Уголовный розыск как образ жизни

15 апреля свой профессиональный праздник отметили сотрудники уголовного розыска.
Этому подразделению севастопольской милиции, на которое возложены задачи по предупреждению и раскрытию преступлений, розыск преступников и без вести пропавших граждан, исполнилось 90 лет. Наш собеседник — один из 120 человек, служащих в уголовном розыске. В милицию, в угро Вячеслав АБРОСЬКИН пришел сразу после службы в морской пехоте. За 15 лет он прошел путь от старшины до подполковника, заместителя начальника уголовного розыска УМВД Украины в Севастополе. Был неоднократно награжден, среди наград есть даже именное оружие.- Я еще до службы в армии решил, что после нее буду поступать либо в военное училище, либо в училище МВД. И все же выбор пал на милицию, пришел сразу в уголовный розыск Ленинского РОВД, позже окончил Национальную академию. Почему пошел в уголовный розыск? Просто время такое было — разгул бандитизма, беспредел. Хотелось положить этому конец.

— Свое первое дело, конечно, помните…

— Почему именно первое? Есть другие дела, которые запомнились, отложились в памяти надолго. Например, убийство мальчика в общежитии на проспекте Генерала Острякова в 2001 году. Труп 14-летнего Дениса С. с признаками удушения и множественными ножевыми ранениями обнаружили в его комнате. В соседней комнате жила его мать. Из комнаты, где нашли Дениса, пропали золотые украшения и порядка 800-900 долларов. Его мать работала на стройке, была высококлассным штукатуром, неплохо, как ей казалось, зарабатывала, в общежитии не раз хвасталась своими заработками, говорила, что хочет купить сыну компьютер.

Мы начали отрабатывать всех, кто мог общаться с потерпевшей. Вышли на Геннадия Г., проживавшего в этой же общаге. Начали его отрабатывать, он заявлял о своей непричастности. Проверили алиби — точно, не он. Но была какая-то внутренняя уверенность, что он все же имеет к этому отношение, и, как оказалось, были правы. Где-то через шесть месяцев Геннадий, находясь в ИВС за хранение наркотиков, рассказал, как было дело. Он знал о том, что у этой женщины есть деньги, рассказал об этом своим знакомым, те решили совершить кражу. Но они не знали, что вечером накануне мать с сыном поменяются комнатами… Преступники постучали, мальчик открыл, они ворвались в комнату, стали требовать деньги, пытать… Его смерть была ужасной… А мать потом лишилась рассудка. Убийц нашли и осудили. Геннадий Г. тоже получил срок — за попытку кражи. А в позапрошлом году наши с ним дороги вновь пересеклись. На проспекте Октябрьской Революции в машине обнаружили застреленную женщину. В результате проведенных мероприятий вышли на Геннадия Г. — он сознался…

Есть преступления, которые поражают своим цинизмом. Вот убийство, совершенное в ноябре прошлого года в районе автовокзала. Мужчина сообщил, что утром он приехал домой к матери и обнаружил ее труп. Выехавшая сразу на место группа установила, что смерть женщины наступила в результате множественных черепно-мозговых травм, нанесенных тупым тяжелым предметом. В доме женщины, занимавшейся сдачей жилья в аренду, все было перевернуто, пропала крупная сумма. Сын погибшей — таксист, ранее судимый, но в настоящее время характеризовался положительно, "таксовал" на иномарке, взятой в кредит матерью. Он рассказал, что последними, кто снимал комнату у погибшей, были какие-то цыгане, у них с матерью произошел конфликт, судя по всему, из-за денег… Поначалу мы сыну поверили, но когда стали проверять его показания относительно того, где он в это время находился, оказалось, что он сообщил неправду. Начали отрабатывать его версию — и он написал явку с повинной. Оказывается, мать была против его брака с бывшей танцовщицей и поставила условие, что не даст ему денег на покупку квартиры и на погашение кредита, если он не откажется от возлюбленной. Сын принимает решение убить мать, покупает в секонд-хэнде комплект одежды, маску, перчатки… Убил молотком, забрал деньги, ушел из дома окружным путем, поехал в зал игровых автоматов. На следующий день избавился от окровавленной одежды, поехал с возлюбленной гулять в Балаклаву. Ничего святого нет.

— А откуда ему взяться-то?!

— Ну не скажите. Вот был случай. Входил я в состав группы Генеральной прокуратуры Украины по документированию преступлений, совершенных группировкой Башмаков в Крыму и Севастополе. Нами был задержан киллер, причастный к расстрелу Руляка и ряду других преступлений. Тот еще гражданин, с трудом вспоминал, где, когда и кого убивал. Позабывал уже из-за большого числа эпизодов. Повезли мы его в Одессу, где находился следователь Генпрокуратуры. Рядом с задержанным ехал боец "Беркута", увлекавшийся определенным религиозным направлением. И всю дорогу он рассказывал киллеру о религии… Когда я в следующий раз встретился с этим задержанным, он попросил меня принести ему Библию. Сказал, что все осознал, что раньше не задумывался над тем, что творил и как жил, что боец наш ему глаза открыл, после чего начал давать признательные показания по тем убийствам, в которых принимал участие: Вишни в Симферополе, в пансионате "Омега", Чигринского…

— Лазебникова…

— С этим убийством мы до конца так еще и не разобрались. Очень много версий.

— А с убийством редактора "Славы" Владимира Иванова?

— К сожалению, тоже. Хотя есть информация, наработки, планы. И это дает уверенность, что оно будет раскрыто.

— Вячеслав Васильевич, а сколько вообще резонансных преступлений прошлых лет не раскрыто?

— На данный момент у нас 57 нераскрытых преступлений прошлых лет. Среди резонансных, кроме названных вами, остается нераскрытым, например, подрыв Семенова. Есть ряд убийств, которые очень хочется раскрыть. Да, были убийства людей, которых знали в городе, но ведь были и другие. А для сотрудника уголовного розыска нет разницы — известный это был человек или нет. И раскрыть эти убийства — дело долга. Вот в 2000 году убили 14-летнюю девочку, 27 ножевых ранений. Проведена большая работа, но пока не можем докопаться до истины.

— Может быть, этому мешает некомплект кадров? Он в милиции есть, и, думаю, уголовный розыск — не исключение…

— Сегодня штат севастопольского уголовного розыска — 120 оперативных работников. Некомплект — 11 человек. Для нас всегда каждый человек на счету. Из этих 120 лишь у троих 15-летний опыт работы, потом разрыв — от 10 лет до года. А чтобы работник уголовного розыска стал настоящим Опером с большой буквы, он должен проработать определенное количество лет. С годами приходят и опыт, и знание территории, и определенные знакомства, и источники информации. Тяжелыми условиями работы вызвана большая текучка: придет пацан 21-летний, год-два поработает и уходит. Уголовный розыск надо любить. Для меня уголовный розыск — это образ жизни. А как же иначе, если 17 часов в сутки я провожу на работе?!

— Как семья относится к такому образу жизни?

— Положительно. Привыкла уже.

— Что бы хотелось пожелать коллегам?

— Чтобы честно и профессионально выполняли свой долг. Хочу поблагодарить наших ветеранов, которые не один год отдали уголовному розыску и передали нам свой опыт: Александра Сергеевича Казакова, Алексея Павловича Федотова, Сергея Александровича Константинова, Александра Дмитриевича Шутко и многих других. Семьям сотрудников уголовного розыска хотел бы пожелать терпения.

Другие статьи этого номера