Поселок водоканала: будем знакомы

На одном конце провода был руководитель городского уровня, на другом — председатель совета поселка водоканала на общественных началах Александр Шиянов. Сразу стало видно, что начальник — человек на своем посту относительно новый: не знает, где, собственно, этот проблемный, с точки зрения активиста, поселок расположен. На худой конец за поселок водоканала принимался комплекс объектов 3-го гидроузла. Александр же Семенович из своего далека горячо доказывал, что это не одно и то же. Так где же этот поселок?В течение последних более чем полутора десятков лет я достаточно походил, поездил по землям Большого Севастополя, но самому себе не смог ответить, где в самом деле находится поселок водоканала. Телефонный номер Александра Шиянова необычен. Он начинался с астрономической цифры. Из трубки шли не привычные нам сигналы вызова, а короткий писк с длительными интервалами. Спросить об ориентирах, условиться с Александром Семеновичем о встрече, как выяснилось позже, по радиотелефону не удалось. Позвонил в контору водоканала. Мне тут же ответили, что так называемый поселок водоканала расположен в районе поселка Штурмовое. Моя собеседница не смогла сказать, где именно.

Развернул на столе достаточно подробную карту Севастополя и его окрестностей. На ней не обозначен поселок водоканала. Только на очень подробной карте в районе нанесенного на глянцевой бумаге начала объездной дороги вокруг Инкермана обнаружил обозначение поселка — нет, не водоканала, а 3-го гидроузла.

В автобусе, следовавшем в Инкерман, с виду постоянные пассажиры и водитель подсказали, когда выйти на нужной остановке. Они же указали и на устремленную на макушку нешуточной горки одетую в бетон пешеходную дорожку. Стоя на обочине бойкой автотрассы на Инкерман и далее на Бахчисарай и Симферополь, никогда не решился бы сказать, что где-то на высотке расположен некий поселок.

На середине подъема установлена скамейка для отдыха. Сидя на ней, можно было бы перевести дух, но не терпелось скорее увидеть таинственную Шамбалу инкерманского розлива. Еще рывок — и тропка вывела на асфальт дороги. В сотне метров от перекрестка открылся указатель: "Поселок водоканала". Так и будем его называть.

Отдышавшись, я окинул взором достойные кисти Николая Рериха дали. В этом месте верхняя бровка вытянувшей стеной Сапун-горы отступила, да так, что образовалась терраса. Она скрыта, и сверху и снизу на самой ее верхней точке из земли торчат камни. Видны также остатки кладки известняковых блоков. Сравнительно недавно здесь работали археологи Национального заповедника "Херсонес Таврический". В этом месте они открыли фундаменты римского укрепленного наблюдательного пункта. Засевшие за стенами крепости воины контролировали обстановку на дорогах, проложенных по Чернореченской долине к Херсонесу.

Я поднял с земли замшелый обломок ручки от амфоры. Случайный прохожий сказал, что одному местному жителю попалась древняя римская монета.

После римлян жизнь на сапунгорской террасе замерла как минимум на 1700 лет. В начале 50-х годов прошлого века Севастополь начал испытывать жажду. Внизу у реки Черной приступили к строительству 3-го гидроузла. Для его трудового коллектива потребовалось жилье. Руководство водоканала облюбовало под строительство расположенную рядом площадку. Но им не уступили земли сельскохозяйственного назначения. Так поселок водоканала вырос наверху, под вершинами отрогов Сапун-горы. Поселок водоканала — поселок-спутник Инкермана.

Александр Шиянов оказался дома. Он отставной капитан. Ему под 80. Он держит пяток коз, кур, засевает огород… Везде при работающей в городе жене нужны его руки. Он готов потрудиться и на пользу обществу. Как выяснилось, скамью у тропинки и указатель смастерил Александр Семенович.

Председатель-общественник начал вводить меня в курс дела местного житья-бытья. По сообщенным Александром Шияновым данным, в поселке водоканала насчитывается три десятка дворов. В них проживает сотня-полторы жителей, главным образом, пенсионеры.

О их молодости напоминают разве что корпуса опустевшего детского садика. Он осиротел так давно, что трудно вспомнить, когда.

— Еще до того, как я приехал сюда на жительство, — говорит Александр Семенович. — А я живу в поселке вот уже двадцать лет.

В этот промежуток времени крепкие, удобные здания использовались приезжими россиянами в качестве пионерского лагеря. До сих пор по сторонам центральной аллеи сохранились остовы прочно сработанных каркасов средств наглядной агитации. Но наступил памятный 1991-й…

В наши дни здания бывшего детского учреждения арендовали выходцы с Кавказа. В бывших игровых комнатах они пытались содержать свыше сотни коров, стадо свиней. Дело, однако, не пошло.

Буквально на позапрошлой неделе одна гражданка принялась жечь мусор, да так, что на одном из корпусов бывшего детского сада сгорела крыша. Остатки металлического шифера лица без определенного места жительства сдали в металлолом.

Рядом на глазах истлевает здание опять же бывшего банно-прачечного комбината. По словам местных жителей, его подняли еще россияне, которые арендовали детский сад. Каких только планов не выдвигалось, чтобы использовать это здание, кстати, архитектурно красивое. Даже собирались задействовать его под макаронную фабрику. Результат тот же: маниловщина чистой воды. Вот если бы "наливаечку" здесь устроить — это мы могем. Но "наливайка" в поселке не нужна. Существующего магазина более чем достаточно. И хорошо, что он есть.

А вот главная проблема, которую выдвинул Александр Шиянов, касается жилого фонда. По утверждению Александра Семеновича, половина домов приватизирована, другая — "зависла между небом и землей". В одном дворе поселка рассказали о полученной из водоканала бумаге. В ней подтверждается полный износ жилого фонда. Водоканалу, выходит, нечего передавать, как и Инкерманскому горсовету нечего принимать. Да и принимать жилье положено капитально отремонтированным. А что тут капитально ремонтировать? Дома, которые, по документам, изношены на все 100 процентов? Но в них живут люди. Им, кстати, начисляется квартирная плата, мало того, иногда на свободную площадь подселяют своих сотрудников. Значит, и приватизировать жилье можно и нужно, считают люди.

Александр Шиянов приглашает прогуляться по поселку. Его улицы названы странно: Фонтанная, Илистая… На противоположном конце поселка живет почтенная супружеская пара: Надежда Романовна и Николай Дмитриевич Иноземцевы. По Николаю Дмитриевичу "война прошлась колесом" (слова Александра Шиянова): Иноземцев сражался под Сталинградом, с боями дошел до Севастополя. Полк, в котором служил Николай Дмитриевич, был задействован в обеспечении охраны участников Ялтинской конференции. Ветеран, которому в настоящее время хорошенько за 80, припоминает эпизод, когда ему довелось увидеть Иосифа Сталина. Длительное время в послевоенные годы герой войны трудился в коллективе водоканала. А стаж Надежды Романовны, бывшего электромашиниста на этом предприятии, насчитывает 51 год — один в один. Во время празднования очередного юбилея водоканала Надежду Романовну усадили в первом ряду в зале самого престижного в городе здания, пригласили на празднично украшенную сцену для вручения Почетной грамоты и букета цветов.

Надежда Романовна содержит в полном порядке и двор, и огород. Во дворе заметен оставшийся с зимы солидный запас угля-"орешка". В иное время можно было бы порадоваться за гарантированное тепло в доме. Но, глядя на уголек, представилось, как Надежда Романовна постоянно выгребает золу, рубит дрова, растапливает плиту.

— Буквально рядом, в поселке Октябрь, протянут газопровод, — говорит Александр Шиянов. — Немного денег потребуется, чтобы бросить трубу к нам. Наши соседи очень долго воевали, чтобы и их поселок газифицировали. До Киева дошли. Но в Октябре мужиков побольше, есть кому постоять за себя. У нас же… Вы видите!

В разговоре во дворе усадьбы Иноземцевых всплыл факт: накануне 9 Мая Николаю Дмитриевичу не достался продуктовый набор, которыми одаривали других ветеранов.

— Дело не в продуктах, — заметила Надежда Романовна, — а во внимании к человеку, не совсем здоровому.

Новая встреча, новая проблема. Людмила и Аркадий — родители пятерых детей. Держат достаточно прочное подсобное хозяйство. Супруги пригласили осмотреть угодья садоводческого товарищества "Ястреб". Этому "Ястребу", если верить словам моих очередных собеседников, власть подрезала крылья. В один голос Аркадий и Людмила говорят, что никак пока нельзя добиться приватизации земельных участков.

За горой раскинулся Севастополь. Поселок водоканала на его фоне — кроха. Но чем населенный пункт меньше, тем больше проблем у его жителей. К такому безрадостному выводу меня привел мой скромный пока опыт подготовки материалов под рубрикой "Точка на карте города".

Вот и в поселке водоканала не находят разрешения вопросы по приватизации жилья, земли, по газификации. Если внимательно послушать его жителей, то можно узнать и о других их нуждах. Об освещении улиц, например, о необходимости ремонта асфальтового покрытия…

В поселке установлен лишь один городской телефон. Но их может быть значительно больше без особых затрат. Буквально в центре поселка в металлической коробке заключен конец многожильного телефонного кабеля. Ведомственного. Он принадлежит водоканалу. Не нахожу разумного ответа на вопрос: что мешает руководству предприятия пойти навстречу своим же ветеранам — таким как Надежда Романовна Иноземцева (51 год стажа на предприятии!), и не обеспечить их на старости лет устойчивой телефонной связью?

Согласен, на решение отдельных проблем поселка водоканала нужны и время, и средства. Со средствами в нынешней обстановке в мире и стране туго. Но есть вопросы, которые требуют откровенного, основанного на положениях законодательства ответа. Есть ли право у жителей поселка на свой участок земли? Да или нет? То же — и по приватизации жилья.

Один из бывших глав города, озабоченный личным рейтингом, обещал сравнять уровень условий жизни севастопольской провинции с городом. Его лозунг напомнил коммунистический о стирании грани между городом и деревней. Не вышло с этим ни в прошлом, ни сейчас. Не потому ли, что в таких населенных пунктах, как поселок водоканала, на весомую поддержку электората во время выборов нельзя рассчитывать? В таком случае возможен вывод: "Зачем стараться?"

Другие статьи этого номера