Морозовка (Алсу): край свежей воды

В советский период истории пустили в ход негативное тавро: «Неперспективное село». В настоящее время оно приобрело значение приговора.

ГОДЫ — БОГАТСТВО

Но первый удар по Морозовке (Алсу) был нанесен не сегодня и даже не вчера в измерении истории, а значительно раньше. Аккурат ровно 230 лет назад Екатерина Вторая подписала "Высочайшую грамоту об устройстве христиан, выведенных из Крыма …": "Соизволяем мы не токмо принять всех вас под всемилостивейший наш покров и яко любезнейших чад, успокоив под оным, доставить жизнь толико благоденственную, колико желание смертных и беспрестанное наше о том попечение простираться могут…"

На тот момент Крымское ханство доживало последние годы. Ребром встает вопрос: зачем было императрице срывать с насиженных мест десятки тысяч греков и представителей иных народов христианского вероисповедания? Им ведь ничего не грозило в течение столетий, а при возросшем влиянии в регионе России и подавно. Видимо, для того, чтобы окончательно подорвать экономику некогда коварного южного соседа.

Но как бы там ни было, только из соседней деревни Камары (Оборонное) на необжитые земли Приазовья в путь двинули 238 мужчин и 237 женщин — всего 475 душ, из Карани (Флотское) — 172 мужчины и 159 женщин, всего 331 человек… В списке свыше 70 населенных пунктов Полуденного края, откуда выселялись христиане, нет нашей Алсу. Но ее жители, свидетельствует надежный источник, оказались среди тех, кто на новом месте основал Старую Ласпу — греческое село, которое нынче входит в состав Тельманского района Донецкой области.

Потомков древних эллинов-херсонеситов выселили, а несколько позже приняли архипелагских греков. Об их присутствии в Алсу свидетельствуют замшелые памятники на местном кладбище с именами и фамилиями явно греческого происхождения. Мне на глаза попались захоронения 1879-1880 годов. А вот потомки этих греков попали под неумолимое "красное колесо" трагической для крымских татар, греков, армян и представителей некоторых других национальностей весны 1944 года.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Неперспективное село… А это значит, что оно не может претендовать на школу, автобусное сообщение, медицинское и торговое обслуживание и прочие первостатейные блага. Тем не менее в Морозовке (Алсу) живут люди.

Лидии Трофимовне Кады исполнилось 85 лет. Она родилась и выросла в Морозовке (Алсу). Всю жизнь прожила в слепленной родителями глинобитной хате. Имеется подвал. В нем Лидия Трофимовна прятала партизан. Патриотку то ли предали, то ли выследили. Арестованную Лидию Трофимовну угнали в Чоргунь (Черноречье) на расстрел. И расстреляли бы, если бы не родившийся в 1942 году сынишка Витя на руках.

Старейшая жительница хорошо помнит дни, когда в Морозовке (Алсу) была школа, регулярно автомагазин наведывался… Сейчас ничего этого нет. За покупками на рынок пятого километра Балаклавского шоссе односельчанин подвезет на своем автомобиле за 50 гривен. И это считается дешево. Заезжие таксисты соглашаются подвезти минимум за 70 гривен.

В Морозовке (Алсу) есть, по-моему, единственная улица — Ключевая и Ключевой переулок — тоже единственный. Таким образом выражено почтение ключу — источнику воды. Старое название села — Алсу — в переводе с тюркского означает свежая вода. Вода источника в центре села весной бьет из трех труб. А в засуху, свидетельствует Лидия Трофимовна, спасительная влага может и не дойти к дому. Ее едва хватает соседям, живущим рядом с оформленным, как иконостас, источником.

У Лидии Трофимовны есть внучки — Лида и Оля. Оля замужем. Ее муж нашел занятие своим рукам на развернувшейся в Морозовке (Алсу) крутой стройке. По слухам, состоятельный бизнесмен из Севастополя взялся поднять в деревушке объекты отдыха.

— Может, и мне там заработок найдется, — размышляет вслух Оля.

А я думаю о другом. Родится в молодой семье ребенок. Когда он подрастет, куда в школу пойдет? В соседнем Черноречье, куда ведет кабанья тропа, есть улица Просвещения, а школы нет. До Хмельницкого, где школа имеется, километров десять. Не находишься.

Понимаю, для одного ребенка в Морозовке (Алсу) школу не построишь, автобус за ним не погонишь, интернат в Хмельницком не откроешь. Но появится, непременно появится в Морозовке (Алсу) ребенок, и, возможно, не один, с конституционным правом на получение образования. Где реализовать это право?

А рядом бабушка, потенциальная прабабушка Лидия Трофимовна живет. Мы ее застали на огороде с лопатой в руках.

— Я и дрова себе колю, если требуется, — не без гордости заявляет 85-летняя женщина.

Постучим по дереву: сегодня она себя чувствует хорошо. Сказывается жизнь у источника с хрустально-чистой водой, на свежем горно-лесном воздухе, на экологически здоровых продуктах с собственного огорода. Но годы берут свое. Не ровен час, потребуются помощь врача, необходимость в лекарствах. Где в Морозовке (Алсу) медик, где аптека? И как только у нас еще не догадались взять у жителей неперспективных сел расписки с согласием жить в них, не претендуя на образование и медицинскую помощь, чтобы где-то чиновник был застрахован от ответственности.

КРАЙ ВДОХНОВЕНИЯ

Тот, кто хоть однажды побывал в Морозовке (Алсу), стремится сюда попасть еще бесчисленное множество раз, настолько здесь живописно. Я вглядывался в горные дали и ловил себя на мысли, что эти восхитительные виды мне знакомы. И вспомнились красочные полотна ушедшего сравнительно недавно из жизни старейшины севастопольских художников Павла Мирошниченко.

В течение десятилетий Павел Петрович вдохновенно работал в Морозовке (Алсу). Его домик-мастерская находится в самом тихом месте едва ли не за околицей деревни, совершенно уединенно.

В настоящее время домик-мастерская заброшен. Дверь и окна выбиты, хотя двор надежно огорожен металлической сеткой. Ветром к закрытым на замок воротам принесло "Огонек" времен редактора Виталия Коротича. Статья Владимира Красильщикова в нем "Бытие или небытие?" сохранила сделанные художником фломастером пометки. "Если "там" сложилась система, которая автоматически самореализуется, чтобы производить больше, лучше, дешевле, — писал публицист, — то мы произволом ручного, так сказать, управления создали строй, который стремится производить меньше, хуже, дороже". У этого абзаца рукой художника поставлен восклицательный знак.

Павел Петрович жил напряженной духовной жизнью. Сложилась и среда общения. Домики-мастерские также имели в Морозовке (Алсу) художник Зиновий Филиппов и скульптор Людмила Моисеенко. К ним приезжали на этюды, просто в гости их побратимы. Длительное время Морозовка (Алсу) была своеобразной Меккой для творческой интеллигенции. Присутствие Павла Мирошниченко и его друзей ощущается до сих пор. Своим трудом они одухотворили эти пленительные пейзажи.

Морозовку (Алсу) почитают не только художники, но и кинематографисты. Достаточно сказать, что в расположенной в двух километрах даче Кожанова снимались эпизоды нашумевшего фильма "Водитель для Веры".

ДОРОГА К ХРАМУ ЛАРИСЫ ДОЛИНОЙ

О дороге известной эстрадной дивы к дому Божьему громко сказано. Но вот если слово молвить о значащем в биографии популярной артистки участочке этого пути, то преувеличения не будет.

В Морозовке (Алсу) возведены объекты патриаршего монастыря в честь преподобного Паисия Величковского. Он родился в 1722 году, а умер в 1794-м. Скажем так: генеральным спонсором на строительстве обители Киевского патриархата выступает киевлянин — генеральный директор "Укртехгаза" Сергей Гиренко. А вот на купола под синей кровлей да со звездами под золото и сияющие золотом маковки на колокольне и храме средства пожертвовала Лариса Долина. И сделала она это в 2005 году — в день своего 50-летия. Об этом мне сказал игумен монастыря отец Гавриил (Анисимов).

В свое время монастырь приобрел у художника Зиновия Филиппова его домик-мастерскую. За его сохранность, надо полагать, можно не волноваться. Рядом построена часовенка в честь святителя Нектария. На 2010 год намечено начало строительства храма во имя Святой Троицы. Его соберут из бревен в традиционном на Руси и в Украине архитектурном стиле — шатрово-купольном.

Уже сейчас прихожане имеют возможность приложиться к частицам мощей святителя Николая (Мирликийского), святого Дмитрия Салунского, великомученика Пантелеймона и других святых, а также к частице животворящего креста.

В минувшие выходные в Гончарном было освящено подворье монастыря с храмом Вознесения Господня при нем.

В монастыре уже подвизаются восемь монашествующих. В прошлую субботу прошло таинство пострижения в монахи послушника Олега. Вот только не ведаю, каким именем по жребию он наречен. В минувшую пятницу, когда я был в монастыре, бумажки с тремя именами еще находились в алтаре.

— Иноки получают имена святых, в Крыму и Херсонесе просиявших, — сказал мне игумен Гавриил. — Остро встает вопрос строительства у нас братского корпуса…

* * *

Полтора десятка лет назад городской совет принял решение "О концепции формирования территорий сельских и поселкового советов народных депутатов". В приложении к нему приведены населенные пункты Большого Севастополя. Опять же в этом списке Морозовка (Алсу) отсутствует. Время от времени перечень наших населенных пунктов обновляют. Но, уверен, Морозовку (Алсу) вряд ли в списках найдешь. А хотелось бы. Село того заслуживает и своим прошлым, и настоящим, и тем более будущим. А начать надо хотя бы с селькома на общественных началах. Может, он и есть. Но жители, с которыми я беседовал, не смогли назвать фамилию председателя.

Другие статьи этого номера