ТАКАЯ правда о войне

65-летию освобождения Севастополя посвятили свои новые книги «Севастополь: неприступный и непокоренный» и «Веду бой… за правду» писатели-маринисты Сергей Смолянников и Виктор Михайлов. Эти книги стали продолжением изданного в прошлом году сборника материалов о подвиге последних защитников Севастополя на Херсонесе, на пятачке 35-й батареи, «Заветный утес бессмертия, памяти и скорби». В основу трилогии положены дневники командира 35-й батареи гвардии капитана А.Я. Лещенко.

ШАГ ПЕРВЫЙ: ПРЕЗЕНТАЦИЯ В КИЕВЕ

Презентация новых книг в Киевском доме ветеранов стала важной вехой в подготовке к 65-й годовщине освобождения Севастополя. В мероприятии, помимо киевских ветеранов, приняли участие гости из-за рубежа — Молдавии и Болгарии. Тон разговору задал председатель оргкомитета по увековечению памяти героев Севастополя в Киеве Алексей Петрович Смолянников, бывший первый секретарь Севастопольского горкома партии. "Цель у нас одна — не забывать истинных героев, не подменять их подвиг политически приемлемыми фигурами, не искажать и не перевирать память истории", — считает он.

Тепло встретили собравшиеся сына командира батареи Валерия Алексеевича Лещенко. Именно он и его мама, Людмила Александровна, более тридцати лет бережно сохраняли бесценный архив отца и мужа — семь тетрадей рукописных записей, переписку с однополчанами — участниками героических событий и руководителями обороны Севастополя 1941-1942 гг. Ф.С. Октябрьским, П.А. Моргуновым, И.И. Азаровым, а также фотографии, воспоминания ветеранов. Валерий Алексеевич рассказал о том, как кропотливо работал его отец, собирая исторические материалы, как встречался с сослуживцами, как в течение многих лет безрезультатно вел переписку с различными издательствами, предлагая им для публикации свои воспоминания. Увы, в то время они были не нужны официальной прессе — слишком жесткой и нелицеприятной была эта правда. Валерий Лещенко поблагодарил Сергея Смолянникова и Виктора Михайлова (оба автора — капитаны 1 ранга запаса) за их труд и подарил авторам реликвию, оставшуюся от отца, — десантный нож-финку, который был у Алексея Яковлевича, когда его без сознания вывозили из Севастополя.

Присутствующий на презентации севастополец, член гражданской организации "35-я береговая батарея" Александр Наталич рассказал киевлянам о работе по созданию музейного комплекса 35-й батареи, о раскопках, которые ведутся общественниками на херсонесском берегу.

НЕПРИСТУПНЫЙ И НЕПОКОРЕННЫЙ

Книгу "Севастополь: неприступный и непокоренный" предваряет своим вступлением Алексей Смолянников:

"Впервые мне довелось побывать в Севастополе в далеком 1954 году, когда еще на рейде стоял линкор "Новороссийск", а город-крепость только возродился из пепла. Прошло тридцать лет, и уже на посту одного из руководителей Севастополя мне довелось не только "жить городом и его историей", но и давать путевку в жизнь исследовательскому труду писателя-мариниста Николая Черкашина, раскрывающего трагедию послевоенного Севастополя — тайну гибели линкора. А сегодня уже мой сын со товарищи раскрывает забытые или неизвестные странички героической истории Севастополя. О том, что еще не все рассказано, свидетельствуют последние события по увековечению памяти защитников города в районе 35-й батареи. И отрадно, что этим делом заняты представители наших братских народов, которые соединяет общая героическая история".

"Севастополь: неприступный и непокоренный" — это сборник исторических материалов, посвященных героической обороне и освобождению Севастополя. В книгу вошли не публиковавшиеся прежде документы периода фашистской оккупации, приказы "по крепости Севастополь", донесения представителей немецкого командования, редкие фотографии тех дней. Поражают неизвестные детали и факты, свидетельствующие о положении севастопольцев в условиях "нового режима". Изложение ведется скупо, хронологично с опорой на официальные документы. Рассказывается о партизанском движении в Крыму и деятельности Севастопольского подполья.

ВСПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЕННО

Третья книга трилогии "Героический Севастополь" представляет особый интерес для читателей. Вся она построена на материалах воспоминаний последнего командира 35-й батареи гвардии капитана А.Я. Лещенко.

Предваряя публикацию этих уникальных материалов, авторы пишут: "Известно, что у каждой категории военачальников "своя война" и "своя правда о войне", порой отличная от той, которая есть у простого труженика войны, которыми были рядовые воины и младшие командиры, далекие от стратегических планов… Это восприятие тем важнее, что дает нам понятие о войне с двух сторон: из штабного блиндажа и из окопа на передовой. Нам представилась уникальная возможность не только ознакомиться с такими воспоминаниями, но и, проработав, издать в виде мемуаров".

Воспоминания А.Я. Лещенко, уверены авторы книги, "не вписываются" в общепринятые формы обезличенного героизма и "правдивости" раскрытия темы. В своих мемуарах (а комбат в дни обороны вел дневниковые записи) он не только раскрывал неизвестные страницы обороны Севастополя, но и смело показывал просчеты и ошибки руководства Севастопольского оборонительного района.

Важно, что в последние дни обороны, когда командование убывало на Кавказ, А.Я. Лещенко был и де-факто и де-юре комендантом береговой обороны СОР и начальником центрального сектора обороны. Согласно приказанию генерала П.Г. Новикова, в его подчинении была тысяча защитников батареи как последнего рубежа обороны. Лещенко и тогда, и уже после войны ощущал свою ответственность за них. До последних дней жизни (он умер в 1970 г.) Алексей Яковлевич переписывался как со своими подчиненными, так и с бывшими начальниками, собирал информацию о выживших на Херсонесе и судьбах тех, кто пропал в горниле войны. Многие защитники Севастополя, отдавшие свои жизни на подступах к городу и на его утесах (а это десятки тысяч людей!), до сих пор значатся как безымянные герои. Но батарейцы 35-й остались в памяти комбата, в его воспоминаниях, а теперь благодаря открытой публикации стали известны широкой общественности. На протяжении многих лет Лещенко восстанавливал весь штатный личный состав батареи, это было далеко не просто, ведь на ней за последние месяцы обороны побывали сотни моряков, пехотинцев, артиллеристов, саперов, связистов и даже летчиков.

Благодаря комбату сегодня известны фамилии всех батарейцев. Более того, Алексей Яковлевич искал и находил родных и близких погибших, сообщал им все, что знал о дорогом им человеке. Он лично занимался восстановлением памятника на братской могиле. А.Я. Лещенко провел титаническую работу, отправляя запросы в военкоматы и архивы, по адресам семей своих сослуживцев. В списках, которые приводятся в книге, комбат называет каждого своего бойца — кого полностью (указаны должности, звания, имена, отчества), кого просто по фамилии. Поименно назван 151 человек: офицерский состав, старшины, командиры отделений, матросы, в том числе "портной Волынец Яков" и "сапожник Пошибайло". В этом списке все те, с кем Алексей Яковлевич прошел горнило героической обороны — и живые, и погибшие. В нем и те, кто остался под Григорьевкой, кто нашел свой "последний причал" на Мекензиевых горах, кто лежит в братской могиле у дороги на Голубую бухту, и те, чьи могилы неизвестны, как неизвестна их судьба.

В частности, долгие годы была неизвестна судьба воен-врача Евгения Владимировича Казанского. 2 июля 1942 г., когда часть батарейцев выходила к морю, А.Я. Лещенко предложил военврачу идти вместе с ними. В ответ он услышал: "Что вы мне предлагаете? На кого я должен бросить около 300 раненых? Кто им будет оказывать помощь? Кто их, несчастных, защитит от гитлеровцев? Я врач. Они остаются, и я должен вместе с ними…" Уже в 1967 г. Лещенко, находясь в Севастополе, узнал, что, оказывается, Евгений Казанский прошел плен и проживал в г. Конаково.

"НАС НЕ ПРЕДАЛИ. НО И НЕ СПАСЛИ"

В книгах Сергея Смолянникова и Виктора Михайлова приведены потрясающие свидетельства очевидцев:

"Последние очаги обороны Севастополя в районе 35-й береговой батареи держались до 14 июля. Лишь небольшой части защитников удалось прорваться в горы к партизанам. Для восьми тысяч защитников 35-й батареи херсонесская земля стала большой братской могилой. Более 20 тысяч человек, без боеприпасов, изможденные от голода и жажды, попали в плен. До сих пор оставшиеся в живых после херсонесской катастрофы говорят: "Нас не предали. Но и не спасли".

Готовя свою рукопись для издания, Алексей Яковлевич использовал не только свои записи, но и воспоминания таких же, как он, простых защитников города. Среди тех, кто выжил в том аду, был комсорг, одессит, участник обороны Севастополя Григорий Койфман. Он воевал в "осиповском" полку морской пехоты. С А. Лещенко Г. Койфман встречался во время военно-исторических конференций в Севастополе в 1961-м и 1966 гг.:

"Сидим тогда на встрече, большинство — в затрапезной одежде, потертых пиджаках, стоптанных ботиночках. Многие прошли через плен, а потом у них жизнь не особо заладилась, времена-то какие были… Октябрьский увидел, как мы одеты, приказал одеть всех в парадную форму и выдать по солидному денежному подарку. Многие приняли. А некоторые, не смущаясь, сказали: "Мы не девки, чтобы с нами заигрывать, нам этих подачек не надо. Вы бы лучше, товарищ адмирал, в сорок втором году о кораблях для эвакуации позаботились, тогда бы мы сейчас в обносках не ходили".

А.Я. Лещенко тоже отказался "принять подарок". Ведь он, как никто другой, знал все то, что описывал Григорий Койфман:

"Нет у меня душевных сил снова представлять, как умирали в муках мои товарищи. Нам некуда было отступать в Севастополе. Впереди была смерть, позади нас — море. Мы, моряки, сражались до последнего патрона, не щадя своей жизни. Мы защищали русский город Севастополь, умирали за советскую землю, за любимую Родину. Можно сейчас сказать много красивых слов о мужестве защитников и трагедии Севастополя. Но хочу сказать только одно: самые дорогие дни в моей жизни — это те дни, когда я с винтовкой в руках шел в атаку на фашистского врага. Я горжусь тем, что защищал этот город, славу России и флота".

Нельзя без слез читать рассказ о том, как умирали брошенные на берегу защитники:

"Мне раздробило бедро и кости таза. Я сходил с ума от невыносимой боли. На территории бывших ангаров лежали на носилках тысячи раненых. Из нас даже ползти никто не может. Бомбы разрывались в гуще людей. Только носилки в воздух вместе с людьми взлетали. А потом — артобстрел… В кошмарном сне не увидишь такого… Кто расскажет, что чувствовали тысячи голодных и израненных бойцов на скалах Херсонеса, когда немцы сверху закидывали их гранатами! Вы даже не представляете всю бездну отчаяния и черной убивающей тоски, которую пришлось испытать людям, брошенным своим командованием и обреченным на смерть и плен…"

ДЕСЯТКИ ОБРАЩЕНИЙ… ОТКАЗ… ОТКАЗ… ОТКАЗ

Комбат 35-й батареи А.Я. Лещенко поставил цель: восстановить события тех дней в достоверном виде, не приукрашивая. Он писал дни и ночи. В 1965 году рукопись — 484 страницы документального текста, изложенного четким стремительным почерком, — была готова. Валерий Яковлевич начал методически посылать материал в различные издания. В книге приводятся ответы-отказы, которые он получал из различных газет: "Литературная газета", "Комсомольская правда", "Киевская правда", "Советская Россия", "Радянська Україна", "Винницкая правда", "Юность"… Везде отказы. Лишь только "Красная звезда" и "Слава Севастополя" (честь и хвала!) поместили отрывки из воспоминаний А.Я. Лещенко. После опубликования в 1965 г. в "Славе Севастополя" статьи "Боевой путь батареи" в нашу редакцию стали приходить письма. Об этом сообщила автору заведующая отделом писем Т. Бурыченко. Есть в архиве комбата еще один ответ из "Славы Севастополя" — от заведующего отделом партийной жизни Л. Щербы.

Авторы книги "Веду бой… за правду" поднимают очень важную тему: почему в открытой отечественной печати было так мало публикаций об обороне Севастополя?

К сведению: с 1950-го по 1990 г. в СССР было издано более 40 открытых научных исследований с использованием архивных материалов по обороне Севастополя. А в ФРГ на эту тему было опубликовано свыше 200 научных трудов, авторами которых являлись немецкие воины от ефрейтора до фельдмаршала. Значительная часть этих изданий была переведена на русский язык.

Значит, нашей пропаганде не нужна была ТАКАЯ правда о войне. И ее всячески скрывали.

ПОД ОДНОЙ ОБЛОЖКОЙ

Сергей Смолянников и Виктор Михайлов взялись за благородное дело: устами одного их героических участников открыть правду о 35-й батарее и последних днях защитников херсонесского побережья, вернуть им доброе имя, воздать все причитающиеся почести славы. Они работали быстро и за короткий срок выпустили эти книги. Естественно, торопились. Естественно, есть в их сборниках пробелы и недочеты, в основном связанные с редактированием. Но они, безусловно, в дальнейшем будут преодолены.

А в том, что работа продолжится, можно не сомневаться. На презентации в Киеве было внесено предложение: собрать три книги под одной обложкой и издать расширенным тиражом. И вот что важно: сборники эти не предназначены для продажи, они (уверены авторы) должны пополнить фонды библиотек, музеев, архивов. Об этом пойдет речь на презентации книг в Севастополе, которая будет приурочена к 65-й годовщине освобождения города.

И еще: сын комбата Валерий Алексеевич Лещенко за свои средства издал 300 экземпляров первой книги "Заветный утес бессмертия, памяти и скорби". Он намеревается передать эти книги в подарок детским библиотекам нашего города.

Пока есть память — живы и вечно будут жить героические защитники Севастополя.

Другие статьи этого номера