Когда включаются телекамеры…

10 лет назад, в мае 1999 года, в севастопольском эфире появилось коммунальное телевидение. Теперь городская телерадиокомпания «Севастополь» более знакома утреннему телезрителю как «Народный канал». С его новостей, прямых эфиров, трансляций сессий городского совета начинается новый рабочий день большинства горожан. О том, как работается юбиляру сегодня, что переживает коллектив «НК» в условиях противостояния двух ветвей власти города, читателям «Славы Севастополя+» рассказывает директор ТРК «Севастополь» — «Народный канал» Алексей ГРИГОРЬЕВ. — Здравствуйте, Алексей. Спустя десятилетие со дня основания смог ли "НК" стать действительно народным каналом?

— Здравствуйте, Ирина и читатели "Славы Севастополя+". Изначально городская коммунальная телекомпания учреждалась для того, чтобы депутаты могли напрямую общаться со своими избирателями, чтобы без проблем транслировались сессии городского совета, освещалась деятельность постоянных комиссий… Но, как я помню, еще тогда эта инициатива горсовета была встречена в Севастополе далеко не однозначно. В то время государственному телевидению (СГТРК) и нашей городской телерадиокомпании "Севастополь" пришлось уживаться в одном информационном поле. Но свой бренд — "Народный канал" — наша ТРК приобрела в 2003 году, когда генеральным директором была Тамара Бонь. И я так понимаю, что это было правильное решение. Учредителем нашей телекомпании является громада в лице городского совета. А депутаты кто? Избранники народа. Поэтому и народный! То, что мы показываем, о чем рассказываем, темы, которые поднимаем, отличают нас от других телекомпаний. Это обусловлено нашим статусом городской телекомпании.

Но хочется сразу же добавить "ложку дегтя". Многие понятие "народный" истолковывают так: если народный, то, значит, любой человек может сюда прийти, войти в кабинет директора и потребовать: "Я — часть народа, вы существуете на мои деньги, предоставьте мне эфир". Эта позиция связана с искаженным, вульгарным пониманием слова "демократия" и не имеет ничего общего с нормами действующего законодательства о СМИ.

В любом учреждении должен быть порядок. Наша телекомпания строго придерживается правил, установленных существующей законодательной базой в области телерадиовещания. Здесь анархии нет и не должно быть. Традиционные средства массовой информации не должны превращаться в подобие Интернета… Обратите внимание, сколько сегодня в Интернете пошлости, лжи, агрессии, там сплошь и рядом отсутствие культуры общения, культуры ведения диалога, да и просто человеческой культуры… Как директор не допущу превращения "Народного канала" в яму для слива грязи, для выплеска эмоций обозленных людей.

— Быть журналистом, скажем так, солидного СМИ (что газеты, что телевидения) — значит быть под контролем самоцензуры. У нас за спиной — суды и элементарное понятие слова, с которым мы идем к читателю или телезрителю. А над "Народным каналом" еще стоят 75 депутатов горсовета плюс наблюдательный совет. Как вам работается, насколько готовый к эфиру "продукт" просматривают депутаты, стучат кулаками: что вы должны, а что — нет. Как коллектив ведет себя в этой ситуации?

— Дело в том, что до прихода на "Народный канал" я семь лет руководил студией, которая занималась производством телевизионных программ. Так вот, за семь лет мы не имели ни одного судебного процесса, хотя у нас были и острые информационные программы, и прямые эфиры, и мы "пережили" несколько предвыборных периодов. Я считаю, что нужно строить работу так, чтобы не доводить дело до судебных разбирательств. В нашем городе это нетрудно сделать, если есть одна цель: мы хотим, чтобы Севастополь был лучше, краше, чище, чтобы нам жилось спокойнее. Всегда можно найти общий язык и договориться.

К нам приходят разные люди. Мы, как никто другой, чувствуем человеческую боль, знаем о проблемах простых людей, стараемся по возможности помочь им. Но есть такие телезрители, которые считают, что их точка зрения должна стать для журналистов нашей телекомпании определяющей. Они не допускают и мысли, что есть или могут быть и другие мнения! Есть официальная позиция городского совета, то есть позиция избранных громадой депутатов. Мы сотрудничаем с пресс-центром Севастопольского городского совета, другими пресс-службами города, стараемся отражать все точки зрения и информационного экстремизма не допустим. Мы — утренний канал и не можем с утра будоражить телезрителя какой-то непроверенной или тревожной информацией. Но это — не цензура, это закон здравого смысла! Да, у нас есть наблюдательный совет, он состоит из сотрудников телекомпании и представителей депутатского корпуса. И я считаю так: все конфликты и проблемы необходимо решать там. Заседания совета проходят без телекамер… Может быть, поэтому некоторые депутаты его заседания игнорируют…

— А когда включаются телекамеры…

— Тогда все меняется! К сожалению, это наш менталитет. Пройдет время — и отношение к средствам массовой информации станет более цивилизованным. Более западным, в хорошем смысле. У нас все еще вспоминают эпоху Брежнева: если меня на телевидении много, то, значит, я пользуюсь уважением и авторитетом. У нас многие на сессиях городского совета выступают по любому поводу и вопросу ради того, чтобы просто появиться на экране. Мы не вырезаем. Пожалуйста, смотрите, дорогие севастопольцы, кто сегодня находится в городском совете. Ваше право — голосовать потом за них или нет. Именно такие депутаты почему-то очень настойчиво хотят попасть и в прямой эфир "НК". Именно они и стремятся, вопреки закону, влиять на работу СМИ.

— То есть давление есть?

— Давление есть с разных сторон. И не только в Севастополе. Поверьте, нам об этом говорят коллеги и из других украинских СМИ. Политическая жизнь и в государстве, и в городе очень активна и насыщенна! Возникают непредсказуемые конфигурации, альянсы, блоки, депутатские группы. Все хотят использовать средства информации для своих целей. Порой нам бывает очень сложно в определенный момент сориентироваться и действительно оставаться народными и объективными. Мне, честно говоря, нравятся многие депутаты в нынешнем созыве. К большому сожалению, они работают в разных фракциях, но я верю, что все они очень болеют за наш город и хотят, чтобы всем нам жилось лучше. Оппозиция должна быть в любом демократическом обществе. Должны быть разные точки зрения с четко аргументированными позициями. Но чего не должно быть, особенно в СМИ, так это взаимных оскорблений, унижений, игнорирования требований законодательства, а также интересов большинства севастопольцев. Впереди — выборы. И мы все знаем, что для нашего города недопустимы: хитроумное, бессовестное разворовывание севастопольской земли, ухудшение экологической обстановки, навязывание украинского языка, осквернение памяти отцов и дедов, которые за наш город воевали и потом его восстанавливали. Ради недопущения этого стоит мириться, находить компромиссы, чтобы на волне противоречий к власти не пришли такие силы, которые хотят видеть здесь другой город, с другой историей и иным сознанием. Этому мы будем сопротивляться. Позиция городской телекомпании не может быть иной!

— Не знаю, какие силы вы имели сейчас в виду, но мне почему-то пришел на память прошлогодний случай, когда вы распространили заявление о том, что на телекомпанию оказывается давление со стороны государственных органов власти. Говорилось об угрозе прекращения финансирования "Народного канала". Этот конфликт улажен сейчас?

— Каждый, видимо, выполняет свою работу. В госадминистрации работают милые симпатичные люди, многие из которых, как и я, родились и выросли в этом городе. Но так сложилось, что мы находимся по разные стороны улицы Ленина и, так или иначе, попали под нюансы взаимоотношений, которые присутствуют между двумя ветвями власти. Но!.. Давить на телекомпанию нельзя ни прямо, ни косвенно. Это безнравственно еще и потому, что наши сотрудники не самые высокооплачиваемые специалисты в городе, и задержка зарплаты даже на несколько дней для них критична!

Коль так получилось, что распорядителем средств телекомпании до 2009 года являлся отдел прессы и информации Севастопольской городской госадминистрации, то, естественно, все выделяемые городом деньги на нашу деятельность проходили через этот отдел. И тут, чего лукавить, средства нам могли перевести полностью и в срок, а могли наши документы "потерять" или ответственный сотрудник мог вдруг уехать в отпуск или лечь в больницу, и тогда… процесс получения "своих кровных" затягивался… Мне очень жаль, если такие "рычаги" воздействия специально придумывались, чтобы показать нам, кто в Севастополе хозяин.

Наша телекомпания имеет не самую хорошую техническую базу в городе, да и та устарела, а без оборудования мы и вовсе остановимся. Естественно, что это понимали и здесь, и там… Решение сессии о выделении нам денег на аппаратуру было датировано октябрем 2008 года, а деньги мы реально получили 26 декабря, в пятницу. А это — конец года, доллар "прыгает", многие фирмы и банки не работают…Создали нам трудности искусственно или так получилось? Не в моей компетенции разбираться, но такой факт был. Слава Богу, что у нас в этом году другой распорядитель кредита: мы работаем с Фондом коммунального имущества — и, к счастью, все проблемы исчезли. Здесь, видимо, и кроются ответы на многие вопросы.

А вот относительно того, есть ли сегодня прямое давление на телекомпанию от руководителей города — Куницына, Казарина или Саратова, честно скажу: нет.

— То есть телефонных звонков нет?

— Отсутствуют. Тем более от Валерия Владимировича. Вообще, коль мы коснулись фамилий, я могу высказать свою однозначную позицию. Может быть, она не добавит мне популярности у читателей "Славы Севастополя+" Но! Сегодня модно ругать городской совет и его председателя, это даже объединяет определенные силы. Я к ним не отношусь. А по поводу Саратова могу сказать: сегодня не вижу другого руководителя для городского совета. Это моя позиция. Позиция человека, который умеет видеть, анализировать и прогнозировать. Я ему верю, когда он говорит, что любит Севастополь. Не в моих компетенции и функциональных обязанностях разбираться во всех нюансах политической борьбы и технологии принятия решений городским советом. Мне легко об этом сейчас говорить. Я, по большому счету, человек самодостаточный и не пришел в городской совет, чтобы получить землю или преференции. Я пришел на работу, у меня заключен контракт, который я исполняю. И когда ко мне приходят граждане из всяких уважаемых общественных организаций и, "открывая дверь ногой", обзывают нас "прихвостнями", хамят, угрожают, оскорбляют в моем лице весь наш коллектив, а также председателя Севастопольского городского совета, я таких людей выгоняю из кабинета и не жалею об этом. На "Народном канале" работают люди, которые за небольшую зарплату обеспечивают эфир с семи утра, но относятся к своим обязанностям добросовестно. Для того чтобы судить о том, что здесь происходит, какой "кровью" даются нам те или иные телепрограммы, нужно пожить нашей жизнью, побывать на наших планерках и совещаниях, на съемочных площадках, посидеть в монтажке.

— Каждый считает, что он разбирается в журналистике. А у нас такая профессия, что можно разувериться в людях, в существовании справедливости, потому что видишь изнутри эти пиар-акции. Что бы вы пожелали своему коллективу?

— "НК" на 80% — это молодые люди, которые недавно получили образование и их мировоззрение только формируется. Они будут жить завтра, послезавтра, создавать, строить, воспитывать детей. Мне хочется, чтобы они оставались честными людьми, не бюрократами, не "журналюгами", которые гоняются за сенсацией, а добрыми и отзывчивыми севастопольцами. Это самое главное. Остальное придет. Если кому-то дано стать Парфеновым или Андреевой номер два или номер три, он добьется этого. Но при этом важно душу не потерять.

Другие статьи этого номера