Вся жизнь как страшный сон

Когда говорят «живут как во сне», обычно под этой фразой подразумевают абсолютное счастье. Однако это не всегда так. Сны бывают разные — хорошие и плохие. Но самый страшный из них — наркотический. Герой данного материала, как говорится, на собственной шкуре ощутил всю трагичность последствий, вызванных одним необдуманным решением. Олег — наркоман со стажем. Ему 27 лет. Он-то нам и расскажет, каково это. — Олег, твоя история наверняка ничем не отличается от многих других. Но все же…

— Легко говорить, что я такой же, как и другие наркоманы, когда не попался в щупальца спрута. Посмотри на меня. Как я выгляжу?

— В принципе, также как и любой другой человек…

— Вот именно. Что мешало мне жить как все нормальные люди? Почему мы сейчас ведем этот разговор?

— Ну, об этом можешь знать только ты. Вот и расскажи нам.

— Фактически моя жизнь разделилась пополам — на "до" и "после". Заезженная фраза, не так ли? Но она как нельзя лучше характеризует жизнь наркомана. Где-то там "до" остались счастливое детство, школа, романтические "свиданки" под луной. А сейчас только одна мысль, где раздобыть дозу, чтобы часок другой поваляться в эйфории.

— Скажу тебе, ты рассуждаешь не как наркоман. В смысле, голова у тебя светлая.

— А ты думал, что все мы без мозгов? В школе я учился хорошо. Без проблем поступил в университет на бюджетную основу. Мозги были. Только вот, когда первый раз пробовал наркотик, они почему-то не включились.

— С этого места подробнее.

— Все случилось в университете. Хотя, наверное, немного раньше. Мне было 19 лет. Как любой нормальный юноша я любил с друзьями ходить по разным клубам. Ну, там, ритмичная музыка и все такое. Однажды мой товарищ Ленька, перед тем как выйти на очередную тусовку, вытащил из куртки шприц с какой-то желтой жидкостью и разлил его содержимое по чашкам. Мне сказали, что это такой энергетик. Мол, он абсолютно безопасный и с ним танцевать прикольно. Я, конечно, насторожился, но выпил. А что? Все пили. Это сейчас понимаешь, что не обязательно быть как все. А тогда казалось, что друзья плохого не пожелают. Позже узнал, что мы приняли наркотик под названием — "винт". Его в Севастополе можно на каждом углу купить.

— И что произошло?

— Это был полный "улет"! Такого прилива энергии и ощущения счастья я никогда не испытывал. В общем, мне понравилось, и мы начали баловаться "винтом" каждую субботу.

— И у тебя не хватило воли сказать нет…

— Выходит, да. Ты знаешь, человек с волей, наверное, никогда не повторит мою судьбу. Я же, как тряпка, поддался на уговоры. Выходит, это понятие мне не присуще. Результат налицо.

Потом мы дружно попробовали "пустить "винт" по вене". Это был полный восторг. Однако в следующий раз я отказался, поскольку боялся подсесть. И даже какое-то время не общался с друзьями.

— Так как же все-таки ты подсел на "наркоту"?

— Был день рождения друга. Решили хорошенько отметить, сходить в клуб. Перед этим здорово выпили, а потом все тот же Леонид предложил мне "винтонуться". Настроение было отличное, и я согласился. Только вот на этот раз все было гораздо печальнее. Эта сволочь, по другому не скажешь, подсунул мне героин. Ощущения были незабываемые. Только вот, из-за алкоголя наркотик вызвал реакцию, и у меня случился спазм легких. Я перестал дышать. Тогда от смерти меня спасли врачи.

— Родители узнали?

— У них случилась истерика. А как иначе, если ребенок из благополучной семьи, не дурак, опускается до тяжелых наркотиков? Долгий был у нас разговор. Помнится, отец тогда даже руку на меня поднял. Думал, что силой мозги вправит. Меня лишили карманных денег, запретили видеться с друзьями. Тем не менее, я все равно тайком встречался с ними. В итоге, история повторилась. Я вновь взял в руки шприц. И вскоре подсел.

— И что дальше?

— А дальше, как в фильме про агента 007, началась двойная жизнь. Наркотики нужно было добывать уже за деньги — просто так никто не давал. От родителей все скрывал. Целыми днями не появлялся дома.

— Где деньги брал?

— Знал, где у предков лежит "заначка". Они откладывали мне на квартиру. Поначалу вытягивал оттуда по чуть-чуть, а потом, когда возникла необходимость увеличения дозы, брал больше. Пока не попался. Вот тогда меня раскусили окончательно. Хотя мать с отцом догадывались.

— Лечиться пробовал?

— Пробовал и не раз. Но наркотики такая гадость, которая просто так не отпускает. Даже если перебороть "ломку", остается сильнейшая психологическая зависимость, справиться с которой не каждому по плечу.

Когда родители поняли, что я не могу одолеть болезнь, они решили поставить на мне крест. Другими словами, отпустили сына на все четыре стороны, пока он не вынес все из дому. На тот момент мне было уже 22 года. Я сам отвечал за свою судьбу. И честно сказать, чувства обиды на родителей у меня нет. Они сделали все, что могли. Я ничего не сделал, чтобы себе помочь.

— И куда ты подался?

— Уехал жить к бабушке в Россию. Она меня очень любила, поэтому не выгнала. Учебу естественно бросил — было не до нее. Работал грузчиком на стройке. Платили каждый день, но денег на необходимую дозу не хватало. Приходилось подворовывать. Короче, скатился донельзя.

— А как оказался в Севастополе?

— Бабушка умерла. Оставила мне квартиру. Я продал ее и вернулся в город, который знаю и люблю.

Вырученные деньги мне очень помогли. Сумма приличная — на мой век хватит.

— Ты что, собираешься "спустить" все на наркотики?

— Я не собираюсь — я это делаю. Ты меня не понимаешь. Ломка это очень страшно. Такое ощущение, что тебе медленно ломают каждую косточку. Тело горит. Больно до безумия. В эти моменты ты готов все отдать, чтобы прекратились мучения. Сейчас наркотики для меня не средство для удовольствия, а способ выживания. Я болен, и эта болезнь пострашнее других.

Не смотри, что я хорошо одет и прилично выгляжу, — у меня просто есть деньги. На самом деле мой организм давно разрушен. Мне-то осталось, наверное, всего-то несколько лет в лучшем случае.

— Так собери всю волю в кулак. Обратись за помощью. Сделай что-нибудь, в конце концов!

— Все, что можно было сделать, я уже сделал. Сейчас менять что-то поздно. У меня разрушены печень, почки, желудок. Если у меня не будет ломки, то ее заменит боль этих органов. Так что, доживу, как есть.

— Ты рассуждаешь, извини, как идиот!

— А, может, это не я, а наркотики.

— То есть, ты окончательно сдался?

— Сдаться я не мог, потому, как и не начинал бороться.

— Пусть твой случай хоть и не уникален, но он все же очень показателен. Мог бы дать какой-нибудь совет нашим читателям?

— Какой из меня советчик. Умным людям советы ни к чему, а дураки к ним не прислушиваются. Человек, он ведь сам себе хозяин. Родителям нужно следить за своими детьми. Оберегать их от плохой компании всеми возможными способами. Занимать их чем-нибудь.

Мои "предки" тоже думали, что со мной ничего плохого никогда не случится. А что? Сын приносит хорошие оценки, добрый, вежливый, а значит и друзья у него нормальные. Не в этом дело. Сколько бы вы ни рассказывали своему ребенку о вреде наркотиков, попади он в плохую компанию, и она докажет ему обратное. Но здесь все зависит от человека. От того, может ли он говорить "нет".

— Все же я рекомендую не ставить на себе крест. Пройди курс реабилитации, и начни жить как нормальный человек. Может, еще не все потеряно.

— Сам понимаешь, за эти годы меня сотни раз пытались наставить на путь истинный. Как видишь, не вышло. И у тебя не получится.

Другие статьи этого номера