Просто гений

…Накануне 2000 года Международный центр Кембриджа признал севастопольского ученого, заведующего кафедрой физики СевНТУ профессора А.Н. Веселкова «человеком тысячелетия». Ученый принял это известие с улыбкой, повесил почетный диплом на стену, как и многие другие свидетельства о высоком признании, и продолжил заниматься тем, что любил и ценил более всего на свете, — наукой. А когда на небе среди бесчисленного количества звезд появилась планета с названием Алекс-веселков, профессора среди нас уже не было. В 2004 году Алексей Никонович Веселков умер в возрасте 56 лет — по дороге на работу. «Наследство», оставленное им научному миру, оказалось столь велико, что в 2009 году физик А.Н. Веселков был награжден Государственной премией Украины в области науки и техники посмертно. Случай, уникальный в истории города и СевНТУ. День вручения премии, 27 января (награду принимала супруга профессора), мистическим образом совпал с днем рождения А.Н. Веселкова. Каким же он был, этот удивительный человек? Почему друзья и коллеги до сих пор называют его не иначе как «человек-солнце»?

ФИЗИК МИРОВОГО МАСШТАБА

Он был рядом, он жил рядом. Но, к сожалению, следуя старой истине, что нет пророка в своем отечестве, в бытность свою Алексей Никонович не дал городской газете ни одного крупного интервью, разве что выходили в свет информации, рассказывающие об определенных этапах профессионального пути ученого. Но зато хорошо его знали в мире науки. Фамилия Веселкова, как золотой ключик, открывала самые заветные двери. Когда в начале 90-х годов отечественная наука задыхалась в условиях отсутствия необходимого финансирования, А.Н. Веселков, будучи верным своему жизненному кредо — никогда не стоять на месте, активно искал выход. Результатом исканий стали грант Королевского общества Великобритании, грант Международного научного фонда (Фонд Сороса), грант Немецкого научного общества, грант Международного фонда европейских стран… Обычному человеку все это, может, и не скажет ничего, но только не тем, для кого наука определяет смысл всего существования. Исследования А.Н. Веселкова в области биомолекулярной физики сегодня — это фундаментальный пласт, на котором делает открытия нынешнее поколение ученых. В туманной Англии, США, Германии многие, без преувеличения, заново открывали для себя Украину и Севастополь только лишь потому, что здесь жил и работал физик мирового масштаба.

На фотографиях севастопольский профессор запечатлен рядом с ведущими физиками мира во время многочисленных международных конференций. На одной их них — молодой ученый вместе с лауреатом Нобелевской премии Морисом Уилкинсом, одним из тех, кто открыл двойную спираль ДНК. Тогда, в начале 70-х годов, Алексей Никонович, которому едва исполнился 31 год, был одним из восемнадцати талантливых физиков, отобранных для работы за границей со всего Советского Союза. Изучением ДНК он занялся, будучи еще студентом Санкт-Петербургского университета.

Чем так хорош наш город, что этот человек местом своего жительства, местом работы выбрал именно Севастополь? На этот вопрос отвечает жена Надежда Васильевна Веселкова. Оказывается, в начале 70-х годов в Севастополе обосновались родители Алексея Никоновича. Его отца, капитана дальнего плавания, Героя Социалистического Труда, пригласили поднимать и развивать рыболовную промышленность города. Никон Веселков проработал на севастопольских судах до 75-летнего возраста. Был признан старейшим капитаном страны. Когда умерла мама Алексея Никоновича, отец наотрез отказался покидать Севастополь. Считал своим долгом оставаться жить на этой земле.

"ПОСЛЕ МЕСЯЦА РАБОТЫ АНГЛИЧАНЕ БРАЛИ ОТПУСК…"

Фамилия Веселкова навсегда останется в летописи истории СевНТУ.

Рассказывает заведующий кафедрой физики СевНТУ, к.т.н., доцент В.Л. Лучин:

— Алексей Никонович Веселков был основателем школы биофизики СевНТУ, заведовал кафедрой физики с 1991-го по 2004 год. Направление, заложенное им, относится к области молекулярной биофизики, объектом исследования которой является поведение в водном растворе биологически важных молекул — ДНК, белков и различных лекарственных соединений. Это ему принадлежит заслуга в практической организации специальности "Физика биологических систем" и формировании ее учебной программы. Специалисты, подготовленные по этой программе, широко востребованы во многих областях науки, медицины, здравоохранения, химической и электронной промышленности. Высшая аттестационная комиссия утвердила кафедру физики СевНТУ одной из головных научных организаций Украины в области этой науки.

При А.Н. Веселкове о кафедре узнали далеко за пределами страны. Наши магистры, аспиранты и преподаватели стажируются в Великобритании, Германии, России и других странах ближнего и дальнего зарубежья. Все это стало возможным благодаря огромному авторитету Алексея Никоновича. Он был почетным научным сотрудником, профессором Беркбек-колледжа Лондонского университета, членом Нью-Йоркской академии наук.

Из воспоминаний доцента О.С. Завьяловой:

— А.Н. Веселков был прекрасным педагогом высшей школы. Я помню свои эмоции, когда мне дали первый поток — это были студенты-экологи. Как перебороть волнение? Донести материал? Заинтересовать студента? Я пошла на лекцию к "шефу", как мы между собой называли А.Н. Веселкова. Он читал лекции легко, непринужденно, увлекал слушателей своей энергией и живостью. Казалось, ему и готовиться не надо, он и так все знает. Я навсегда запомнила слова, сказанные мне позже "шефом", что "каждая лекция — как премьера в театре. Выходишь к аудитории, а сердце бьется чаще, и привыкнуть к этому невозможно!" Тогда я поняла, как тщательно он готовится, а "красноречие" — это "всего лишь" отличное знание предмета!

Говорит кандидат физико-математических наук, доцент А.О. Лантушенко:

— Терпение и уважительное отношение к людям, независимо от ученого звания и положения в обществе, были замечательными чертами нашего профессора. Каждому аспиранту он уделял колоссальное количество времени, терпеливо отвечал на многочисленные, особенно в начале работы, вопросы, учил писать статьи, оказывал огромную помощь при подготовке диссертаций. Обычно он параллельно работал с несколькими учениками, вел занятия со студентами, решал массу вопросов, связанных с руководством кафедрой. С улыбкой рассказывал о своей работе с зарубежными коллегами. В отпуске (обычно в августе) он проводил научные исследования в Беркбек-колледже Лондонского университета. После месяца работы англичане, непосредственно помогавшие ему, брали отпуск. А он, "отдохнувший", возвращался на работу в Севастополь. Между собой мы называли его "человек-солнце". Общение с ним для многих было хорошим средством улучшения настроения.

Алексей Никонович в повседневной жизни был веселым и остроумным человеком, охотно принимавшим участие во всех неформальных мероприятиях кафедры. При нем укрепилась традиция отмечать 12 апреля — Международный день физика — с огоньком, как праздник юмора и оригинальных идей, праздник профессора и студента.

"Я ДУМАЮ, МОЙ МУЖ БЫЛ ПРОСТО ГЕНИЙ"

Надежда Васильевна Веселкова работает в 1-й городской больнице заведующей нефрологическим отделением. Благодаря ей мы можем сегодня узнать об Алексее Никоновиче не только как о физике и "человеке тысячелетия", но и как о человеке, который имел семью, растил детей, чем-то увлекался… Вместе они воспитали двоих сыновей, и то, кем выросли эти дети, существенно дополняет светлый образ Алексея Никоновича.

Старшему сыну Денису сейчас тридцать пять лет. Он доктор наук, научный сотрудник Королевского колледжа Лондонского университета. Младшему сыну Кириллу 8 апреля исполнилось двадцать шесть лет. Не так давно он защитил докторскую диссертацию, является научным сотрудником Имперского колледжа Лондонского университета.

— Невозможно удержаться и не спросить: как вы воспитывали своих сыновей?

— Скорее всего, они впитали нашу систему ценностей, образ жизни. Ведь специально заниматься воспитанием детей ни у меня, ни у мужа особого времени не было. Алексей всегда был погружен в работу, в университетскую деятельность. Увидеть его, например, лежащим на диване с газетой или перед телевизором было невозможно. В выходные, как правило, к нам приходили домой аспиранты, студенты. Алексей Никонович воспитал блестящую плеяду севастопольских физиков. Я же, как врач, тоже была всецело увлечена работой в больнице. Могла в любое время суток уйти из дома по вызову. Поэтому наши сыновья многие вопросы решали самостоятельно. Они, как и мы, были загружены делами: школа, музыка, спорт. Пока дети росли, они понятия не имели, кем является их отец. Ведь папа есть папа…

— Так же, как и вы в свое время, не могли знать наверняка, за кого выходите замуж…

— С первых дней общения Алексей поразил меня глубиной эрудиции, разносторонними интересами. Я увлекалась живописью, и он тоже в этом отлично разбирался. Я учила иностранные языки, а он уже двумя владел. Мы учились в Санкт-Петербурге, любили посещать театры, музеи. Разбирались в русской, зарубежной литературе, причем как в классической, так и в современной. Нам нравилось делиться впечатлениями, находить что-то общее или, наоборот, спорить. Муж был увлекающимся человеком и умел увлекать за собой других людей. Уже будучи в зрелом возрасте, Алексей оставался все таким же жизнелюбивым, непосредственным, не перестающим удивляться и восхищаться окружающим миром. Любимая фраза у него была: "Это фантастика!"

— Психологи утверждают, что часто повторяемые людьми "любимые" выражения обладают способностью воплощаться в реальность, и поэтому не следует употреблять слова, несущие какую-либо негативную оценку. Алексей Никонович говорил: "Это фантастика!" — и вся его жизнь действительно похожа на фантастическую историю.

— Я думаю, мой муж был просто гений.

Другие статьи этого номера