Забытый Парад Победы

Впервые за прошедшие 64 года наш земляк — бывший танкист и зенитчик, полковник в отставке Денис Михайлович Иохин — дает интервью журналисту об этом знаменательном в его жизни событии, о котором в советское время десятилетиями вообще-то предпочиталось умалчивать: шла великая всемирная «холодная война»……Его взвод в ротном танковом строю на этом, порядком сегодня забытом, параде впечатляюще — тяжело, мощно и несокрушимо замыкал строгую колонну сводного 71-го гвардейского тяжелого танкового полка.

Стоял ясный, тихий и теплый сентябрь 1945 года. И, как и в июне 1945 года, это тоже был Парад Победы, но только далеко от Москвы, на Королевской площади в поверженном Берлине.

…Денис Михайлович до сих пор не в силах забыть о том, какие противоречивые чувства овладевали всем его существом в ночь на 7 сентября 1945 года — день парада войск стран Антигитлеровской коалиции на Александерплац в разрушенной танками и авиацией столице Третьего рейха.

Завтра, т.е. 7 сентября, предстояло важнейшее, ответственное событие в его жизни, а он, по сути, ничего не увидит: его новенький, самый мощный в мире на то время танк ИС-3 пройдет в парадной колонне почти последним. "Ну, почему, почему целый битый час мне и моему экипажу предстоит стоять на заднике улочки Ундерденлинде?" — снова и снова посещала его эта мысль в офицерской казарме маленького городка Темплин, где стояли на автодроме с зачехленным туловом мощные, только что "оперенные птенцы" челябинских танкостроителей. Именно оттуда в конце второй декады мая 1945 года он и несколько десятков новоиспеченных младших лейтенантов Саратовского танкового училища доставили в Германию тремя литерными эшелонами 52 танка ИС-3 — для их торжественного прохождения во время парада на Александерплац в сентябре 1945 года.

Кстати, это был особый состав. По личному приказу главы Транспортного комитета страны И.В. Сталина тщательно зачехленные танки гнали на запад в основном по ночам. На головном локомотиве висел лишь один лозунг: "Боевой привет шлет Родина!" с глубоким подспудным смыслом насчет "привета". Станцию назначения законспирировали во избежание диверсионных действий ушедших в подполье фашистских недобитков. В одной из теплушек располагался взвод спецов-железнодорожников НКВД: на территории Германии колея была иной ширины, да и немецкий путеразрушитель "Крюк" оставил на многих магистралях после отступления врага труднозалечиваемые раны.

А по большому счету, конечно, в душе двадцатилетнего юноши, в недавнем прошлом пулеметчика, принявшего летом 43-го свой самый первый в жизни бой под Орлом, жила огромная гордость за то, что судьба вот так, фартово, выкинула ему невероятный шанс — одному из сотен и сотен тысяч его однолеток участвовать в этом, по сути "закрытом" для истории, как оказывается, параде, куда строго отбирали лишь тех, кто доблестно брал Берлин и имел за это боевые награды. А что звенело на груди Дениса Иохина в апреле 45-го? Медаль "За боевые заслуги", а конкретно — за то, что скосил он до сотни фрицев под малюсеньким городком Трубчевском, что вблизи славного, воспетого в известной песне города Брянска.

Именно там его контузило, а в госпитале он попал под добровольно-принудительную разнарядку: набирали желающих в Саратовское танковое училище. Так рядовой пулеметчик и стал младшим офицером бронетанковых войск.

Конечно, если бы советскому руководству не надо было позарез сразу же после войны утереть нос уже начинающим его задирать союзникам, если бы не было резона продемонстрировать мощь новейшего детища Страны Советов — тяжелый танк ИС-3, оснащенный 122-мм пушкой, спаренной с пулеметом, ни в коем случае Денис Иохин не попал бы в Берлин.

…Тренировка прохода танков ИС-3 в парадном строю у рейхстага велась ночами. За день до 7 сентября Денис Иохин встретился со своим земляком из Николаевской области, пехотинцем из 5-й ударной гвардейской армии. Тот похвастался, мол, всем им, будущим участникам парада, уже выдали красивое шерстяное обмундирование в полевом варианте. Опять кольнула Иохина досада: танкисты, увы, ничего новенького из одежки не получили. Остались в тех же промасленных комбинезонах образца 1942 года. Лишь было дано строгое указание командирам взводов: чтобы на их шлемах (головы лейтенантов торчать из люка танка во время парада должны непременно) хорошо-плотно пристегивались кожаные ремни-застежки. Чтоб все было тип-топ, без лишних трепыханий на ветру, маршал Жуков этого, поговаривали, страсть как не терпит…

Однако так как мл. лейтенант Иохин был командиром взвода тяжелых танков, ему все-таки посчастливилось кое-что увидеть на этом параде. И трибуну с генералитетом, и приспущенные к земле вражеские знамена и штандарты, и услышать сводный оркестр, где главную скрипку, конечно же, играли советские военные музыканты экстра-класса, собранные со всех военных округов страны.

А парад 7 сентября 1945 года проходил в таком вот порядке. Сначала — немного истории. Вообще-то советским руководством предполагалось, что после Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года есть резон провести сводный парад всех союзнических войск в честь победы над фашистской Германией в самом Берлине. Союзники прислали в Москву положительные ответы. Было согласовано, что парад войск будут принимать главнокомандующие всех стран коалиции. Но в последний момент атташе союзников известили Кремль о том, что по некоторым соображениям главнокомандующие Англии, Франции и США не смогут участвовать в этом параде, а вместо них в Берлин прибудут высокопоставленные боевые генералы.

В своей знаменитой книге воспоминаний о войне 1941-1945 гг. маршал Г. Жуков пишет: "…Я тотчас же позвонил И.В. Сталину. Выслушав мой доклад, он сказал: "Они хотят принизить значение Парада Победы в Берлине… Принимайте парад сами, тем более, что мы имеем на это прав больше, чем они".

…Объезжая 7 сентября 1945 года войска, построенные на Александерплац для прохождения торжественным маршем, маршал Г. Жуков, генерал армии Д. Эйзенхауэр, английский фельдмаршал Б. Монтгомери и французский генерал Ж.-М. Латр де Тассиньи поздравляли с Победой своих солдат, и в ответ звучали удесятеренные громкоговорителями приветствия на трех языках стран-победительниц.

А затем начался по сути сам парад, который предварило короткое выступление маршала Г. Жукова. В торжественном прохождении войск было задействовано 5 тысяч представителей всех стран коалиции (советских участников парада было 2 тысячи). Первыми открыли праздник пешие войска (авиация и морские силы не принимали участия). Зрителей (смотрели парад 20 тысяч берлинцев) поразили выправка, четкость и торжественность шага пеших колонн советского 9-го стрелкового корпуса 5-й ударной гвардейской армии, одетых с иголочки и производящих впечатление, будто они готовы в таком вот строю на едином дыхании дойти хоть до Бискайского залива.

За строем советских воинов двигались солдаты 2-й французской пехотной дивизии, альпийские стрелки и зуавы. Отличное впечатление произвела своей выправкой 131-я английская пехотная бригада. Парашютисты 82-й американской воздушно-десантной дивизии замыкали пеший парад.

А затем пришел черед механизированной боевой техники. Первыми, слегка "пощекотав" брусчатку Королевской площади, прошли легкие американские танки М-24 "Генерал Чаффи". Затем двинулись бронетранспортеры французской 1-й танковой дивизии, 24 танка "Комета" 7-й танковой дивизии англичан.

Но все эти "тяжелые громыхашки" были буквально отодвинуты на задний план Александерплац, когда на его брусчатку выкатил первый взвод новейших самоходных советских машин ИС-3. Впечатление было потрясающим, о чем свидетельствовала бурная реакция тысяч берлинцев, стоящих у Бранденбургских ворот: их первые ряды просто всколыхнул горячий зюйд от проходящей по площади самой совершенной в мире танковой техники…

…В то далекое время ее жаркое дыхание было виртуальным импульсом пока еще не родившейся той самой "кузькиной матери", которую спустя не так уж много лет материализовал Никита Хрущев, дав отмашку Сахарову на испытание 50-мегатонной водородной бомбы.

…30 октября 1961 года над Новой Землей на высоте четырех тысяч метров летчик майор Андрей Дурновцев на ТУ-95 получил команду "Пуск!" Возмущение атомного взрыва трижды обогнуло земной шар. Это был ответ на демонстрационный проход американских танков в том же октябре 1961 г. у тех же Бранденбургских ворот с целью разрушить разграничительную линию союзных оккупационных войск в Берлине…

…Денис Иохин прослужит в столице ГДР до лета 1947 года. Затем военная стезя забросит его в Одесский военный округ, в г. Болград, где в 48-м было очень плохо с водой, и танкисты в гарнизонной бане 144-го танкового полка мылись из расчета буквально один тазик на человека. И надо же было такому случиться, что дежурный офицер в этой самой бане (как вы правильно догадались, это был лейтенант Денис Иохин) ну в о-очень интересном виде приветствовал маршала Г.Жукова, который не брезговал во время инспекции войск порой и в баньку солдатскую сунуть свой вездесущий нос. Так состоялась вторая и последняя встреча двух участников этого забытого малого Парада Победы в Берлине.

Но это, согласимся, уже сугубо сардоническая усмешка судьбы героя нашего рассказа…

Дальше Денис Михайлович, освоивший через несколько лет специальность зенитчика, попадет по разнарядке в Севастополь, где многие-многие годы отдаст работе на военной кафедре нашего приборостроительного института.

И так уж выйдет, что жить он будет на проспекте Октябрьской Революции почти на одной лестничной площадке с Героем Советского Союза знаменитым командиром стрелкового батальона в 1945 году капитаном Степаном Неустроевым.

А ведь Берлин-45 в судьбе этих двух людей занимает особое место. И они в многомиллионном строю всех уже ушедших от нас и еще живущих ратников Великой Отечественной тоже занимают особое место. Уже ставший достоянием Истории Степан Неустроев — единственный на всю постсоветскую территорию человек, всемирно известный офицер, участник штурма Берлина, чьи бойцы водрузили Знамя Победы над рейхстагом. А Денис Иохин, пожалуй, единственный на всю Украину бывший танкист, который в составе сводных сил союзнических войск принимал участие в этом малоизвестном Параде Победы в Берлине, и по сей день живет и здравствует у нас, в Севастополе. Дай Бог ему долгих лет жизни…

Другие статьи этого номера