Виктор ПОЛОГОВ: «А вот каких болезней надо бояться в Севастополе…»

Начальник управления здравоохранения городской государственной администрации Виктор Пологов рассказал об этом в интервью корреспонденту «Нового Севастополя». — Сейчас в Украине активно обсуждают проблему обеспечения инсулином. Насколько известно, Севастополь тоже испытывает трудности с обеспечением этим средством.

— Я гарантирую, что ни один больной сахарным диабетом не останется без инсулина. Дети будут получать импортный, женщины в стадии беременности — тоже импортный. И те люди, которые не переносят другие виды инсулина, тоже будут получать его. Но всех обеспечить импортным средством я не могу, потому что на это не хватает выделенных денег. Мы уже посчитали: на это дополнительно необходим один миллион шестьсот гривен. Тогда можно вернуться хотя бы на уровень прошлого года.

— А что, отечественный инсулин так уж плох?

— Я открою своего рода секрет Полишинеля: отечественного инсулина не существует. Инсулин на киевских заводах производится из импортного сырья. По большому счету, в Украине происходит фасовка. Поэтому "веяние" — этот импортный, а этот нет — довольно условно. Есть достаточно широкий выбор инсулинов. В зависимости от формы сахарного диабета, переносимости средства мы их подбираем и назначаем. По прошлому году процентов тридцать пять больных получали импортные инсулины, остальные — производства украинских заводов. Проблема в том, что эти импортные инсулины — в два-три раза дороже.

Всего в Севастополе 1350 больных сахарным диабетом. И количество их растет. Но инсулины стали лучше. С ними качество жизни человека, страдающего сахарным диабетом, практически не отличается от качества жизни здоровых людей.

— А сколько выделено на закупку?

— На сегодняшний день — два миллиона семьсот тысяч. Проблема только в отсутствии в бюджете средств. Но есть и другой ракурс проблемы. В прошлом году на приобретение медикаментов в области здравоохранения города Севастополя было выделено 13 миллионов восемьсот тысяч. А на оплату транспортным предприятиям проезда пенсионеров было выделено 28 миллионов гривен. То есть на бесплатный проезд ушло в два раза больше, чем на медикаменты во всех больницах, и в том числе на медикаменты при амбулаторном лечении льготных категорий.

— Вы как-то сказали, что трудно связать конкретные источники заболеваний с теми болезнями, которые характерны для города Севастополя. При этом вы сослались на отсутствие средств для досконального изучения ситуации.

— Дело даже не в отсутствии средств, а в отсутствии специалистов. Перед тем как вынести какое-то заключение, надо провести тщательнейшее исследование на сертифицированном оборудовании с привлечением высокопрофессиональных специалистов. Нельзя пытаться это делать "умозрительно", иначе грош цена таким исследованиям. Проведение какого-либо анализа должно осуществляться людьми подготовленными, компетентными, которые знают, что, как и почему.

Недавно у нас был "круглый стол" на одном из телеканалов. Один из общественных экологов поспорил с санитарным врачом. Санитарный врач сказал, что у нас вода соответствует требованиям, а эколог — что не соответствует. Мол, есть четкие нормативы. Но при этом оговорился — "нормативы для курортных городов". Но Севастополь никогда не был курортным городом! Севастополь был военной базой, транспортным узлом, центром судоремонта… Но никогда — курортным городом. Поэтому требования, которые предъявляются к городу-курорту и городу, живущему активной промышленной жизнью, совершенно разные.

Есть и "роза ветров", которая нас выручает. Севастополь находится на берегу моря и обдувается со всех сторон. Поэтому у нас нет смога, каких-то "застоев". На мой взгляд, у нас в этом плане страдают только жители Инкермана, когда дымится "мусорка", когда при определенном направлении ветра этот дым "сваливается" на жителей Сахарной Головки или Инкермана.

— У нас есть категория населения, которая страдает от легочных заболеваний, щитовидной железы. Можно ли назвать известные конкретные причины?

— Крым — традиционно индемичная зона по заболеваниям щитовидной железы. Причина — недостаток йода в воде, почве. А щитовидная железа — это орган, который компенсирует недостаток йода увеличением размеров. Но это такая крымская данность. Есть превентивный метод — в советские времена на прилавках в обязательном порядке была соль йодированная. Вот это правило и спасало ситуацию. И сейчас эту соль можно и нужно покупать.

— А ситуация по легочным заболеваниям сильно отличается от общекрымской?

— У нас она не сильно отличается и даже, можно сказать, относительно благополучная. А если брать туберкулез легких, то заболеваемость на 15-20 процентов ниже, чем по Украине.

Да так и было всегда. До эры появления антибиотиков туберкулез лечить ехали в Крым. И часто одни природные факторы избавляли людей от этой болезни. Пусть и цинично звучит, но, к примеру, Антон Павлович Чехов поселился в Ялте из-за туберкулеза, а не из-за того, что Ялта ему нравилась.

Если говорить о промышленности, то скажите: а что у нас действительно работает? Работает Балаклавское рудоуправление, работают перегрузочные комплексы, работает терминал на Северной стороне, работают портовые мощности. Они функционируют, и их работа должна соответствовать природоохранным нормативам.

Работает "Золотая балка", там чем-то постоянно опыляют виноградники. Какие средства они используют для борьбы с насекомыми? А если они несертифицированные? Но если я не уверен в чем-то, это еще не значит, что наши частные "наблюдения" прямо указывают на причины болезней. Для определения этого существуют соответствующие государственные службы — санитарные, экологические. Они должны и проводят проверки. Повторю: есть нормативы — и надо им соответствовать.

— Вы упомянули "Авлиту". Сейчас вокруг предприятия не прекращаются дискуссии по поводу того, как соизмерить экономические потребности города и стремление не влиять на экологию. Какова картина заболеваемости в этом районе? Она отличается в худшую сторону, как говорит сейчас ряд представителей общественных организаций?

— Я попросил врача 4-й больницы, обслуживающей Северную сторону, представить такие данные. Медики проанализировали терапевтические участки, прилегающие непосредственно к "Авлите". Так вот — заболеваемость по этим участкам не отличается от уровня заболеваемости в зоне обслуживания 4-й больницы в целом. Данных о том, что "Авлита" отрицательно влияет на здоровье населения, нет.

— А по другим районам? Есть ли районы, где наблюдается повышенная заболеваемость?

— Есть такие районы. В первую очередь здесь все зависит от возрастного фактора. У нас есть районы, где в основном проживают люди преклонного возраста. А есть районы, построенные недавно, и там проживает в основном трудоспособное население, молодежь. Поэтому, допустим, микрорайон Шевченко со средневозрастным населением и молодым и район обслуживания 3-й городской больницы с населением из ветеранов труда отличаются по количеству инсультов, инфарктов, злокачественных образований.

— Получается очень оптимистично, в том плане, что все зависит только от возраста.

— Почему оптимистично? А какую пищу мы потребляем? Какие пищевые добавки в продуктах питания? Кто и как сертифицирует эту продукцию? Скажу честно: у меня основной домашний эколог — это кошка. Если она эту колбасу не ест, для меня это индикатор: к ней нельзя притрагиваться. А на прилавке выглядит прекрасно.

— Но есть ли заболевания, которые можно назвать характерными для Севастополя?

— Да, злокачественные образования кожи. Мы опережаем Украину, к сожалению. Причина номер один заболеваний, и это подтверждают наши онкологи, — влияние солнечных лучей. Мы активно загораем — до бронзового загара. Загораем, облезаем, опять загораем. Беда еще в том, что, кроме прямых солнечных лучей, есть и отраженные от моря. А сегодня хорошо известно, что избыточная инсоляция в разы увеличивает вероятность возникновения рака кожи. В Европе, в Германии например, детям до 18 лет запрещено посещать солярий. Потому что необязательно сразу — лет через 10-15 — это может проявиться в виде меланом, злокачественных образований кожи. Вот это как раз характерно для Севастополя. Мы здесь впереди Украины процентов на двадцать. — Больше нет характерных для региона заболеваний?

— Пожалуй, нет. Хотя есть заболевания, возникновение которых обусловлено больше социальными причинами. По ВИЧ-инфекциям мы входим в пятерку лидеров. У нас число инфицированных подбирается к цифре 1300. В год у нас прибавляется около двух сотен таких людей. Часть из них умирает от СПИДа, но количество возрастает в арифметической прогрессии. Это тоже проявление эндемичной, характерной для региона, ситуации. Летом приезжает много отдыхающих. У нас предоставляются все виды услуг, вплоть до сексуальных. Проституция занимает не последнее место в распространении ВИЧ-инфекции и венерических заболеваний. То же самое можно сказать об инъекционной наркомании. Мы тоже входим в десятку неблагополучных в этом плане городов Украины.

Другие статьи этого номера