Актриса из волшебного цветка

Давно это было… когда впервые ожил цветок, выросший на сцене в ту пору юного севастопольского театра. Когда из него, раздвинув лепестки, выпорхнула в сказку грациозная, легкая, как мотылек, девочка. В сказку? А может, в свою судьбу?
Давно… Двенадцать лет прошло. Дюймовочка — Катя Муханова — стала ведущей актрисой ТБМ и даже успела получить престижную театральную премию. Нынешней весной Крымское отделение Союза театральных деятелей Украины отметило ее работу в спектакле «Красавец-мужчина» А.Островского. 22-летняя исполнительница победила в номинации «Лучшая женская роль».Она — Катюша. Самую молодую в труппе актрису мало кто называет иначе. Да и как величать-то, если помнишь совсем девчушкой, если давал ей уроки в детской актерской студии? Катюше было шесть, когда мама привела "поступать" в театр. Собеседование прошла, но маму предупредили: на "будущность" не рассчитывайте — данные не очень… Родители и не думали делать из дочки актрису. Но маленькая и тихая девочка почему-то любила "выступать" — настоящая звездочка детсадовских утренников! В семье будущее дочери скорее связывали со спортом. А ну-ка попробуйте: рано утром, перед школой, — на тренировку в бассейн, а после уроков — в студию. И так — несколько лет. Пока выбор окончательно не решился в пользу театра.

— Честное слово, не помню я страха перед сценой. Наверное, была слишком маленькой. Знаете, чего на самом деле боялась тогда? Что меня забудут в детском саду — не заберут домой!

Скромная, даже застенчивая, моя собеседница ведет себя не так, как, в представлении многих девчонок, мечтающих "играть", должна вести себя артистка. Да и выглядит "не так". Лицо — без макияжа, в одежде — ни намека на эпатажность. И тем сильнее действует на тебя ее преображение в спектаклях.

Помню восхищенный шепот, который по залу пронесся, когда на подмостки поднялась ее Женя Комелькова — одна из героинь военной драмы "А зори здесь тихие…" Выходит, и в солдатской гимнастерке можно выглядеть королевой?!

Хороша и в украинской комедии "Сватовство в Марьяновке". Ну к лицу ей все эти ленты и вышиванки! Так, будто никогда не носила ничего иного, словно, как и дивчина Галя с Полтавщины, выросла в такой же, как та, хате, окруженной подсолнухами.

С каким естественным изяществом держится в "Красавце-мужчине". Порода! Даже в том, как кружевной зонтик вертит в руке, как стягивает перчатку…

Свою же первую роль Катя получила спустя две недели после "экзамена" в театре. Дюймовочка случилась гораздо позднее — через четыре года занятий.

Об этой постановке детской студии при ТБМ в свое время не упомянул в местной прессе лишь ленивый. (О юных талантах из Севастополя рассказала даже столичная газета). Стараниями Надежды Гонтаренко, тогдашнего руководителя студии, вывезенная на фестиваль в Москву (проходил в театре Натальи Сац!), она очаровала всех. Жюри срочно поменяло первоначальное решение: главной награды никому не присуждать. Домой вернулись с Гран-при.

Спектакль ждала долгая жизнь. Работу студийного режиссера Ирины Пантелеевой перенесли на "большую" сцену, еще несколько ролей отдали взрослым артистам. Состав исполнителей менялся не раз. В последнем на сегодняшний день представлении из прежнего сохранилось лишь четверо: кроме Мухановой, Лиза Бессокирная — Ласточка, Любава Максимова — Золотая Рыбка (обе, как и Катя, из студии) и Валерий Сенчиков, ныне заслуженный артист Украины, — Оле Лукойе.

Вот так и получилось, что на долгие годы Дюймовочка стала для Катюши как бы внутренним камертоном: ведь она росла вместе со своей сказочной любимицей и на каждом спектакле ощущала в себе перемены, а значит — и в образе. Ведь он, сценический образ, — это не выученный назубок текст роли, не затверженные мизансцены. Все на него влияет: и появление на подмостках новых партнеров, и состояние собственной души. Но Дюймовочка — прошлое. А будущее прорисовывается в ролях, подобных Зое Окаемовой из комедии Островского. Но уже "между прошлым и будущим" — работа, о которой необходимо сказать. Это Соня в молодежной драме "Тише, тише — едет крыша".

Помните? Забавную девочку в венке из полевых цветов — в начале спектакля? Венок передаривает незнакомке: "Бери, не жалко!" Она и сама как Божий дар: солнечная, с распахнутыми глазами, доверчивая.

— Вы не видели здесь большую рыжую собаку? Такую меховую, добрую, с большими ушами? Мы с ней вместе рыжие, вдвоем? — спрашивает Соня каждого, кто попадается на пути.

Она еще не знает, что люди бывают очень жестоки. Она еще верит, что ее собака со смешным именем Селедка найдется, что отыскать ее помогут. Как же иначе?

Во втором действии — это другая, повзрослевшая Соня. Всего-то на год повзрослевшая. Но какая метаморфоза произошла с ней… Девчонка, разуверившаяся во всех и вся, взбирается на самую высокую крышу города, чтобы… стрелять! Пусть там, внизу, ответят: и за смерть единственного друга, ее собаки, и за то, что они, люди, такие!

Сложный остродраматический образ в театре доверили не- актрисе — 15-летней школьнице. Но постановщик Ирина Плескачева знала, что делает: ей нужна была исполнительница, похожая на Соню изнутри, — такой же "рыжей масти". Несколько лет она преподавала в студии (будучи и соавтором "Дюймовочки") и давно выделила для себя эту девочку — Катю Муханову — среди других способных детей. Чем-то от них отличалась… Почему-то ее всегда хотелось защитить, утешить… И еще одно. Подростки (им предназначалась постановка) мгновенно бы отреагировали на "актерство". Прости-прощай тогда режиссерские задумки — они потеряли бы к спектаклю всякий интерес.

Расчет во многом оправдался. Молодые зрители поверили в искренность, "до донышка", героини Катюши Мухановой — своей ровесницы. И впечатлились историей, о которой им рассказали в театре. Пусть в каких-то сценах юная исполнительница не дотягивала (они явно требовали пилотажа повыше).

— Сейчас бы мне эту роль… — с сожалением говорит Катя. — Хотя я очень старалась. Очень выкладывалась и на репетициях, и на спектакле.

Но "Крыша…" уже ушла из репертуара. Зато в последние сезоны появляются на афише такие названия, такие имена и жанры… Здесь речь пойдет, как вы догадались, об Островском Александре. О его "Красавце-мужчине". Комедии.

…Над чем же, собственно, посмеялся в одном из последних своих сочинений "товарищ классик"? А не над женской ли глупостью? Не будь ее, где разгуляться альфонсам Аполлонам? (Прописная истина, но в любые времена небесполезная. А уж в наше-то! Старая эта пьеса современна до изумления). И чего уж потом лить слезы недалеким барышням и барынькам? Что толку страдать обманутым женам? Зоя Окаемова — Екатерина Муханова — самая из самых страдалиц в сюжете о брачной афере, придуманном Островским. Вот бы и воздать должное простушке (а простота ведь сами хорошо знаете что…), подпустить юмора в сценах с ее участием. Тем паче что и сам драматург вроде бы не против, а уж публика как любит посмешнее!.. (А спектакль действительно получился смешным). Но режиссерский дуэт (заметьте, женский) в лице Людмилы Оршанской и Ольги Ясинской этому решительно воспротивился. И слава Богу, скажу я вам…

Горе Зои (кто спорит) не от большого ума. Только ее беда — от "нежного сердца"! Не видит в супруге ничего, кроме достоинств, доверчива до ослепления? Только все равно это чудо — уметь так безгранично любить и верить!

Женщина — жертва в мире нравственных монстров, карта в руках игроков-дельцов, игрушка, которую, натешившись, выбрасывают, — это ведь тоже излюбленный мотив в творчестве классика русской сцены. (Пусть образ Зои не такого объема и наполнения, как Ларисы и Катерины). А насмешки, извольте, — по другому адресу. Вот где настоящая потеха — как сам автор проучил пройдоху-красавца!

В исполнении Мухановой отчетливо осознаешь: наивность Зои — трогательная незащищенность; слабость — непохожесть, неприспособленность чистой души. Эта тема, угаданная в ней еще в пору отрочества (рыжая Соня!), ныне оказалась актрисе по силам. Сохранив искренность, она избавилась от полудетской старательности. Играя "сердцем", научилась управлять его ритмами.

На мой взгляд, актерские работы — самая сильная сторона "Красавца…" (а это всегда и есть главный критерий режиссерской удачи!). Обо всех исполнителях говорить не буду, отмечу троих молодых: Марию Кондратьеву (Сусанна), Наталью Митичкину (вторая Зоя) и, разумеется, Матвея Черненко (Аполлон Окаемов). Он, как и партнерша, имел реальный шанс на премию имени Германа Апитина. Но жюри крымских "смотрин" в этом году отнеслось особо придирчиво к исполнителям: в номинацию "Лучшая мужская роль" не попал никто.

Однако премии премиями (которые, что и обсуждать, — подпитка в изначально амбициозной профессии), но вот без чего артист на самом деле прожить не может, так это без любви. Любви публики. А о том, как чувство это заряжает, какую добрую энергетику несет, лучше судить по утренним представлениям, когда зал заполняют зрители-дети. Некоторых, сразу заметно, в гости к "главному городскому сказочнику" водят чуть ли не с пеленок, и они-то своих любимцев знают не только в лицо, но и по именам. И если придете в театр чуть пораньше, чтобы в ожидании начала спектакля побродить по фойе, то, очень возможно, услышите вопрос маленького театрала: "А Катя сегодня играет?"

Что ж удивляться? В этом у нее, конечно, немало достойных соперников (если бывают соперники в такого рода привязанностях): интересуются также, не "выступает" ли Илья (Спинов) или Настя (Овчинникова), или Рита (Каменецкая)… Этот список продолжать бы да продолжать. Ведь и единожды выйдя на "сказочные" подмостки, кто-то тут же обзаводится юными поклонниками. Не верите? Узнайте у Ани Алфимовой — одной из новеньких в труппе. После дебюта в "Морозко" (а играла-то злодейку — балованную родную дочь Марфу) она прочла о себе в книге отзывов: "Спасибо, Марфушенька-душенька!"

Что ж тогда говорить о Мухановой! Ведь она в "Морозко" — Настенька! И Красная Шапочка — она. И Чебурашка, и Мальвина, и смешной заяц по имени Мога (хотя давно пора ввести в "Мишкины шишки" другую — начинающую актрису).

А выделяет ли она сама что-нибудь из сыгранного в сказках?

— Конечно. Это Маленькая Нищенка в "Девочке со спичками". Я просто счастлива, что занята сейчас и в этом спектакле, — говорит Катя.

"Девочка…" — необычная постановка в детском репертуаре. Она создана по мотивам очень грустной рождественской истории Г.-Х. Андерсена. Детей на этом спектакле не развлекают; они сидят сосредоточенные, притихшие. Кате дорого каждое мгновение, проведенное на сцене во время этого тихого и радостного действа. Потому что радость не равнозначна веселью. Ее дарят и такие вот театральные впечатления. На этой сказке многие ребятишки впервые прикасаются к высоким, духовным, истинам. Для актрисы, человека верующего, это особенно важно.

Напоследок — мнение художественного руководителя Севастопольского театра для детей и молодежи Людмилы Оршанской:

— Растет тонкая, неординарная актриса. Ее работы последнего времени — прорыв в иное, более высокое качество. Но это можно было предсказать, поскольку Катюша — из максималистов в профессии, да и сыграла немало. В ее возрасте только-только оканчивают вуз и выходят на сцену.

Кстати, в день, когда я беседовала с молодой актрисой и ее театральными наставниками, она собиралась в дорогу — в Киев. Здесь, в Национальной академии искусств, Катя Муханова завершает образование: осталось защитить диплом.

Поздравим же Катюшу с этим событием. И с первой в жизни профессиональной премией. И пусть всегда будет в радость самая главная из ролей — Актрисы! Ведь не случайно вырос на сцене тот цветок… Волшебный, из которого ты шагнула в свою судьбу.

Другие статьи этого номера