Портрет убийцы

Мне нравится писать в рубрике «Профили» о людях… Разных. Необычных, странных, с причудами, но — о людях. Но ведь есть и нелюди! Почему же никто не пишет о них?! Несправедливо как-то, не по-человечески. Надо восполнить этот пробел. Тем более что и искать долго не пришлось — нелюди живут по соседству с людьми. Парадокс? Итак, портрет обыкновенного севастопольского убийцы — в самой гуманной рубрике «Профили».Понедельник. Ранее утро, омраченное лишь звонком из редакции от журналиста, который любопытствует по поводу моей очередной статьи в номер на среду:

— Андрей, хочешь я сейчас продемонстрирую свои экстрасенсорные способности? Ты идешь мимо руин, верно?

Откуда знает? Я действительно иду в Херсонес кормить суку Лизу, которая недавно родила девять (!) очаровательных щенков. А материал у меня почти готов. О ветеране Великой Отечественной войны, который пишет замечательные стихи. Сейчас вот покормлю Лизу, поиграю с ее детками, вернусь, закончу статью и отошлю ее в редакцию. Жизнь удалась! Это мне так казалось. Подхожу к проходной. Вижу заплаканную сотрудницу музея с контейнером для перевозки животных. В контейнере тихонько сидит пушистая кошка. Сидит и плачет. Ей больно и страшно. Страшно после пережитой накануне ночи, а больно оттого, что у нее прострелена щека. Правая. Стреляли ей в голову, а попали в щеку. Навылет! Теперь заплаканная сотрудница ждет вызванное такси, чтобы отвезти кошку в ветеринарную клинику. Невольно ускоряю шаг, почувствовав недоброе. Подхожу к нише в античных руинах, где Лиза обустроила "гнездо" для малышей. Лизы нет, зато щенки играют на траве… Ощущение, что я в раю! Но в раю, где уже нет Лизы.

Возвращаюсь на проходную.

— Вы не видели Лизу?

Сотрудницы стоят, потупив заплаканные глаза.

— Почему вы молчите?! Где Лиза?

— Всех собак и кошек ночью постреляли!

— Как это "постреляли"?!

— Был приказ, а те вот, с причала, их ночью и поубивали. Мы их просили, чтобы хоть Лизу не трогали, у нее же щенки…

Время остановилось! Жаль, что в газете нельзя использовать ненорматив — русским языком трудно передать чувства, которые испытываешь, когда слышишь такое. Раньше я думал, что живу в стране третьего мира, теперь понимаю, что погорячился. Я живу в стране варваров, где нет никаких законов. Если уж в колыбели православия можно безнаказанно лишить жизни десятки животных, то о каком гуманизме стоит рассуждать? Вот так вот запросто некто — нет, не человек, а нелюдь — может распорядиться уничтожить животных, а другие нелюди охотно выполняют полученный приказ. В сознании всплывает картина из фильма "Список Шиндлера" о массовых расстрелах в Варшавском гетто.

Я, наивный, думал, что применение огнестрельного оружия для уничтожения животных — уголовное преступление. В цивилизованных странах, разумеется. Однако забыл, что это в цивилизованных странах, где жизнь человека и животного считается священной и покушаться на нее — преступление! Варварам дозволено все. Решать: кому жить, кому умереть, когда умереть, как умереть.

Плохо иметь богатое воображение! Представляю картину: ночь, знакомые люди с фонариками подзывают тебя. Ты думаешь, они хотят поделиться с тобой ужином, а они просто расстреливают тебя в упор! Упиваясь собственной силой и безнаказанностью… А кто за тебя вступится? Тебе не повезло: мама родила тебя в стране, где твоя жизнь не стоит обглоданной косточки. И плевать, что у тебя осталось девять детей, которым завтра уже не суждено пить горячее мамино молоко. Они тоже вне закона с момента рождения. Они приговорены в день появления на свет. А их мама до последнего надеялась, что на территории храма они хоть как-то защищены. Ведь люди вроде бы не убивают тех, кто спасается от преследования в церкви. Она просчиталась только в одном: да, не убивают — таков закон. Но он для людей, а не для нелюдей!

Где-то я слышал, что все собаки попадают в рай! Надеюсь, кошки тоже. И очень надеюсь, что нелюди в рай не попадают. Даже в собачий. И я отчего-то уверен, что ад должен быть еще на земле!

Да, есть проблема бродячих животных, которых с каждым годом становится все больше. Естественно, что ее надо решать. Вопрос — в выбранных средствах. Давайте дадим всем желающим по "калашу" и устроим городской субботник по отстрелу бездомных животных. Судя по всему, желающие найдутся! В Херсонесе же нашлись. И все — проблема решена: город избавлен от четвероногих братьев наших меньших. Все можно выставить законно, официально, стало быть, ненаказуемо! Правда, как после этого мы посмотрим в глаза своим детям? Дети — это люди, которые безошибочно отличают добро от зла. Дети — это существа, которые делают людей добрее. Так же, как и животные. Животные, которых мы убиваем! Убивая животных, мы убиваем в самих себе что-то доброе. Так что после ночи прошедшего понедельника мы все стали намного злее. И этот процесс необратим. Мы все одинаково виноваты в произошедшем: и кто стрелял, и кто распорядился, и кто в эту ночь смотрел хоккей. Все!

Любопытно, что "зачистка" была произведена "под флагом" подготовки к летнему сезону! Дескать, приезжают к нам в Херсонесский заповедник туристы, а у нас тут под ногами собаки и кошки бегают… Непорядок! Но дело в том, что туристы приезжают из цивилизованных стран. Оттуда, где чья-либо жизнь считается бесценным даром и общество старается сохранить ее любой ценой. Так давайте этих туристов проведем необычным маршрутом, показывая места, где было убито каждое животное! А фотографии застреленных кошек и собак продавать, как сувениры. Выгодный бизнес, если учесть, что иностранцы — очень сентиментальные люди. У них нет бродячих животных — их пристраивают в питомники, а потом подыскивают "приемных родителей". Они удивляются, когда видят наших бездомных кошек и собак — у них такие красивые животные стоят больших денег, а у нас… У нас они ничего не стоят. Ни сами животные, ни их жизни.

Все! Больше не хочу писать. Или не могу?! Их уже не вернуть. Правда, не знаю, что теперь делать с девятью жизнями. А может, показать "чистильщикам", где они прячутся? Все девять в одной норе. Да и не надо за ними гоняться — далеко не убегут. Мама их этому не успела научить, а больше некому. А если сами по-хорошему не вылезут из убежища, туда можно кинуть самодельную гранату. Проблема решена. И ни одного будущего туриста не побеспокоит своими грустными глазами сын или дочь Лизы. А уж Лиза — тем более. А вместе с ней и другие кошки и собаки, которым не повезло жить в святом Херсонесе! Удачного всем нам дня!

Другие статьи этого номера