" — по тем временам сумма астрономическая! Милиция Крыма была поднята на ноги, однако местонахождение Кучинской обнаружить не удалось. Слух о похищении чемпионки мира дошел до Брежнева. Он распорядился отыскать "гордость советского спорта" в течение двух дней. И ее нашли — возле перевала у Байдарских ворот. Руководил операцией начальник милиции Севастополя Анатолий Круш. Он-то и вынес смертельно бледную Наташу на руках из узкой пещеры".

Сегодня в годовщину ухода А.Г. Круша из жизни, все совершонное им в нашем городе воспринимается с особой значимостью. Прочитав эту статью, Алла Алексеевна Круш спросила у мужа: "А почему ты ничего не рассказывал прежде об этом случае?" "Да что особенного? Служба. Работа", — только и ответил он. Впрочем, он так всегда отвечал на вопросы жены о своей службе.

Таким немногословным в том, что касается рода его деятельности, Анатолий Григорьевич был всегда. И она, жена, знала практически не более того, что знали все горожане. Время от времени в Севастополе становилось известно о раскрытии тех или иных преступлений. Алла Алексеевна узнавала об этом не от мужа, а как все — из разговоров на улицах, на рынке. Взять хотя бы случай с папахой Махмуда Эсамбаева. Ее сорвали с головы народного артиста прямо на центральном проспекте города. Когда нашли злоумышленника, Махмуд Эсамбаев не мог скрыть своего восхищения. Он, кстати, рассказал и о том, что незадолго до отъезда на гастроли в Москве обворовали его квартиру, вынесли все до нитки. Правоохранительные органы не смогли ничего найти. А здесь, в Севастополе, вернули похищенное в считанные часы. Артист, который никогда не расставался со своей знаменитой папахой, в благодарность дал концерт специально для сотрудников милиции. Естественно, этот концерт не был предусмотрен регламентом его пребывания в Севастополе. И, естественно, Эсамбаев провел его бесплатно.

АЛЛА АЛЕКСЕЕВНА пе- ребирает фотографии, которые хранятся в семейном архиве. Праздники, шествия, митинги, награждения, вручение наград, грамот, паспортов… Каких только именитых людей не принимал в Севастополе начальник милиции! Понятно, что по долгу службы. Но гости были восхищены не только уникальностью нашего города, но и душевной щедростью горожан, которую олицетворял в числе первых А.Г. Круш. Гости же бывали самого высокого ранга, начальнику милиции предписано было всегда их сопровождать. Вот он на фотографии чуть позади Л.И. Брежнева и его супруги. Вот запечатлен с министром Щелоковым и замминистра Чурбановым, с милицейским начальством республики, области. Высокое представительство, генералитет. Вот Круш с руководителями города и флота. Знакомые лица: Макаренко, Пашков, Кириленко, Черничкин, Стенковой, Пономаренко, Сигора, Кулагин… Вот ветераны, приехавшие в Севастополь в годовщину его освобождения и на праздник флота. В числе других — легендарный командир взвода морской пехоты Евдокия Николаевна Завалий. Она не раз бывала в доме Круша.

Независимо от обстановки Анатолий Григорьевич умел оставаться самим собой, был ровен в отношениях с людьми, к большим чинам относился без придыхания. Он всегда и для всех создавал гостеприимную обстановку. Алла Алексеевна с теплотой вспоминает их встречи с Дмитрием Гнатюком, Марией Биешу, которая как раз в то время была признана лучшей Чио-Чио-сан мира. Поскольку у Анатолия Григорьевича был хороший голос и сам он любил петь, встречи эти были удивительно теплыми и проникновенными.

— Он обладал необыкновенным чувством юмора, — рассказывает Алла Алексеевна. — Мы прожили вместе 52 года, и я всегда поражалась, как он мог снять напряжение, расшевелить любого человека, развеселить любую компанию. Был остроумен, находчив, причем никогда не повторялся, как будто всегда в запасе имел кладезь шуток и прибауток. Бывало, люди смеялись так, что скулы сводило.

…Они познакомились во время учебы во Львовском университете. Анатолий учился на юридическом факультете, Алла — на филологическом двумя курсами ниже. Свадьбу сыграли уже после того, как он окончил университет и начал работать в Симферополе. Платья белого у невесты не оказалось и квартиры своей у молодоженов тоже долго не было. В Севастополь приехали в 1962 году. Служба у А.Г. Круша шла споро, в удовольствие. За успехи в борьбе с уголовной преступностью Анатолию Григорьевичу дважды досрочно присваивались очередные звания. Он был начитанным, любознательным человеком. Если что-то интересовало, то задавал вопросы, даже если все молчали, отводя глаза от высокого начальства. Среди коллег у него были две подпольные клички: Дипломат и Интеллигент (потому что нецензурно не выражался).

— Доклады всегда готовил сам, — вспоминает Алла Алексеевна. — И они были непременно с юмором. Помню, готовился он к Всесоюзному совещанию в период антиалкогольной кампании. Я смотрела телевизор, он на кухне писал доклад. Приходит: "Товарищ литератор, ну-ка послушайте". И читает: "На душу населения в стране приходится в год 11 литров спиртного, включая грудных детей". Я ему: "Ну причем тут грудные дети?! Тебя же засмеют. Вычеркни". "Не вычеркну, это я взял из медицинского журнала"… А на совещании в Сочи его доклад встретили замечательно. Шел второй день заседания, в зале к тому времени все подустали, дремали, а тут расшевелились: "Что он сказал? Как, даже на грудных детей?" В перерыве к Крушу подходили коллеги и спрашивали: "Где вы взяли эти данные?" Оттуда потом и пошла цитата "Включая грудных детей".

ТРИНАДЦАТЬ лет началь- ник городской милиции А.Г. Круш был членом Севастопольского горисполкома. Жене признавался, что на аппаратные заседания ходить не любит: "Да ведь разговор там один: то балок нет, то цемента не подвезли. Время идет, а у меня свои дела стоят". Не любил, когда кадровые перемещения ему навязывал горком партии: "Понимаешь, мы человека растили-растили, он же делу предан, специалистом стал. А тут нам предлагают со стороны кадрового партийца, совсем не профессионала. Что он понимает в ГАИ?" И еще делился: "В Севастополе тяжело работать, потому что у нас две власти: одна военная, другая партийная, приходится разрываться".

Милицейские кадры Анатолий Григорьевич ценил, подбирал сам, беседовал с каждым претендентом. Был тогда, как говорят, "некомплект" участковых. Круш сам принимал молодых ребят и в числе прочего задавал вопросы по литературе. Когда Алла Алексеевна от водителя случайно узнала об этом, спросила: "Причем здесь это?" "Да потому, — ответил муж, — что стыдно иметь на службе неграмотного милиционера. Задаю парню вопрос: кто написал "Войну и мир"? А он отвечает: Островский. Да разве можно так? Ведь к нам в Севастополь приезжают люди со всего Советского Союза, со всего мира, а тут такой казус"…

— А однажды, — продолжает рассказ Алла Алексеевна, — пришел он домой необычайно радостный: юноша поступает в милицию после службы в армии. "Отличный парень, я его спросил о Толстом, а он мне — встречный вопрос: "А вам о каком Толстом?" Представляешь? Вот это да!"

А.Г. Круша знал весь город. Он был открытым и общительным человеком. Находил общий язык и с заместителем министра Союза, и с работягой с Морского завода. По вечерам Анатолий Григорьевич любил с женой гулять по городу. Переодевался в штатское и направлялся по улицам, наметанным глазом отмечая все, что попадалось по пути. Непременно заходил в пункт охраны общественного порядка на Большой Морской, знал в лицо всех добровольных помощников. Севастопольцы его уважали, могли запросто обратиться за советом, поделиться своей бедой.

— В те годы люди гордились своим городом и высоким общественным порядком в нем, — неизменно подчеркивает во время экскурсий директор музея севастопольской милиции Э.К. Мешкова. — И в этом была большая заслуга начальника УВД Севастополя Анатолия Григорьевича Круша, человека необыкновенной скромности и высокой культуры.

Другие статьи этого номера