«Белые» и «черные», или Английская чернильница заговорила

В 53-м номере нашей газеты за 25 марта опубликован фоторепортаж обозревателя «Славы Севастополя+» А. Калько «О чем молчит английская чернильница». Редакцией газеты получен на него ряд откликов. Их авторы словно вступили в заочный спор между собой. Нет необходимости что-либо комментировать, чтобы иметь представление о затронутой проблеме и людях, в ней задействованных.

* * *

"Называть гробокопателей и мародеров археологами, пусть даже "черными", — это кощунство. "Археологи", которые "цинично вышибают из нашей земли душу, историческую память, делают ее мертвой", — преступники. С ними нужно бороться, пока земля наша действительно не стала мертвой. Думаю, в сегодняшних условиях безвластия и неспособности соответствующих органов защитить нашу землю от мародеров главную роль в этой борьбе должны взять на себя газеты, телевидение. Только не нужно валить все в одну кучу. Если гробокопатели реализуют украденное ими в клубе коллекционеров, это не значит, что его нужно закрывать. Его закрытие не решает проблемы мародеров, но лишает возможности встречаться увлеченным людям, которые сохраняют для будущих поколений материальные свидетельства нашей истории. Пусть порой маленькие и кому-то кажущиеся незначительными, но ведь и те черепки, которые можно видеть сегодня в музеях, когда-то тоже казались ненужным хламом.

Очень жаль, что уважаемому мною журналисту клуб коллекционеров представляется "кричащим и галдящим торжищем". Я никогда не слышал там крика и галдежа — увлеченные люди приходят туда для общения и пополнения своих коллекций. Потом какие-то из этих коллекций станут экспонатами музеев. Мечта любого серьезного коллекционера — видеть свою коллекцию в экспозиции музея. Сегодня, правда, музеи переживают не лучшие времена, и дай им Бог сохранить хотя бы то, что имеют. Впрочем, это уже совсем другая история. Можно фантазировать о том, что бы могла рассказать нам английская чернильница, но если ее выкопает мародер, она уже никому и ничего не расскажет, а когда ее откопает специалист-археолог, она поведает ему о многом. Не расскажет английская чернильница только о том, чего не знает сама: как уберечь нашу землю от гробокопателей, а клуб коллекционеров — от несправедливых обвинений.

О. ИРИНИН".

* * *

"У меня богатый словар-ный запас, в нем присутствуют слова "оксюморон", "клепсидра", "перст указующий"… Но некоторые мысли я никак не могу выразить словами. Хочется просто взять черенок от лопаты и от…ть всех. Это анекдот. Но автора статьи, дебила, не отличающего мародёра от поисковика, стоило бы поучить таким черенком. А потом поднялся бы вой: "Ах, опять журналист пострадал за правду!". Урод он моральный, если написал то, что думает, а если писал по заказу, хорошо было бы ему я… оторвать, чтобы такие не плодились, пусть на полученные деньги тогда накупит себе чернильниц и радуется, на них глядя.

Без подписи".

* * *

"Здравствуйте, Калько! Прочитал вашу статью о горе Спилия. Обидно, обидно читать. Вы, человек, который не видит разницы между "черными археологами" и людьми, для которых поиск — это хобби, такое же, как рыбалка и охота. "Черные археологи" копают курганы, могилы и т.д. Кстати, среди простых копателей отношение к "черным" — отрицательное. Зачем под одну гребенку всех? Многие из нас копают не для наживы! А насчет уничтожения культурных ценностей могу привести пример: есть рядом с местом, где я живу, старое поселение. Оно расположено на большом холме, а внизу открыли песчаный карьер и вывозят из него песочек для строительства коттеджей "жирным дядям". Вместе с песочком идут артефакты, которым по 1500 лет. И никому до этого дела нет. А если в этом месте прогуляется, как вы называете, "черный археолог" и поднимет монетку, пуговку, наконечник от стрелы и все это очистит, потом покажет детям, знакомым, друзьям — значит, он преступник и "губит душу земли"? А дядя, который заливает фундамент своего коттеджа раствором из песка, истории и артефактов — кто?

Прежде чем писать такие "заказные" статьи, посетите любой кладоискательский форум и почувствуйте атмосферу, которой живут люди, для которых поиск — хобби, а не нажива.

Т. ГОЛОВКО".

* * *

"Глупее истории я еще не читал. Наверное, лучше, чтобы ваша чернильница лежала закатанной в асфальт или под дорогим особняком, как это у нас заведено? Подростки же, которых вы видели c металлоискателем, лучше бы кололись, нюхали или бухали? А деньги на это добывали каким-нибудь разбоем? Вам, видимо, все равно, про что писать. Да если бы не "черные археологи", то вам бы в руках такие вещи не держать. Ушли бы в частные коллекции или европейские музеи. Благодаря официальным археологам ведь в наших музеях ничего оригинального не осталось. В экспозициях — копии кустарного качества. Во всех цивилизованных странах поиск с детектором только приветствуется. Ведь пройдет еще 100 лет, пока наше государство найдет средства на раскопки, — от пуговок с крымской кампании, от пряжек времен Великой Отечественной останется только "удобрение". У нас, как всегда, сам не гам и другому не дам. Так что прежде чем писать пером, макая в английскую чернильницу, подумайте, как нелегко было ее раскапывать на глубине один метр, чтоб вы купили ее на "Горке" примерно за 100 грн и когда-нибудь показали своим детям. Настоящими мародерами были те самые англичане. Они вскрывали скифские и херсонесские могильники. На дне палаток нередко встречаются медные монеты фибулы и другая утварь, которая использовалась при захоронениях в средневековье. Золото, к сожалению, они забрали с собой. Вы только и пишете, какие плохие "черные археологи", а наша власть все выдумывает, какие бы более ужасные меры к ним применить вместо того чтобы придумать какие-нибудь путевки, как на охоту. Все же лучше, чем зверей убивать и скупать все найденное у копателей для музеев. Это дешевле, чем содержать археологов. В общем, если захотите продолжать об этом писать, то подкину тему.

Без подписи.

P.S. Археолог — это запоздалый мародер!!!"

* * *

"Белые" и "чёрные" археологи… Такие встречались в далёкие советские времена. Тогда была и гордая академическая наука, и чмошные гробокопатели, а между ними — пропасть презрения и отчуждённости… Сейчас грань между легальными и нелегальными землекопами порой провести очень и очень трудно. И те и другие очень хорошо знают друг друга, "белые" знают "чёрных", многие "чёрные" бегают за советом и консультациями к "белым"… Многие дружат семьями… Бывает что и "чёрные" устраиваются в экспедиции к "белым", бывает что и "белые" после основного рабочего дня берут металлоискатель и идут косить то же самое, что копали легально на службе. Только теперь уже в личный карман и под прикрытием ксивы музея или заповедника…

"Чёрные" заинтересованы в "белых". У "белых" — знания, опыт практической работы, а главное — доступ к архивам и библиотекам, только квалифицированный археолог может правильно идентифицировать и классифицировать найденный предмет, что очень важно для определения его исторической ценности и рыночной цены — здесь важна каждая мелочь. Хотя с развитием Интернета можно получить доступ ко многим базам, библиотекам, архивам и каталогам, но опыт хорошего специалиста дорогого стоит!

"Белые" тоже не чураются общения с "чёрными", всюду не поспеешь. А "чёрные" — как крысы, как тараканы — в любую щель пролезут, где надо, копнут, где надо, шурф заложат. Особенно крепко эта смычка "чёрного" и "белого" произошла в мутные и голодные 90-е годы прошлого века. На раскопки денег нет, на консервацию — нет, на реставрацию — нет, на зарплату — нет. Выживали кто как мог… Поэтому в итоге и имеем то, что имеем.

Условно всю эту копающую шушеру можно разделить на две большие части: любители и профи. Публика самая разная — как по возрасту (от детей-школьников до взрослых мужиков, вплоть до пенсионеров), так и по социальному положению (от спившегося работяги до дипломированного учителя или предпринимателя).

ЛЮБИТЕЛИ занимаются землекопством в свободное от основной работы время. Это когда отсидел в офисе или отмахал кувалдой на стройке, пришёл домой, взял металлоискатель и пошёл на заветную деляночку "бабло" косить… (кто-то с ружьём на охоту, кто-то с удочкой на рыбалку, ну а кто-то с прибором на "сенокос"). Такие обычно собирают коллекцию для себя. Продают редко и только лишние экземпляры. В основном ведут обмен (часто шило на мыло). Порой такие коллекции переходят от отца к сыну и собираются несколькими поколениями… Если чел собирает "отечку" (1941-1945 гг.), то шерстят окопчики, если увлекается крымской темой (1853-1856 гг.), то копают лагерные стоянки (палаточки, свалки-помойки). Если же собирают антику (с доисторического материализма и Ветхого Завета, заканчивая средними веками) — обычно берут поселухи и усадьбы…

От таких землекопов вред невелик. Это моё личное мнение, и оно не бесспорно! Хотя, безусловно, определённый процент экспонатов вымывается из научного оборота, но такая публика не пойдёт "бомбить" могильники и поселухи! Обычно эта публика выгребает то, что на поверхности в виде монеток, пуговок и прочей скорняжной бижутерии… Особенно пышно эта публика расцвела с появлением в продаже металлоискателей (где-то в середине 90-х годов прошлого века). А когда цены на приборы стали доступны, то каждый купивший прибор сразу возомнил себя крутым Аланом Квантенмеером и ринулся на поиски зарытых сокровищ…

ПРОФИ. Основной вред истории и культуре приносит тот, кто занимается землекопством на профессиональной основе. Для него это основной вид заработка или дохода! Попростуон за счёт этого живёт! Контингент здесь самый разнообразный, но если вовремя не спрыгнуть с этой темы, то большинство спивается или садится на иглу, хотя есть и такие, кто с белых "Жигулей" пересаживается на чёрного породистого "мерина". Общение с бренными останками предков не проходит бесследно, да и работёнка, доложу я вам, стрёмная: то грунт обвалится, то плита перекрытия в склепике изъявит желание упасть вам на голову, то силовики по чей-то наводочке с облавой нагрянут, то конкуренты по простоте душевной в склепик гранатку кинуть могут. Такой народ ищет себе работку типа сутки через трое или не ищет вообще. В свободное время сбивается в стайку единомышленников, скидывается на транспорт — и вперёд… Хотя попадалась публика, которая просто рыла могильники, как экскаватором, за месячную зарплату. А некоторые так и вообще рады горбатиться за хорошую жрачку, дорогую выпивку, импортные сигареты и дешёвых проституток. Последних привозили прямо к месту работы, чтобы народ не отвлекался на переезды. Наблюдали мы таких и в Айвовом, и в Лучистом, и на Бакле…

Такая публика находки оставляет себе редко, основная масса идёт на продажу. А вот здесь и выплывает фигура коллекционера и барыги-перекупщика.

КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ. После того как произошло первичное накопление капитала (где-то начало — середина 90-х), закончившееся покупкой квартиры, "мерина", строительством загородного особняка, покупкой импортной мебели и бытовой техники, отдыхом на престижном курорте, душа начинает думать о прекрасном…

Если бы не было людей, покупающих добычу "черных" за хорошие деньги, то и не было бы людей, выкапывающих всё это за те же деньги!

Но часто говорить о полноценной коллекции по меньшей мере глупо и некорректно, это не коллекция, это собрание непонятно чего, большинство которого выкопано непонятно где, да к тому же без описания. И таким предметам, пусть даже уникальным, но непонятного происхождения, — грош цена на любом солидном аукционе. Это во-первых.

Во-вторых, там процентов 30 можно смело выкинуть на помойку как подделки. Для предметов, купленных до 5000 у.е., эта публика вообще не проводила никаких экспертиз. Народ настолько обнаглел, что фуфляк стали спихивать уже под конкретный заказ — типа что хотите, то и достанем…

Я думаю, если профессиональные искусствоведы когда-нибудь доберутся до таких коллекций, пара-тройка нулей в цене моментально отпадёт!

Чем в это время занимается государство? Весь вопрос в том, а хочет ли государство навести здесь порядок?!

Ну, при советской власти с этим, конечно, боролись. Вспомним знаменитый уголовный процесс 1986 г., когда на 10-11-м км шоссе Симферополь — Феодосия накрыли чернушников, хабаривших места массовых расстрелов евреев в период Великой Отечественной войны. Если не изменяет память, тогда впервые прогремел город-герой. Из 20 осуждённых 18 — жители славного Севастополя!

Куда смотрела страна при Леониде Кравчуке? Сказать затрудняюсь.

При Леониде Кучме вроде пытались даже порядок навести. Законы приняли соответствующие — "Об охране культурного наследия", "Об охране исторических памятников". На законодательном уровне запретили "гулять" с приборами. Дешёвая клоунада, которая вызывает только улыбку в цивилизованной Европе. В той же Румынии всё это уже давно решили дёшево и сердито. За "прогулку" с металлоискателем вместо тюрьмы и сооружения бетонных заборов вокруг памятников там просто на охраняемую территорию стали выгружать мелкие опилки и стружку цветных и чёрных металлов, а также охотничью дробь. Всё это просто забивает сигнал металлоискателя и делает его работу или проблематичной, или невозможной. Еще и законодательство тоже ужесточили…

У нас подобного не наблюдается, особенно в настоящее время. На мой старческий субъективный взгляд, у нас с этой язвой общества будут бороться очень и очень долго.

Сергей Николаевич Н."

Мнение специалиста

У РЕКИ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ

Авторы откликов на опубликованный в "Славе Севастополя+" фоторепортаж "О чем молчит английская чернильница" подняли ряд вопросов общественного звучания. Ответить на некоторые из них я попросил заместителя директора Национального заповедника "Херсонес Таврический" по исследованию и охране памятников археологии Олега Савелю. Не успел задать свой первый вопрос, а только в двух словах очертил тему предстоящего разговора, как Олег Яковлевич разразился продолжительным монологом.

— Грабеж памятников археологии приобрел невероятные масштабы и характер, — сказал, в частности, Олег Савеля. — Представители преступного ремесла идут за город с металлоискателями, прочими инструментами, не таясь. Один мужчина достаточно зрелого возраста с металлоискателем встретился во время обхода Варнутской долины. "Как успехи, коллега? — спросил его. — С этим приборчиком, неровен час, схлопочешь лет восемь в местах не столь отдаленных…"

— Олег Яковлевич, вам известны примеры привлечения "черных археологов" к какой-либо ответственности за их деяния?

— Мне с такими случаями не приходилось сталкиваться. Доходили до нас известия о событиях противоположного содержания. Как-то лагерь археологов известного в Крыму специалиста Храпунова обстреляли ночью неизвестные в районе Альминского древнего городища. В начале 90-х годов прошлого столетия случались похожие инциденты и с некоторыми нашими сотрудниками. В прошлом о случаях грабежей памятников археологии мы информировали компетентные органы. Реакция нулевая. Но, полагаю, так вечно продолжаться не будет. Уж больно вызывающе ведут себя "джентльмены удачи". Кое-кто пытается льстить себе, что они археологи: "черные", "розовые", "в крапинку", да хоть любой иной окраски. Все гораздо проще. Эти люди — банальные ма-ро-де-ры. Иного определения в отношении их никто не придумал.

— Авторы некоторых откликов на нашу публикацию отождествляют себя с поисковиками…

— С уважением отношусь к людям, которые стремятся пролить свет на некоторые события Великой Отечественной войны, назвать имена неизвестных героев былых сражений. Но мои наблюдения побуждают думать о том, что отдельные лица используют отряды поисковиков как "крышу" для неформальных действий. А это не так безобидно. Вполне могут выплыть стволы, пригодные для использования в преступных целях.

— Есть люди, которые говорят, что поиск предметов древности для них то же, что для иных граждан рыбалка или охота. Хобби, страсть. Где человек может удовлетворить эту потребность души?

— В цивилизованных странах за предоставленное право поработать в составе археологической экспедиции деньги платят. На определенных, конечно, условиях. Им предоставляется жилье, обеспечиваются питание, так называемая культурная программа. Будем надеяться, что и мы у себя в стране что-то похожее введем. А пока мы приглашаем на сезон молодежь из числа студентов и старшеклассников. Сотрудничаем с теми, к кому нет замечаний.

— Как объяснить осложнение обстановки вокруг памятников археологии?

— Она сложна не только у нас, но и на территории Автономной Республики Крым и в других регионах страны. Если говорить конкретно о Севастополе, то город и его окрестности уникальны. Наша земля хранит память тысячелетий, память о прокатившихся через наш край войнах, других крупных событиях. Предметы этой памяти стали, к сожалению, для увеличивающегося числа граждан источниками наживы.

— Можно все-таки защитить историческое наследие, что очень важно для города с туристическими традициями. Румыны, как пишет нам один из читателей, и законодательство ужесточили, и металлическую стружку рассеивают в местах памятников археологии, чтобы затруднить применение специальных приборов.

— В отдельных странах вдобавок действует туристическая полиция. Она необходима и у нас. Ведь в Украине приняты законы о защите исторического наследия, и конкретно памятников археологии. Остается добиться их исполнения. В них все более-менее расписано, кто и что обязан делать.

Беседу вел А. КАЛЬКО.

Другие статьи этого номера