Женоненавистник

Кто мне ответит: зачем я постоянно ищу приключений на свою… голову, если можно так выразиться?! Имею в виду «профильных» героев. Или это они меня находят? Итак, ситуация: на моем диктофоне прошлого века записано потрясное интервью со знаменитым драматургом Александром Марданем (спектакль по его пьесе «Лист ожидания» идет даже в нашем театре им. Б. Лавренева). Интервью умное, всеобъемлющее, с вкраплениями типично одесского юмора… Пиши — не хочу! А мне вдруг до чертиков захотелось молодой картошки! Овощной рынок. Передо мной у прилавка немолодой ухоженный мужчина с повадками эксперта-криминалиста по одной отбирает ту самую молодую картошку и складывает ее в пакет. За ним с плохо скрываемой ненавистью наблюдает продавщица — дородная тридцатилетняя тетка. Ее ненависть незаметно передается и мне — процесс селекции корнеплода, видимо, продолжается давно. Вот-вот разразится пресловутая «война полов» на бытовом уровне. Чувствую себя свидетелем эпохального события. Мой герой — передо мной! Простите, господин Мардань, о вас я напишу позже. Вы бы тоже не упустили назревающий конфликт: интеллектуальный женоненавистник — в самой бисексуальной рубрике «Профили».И началось! Хорошо, что действие происходило в овощной лавке, а не в оружейном магазине. Мужчина в течение трех минут пламенного спича продавщицы был увешан всевозможными ярлыками, как новогодняя елка. Надо отдать ему должное: в ответ на милое нашему сердцу славянское хамство он не проронил ни слова! (Я позавидовал его выдержке: на пару услышанных эпитетов я бы ответил асимметрично). Расплатившись и поймав на лету брошенную сдачу, он очень вежливо произнес:

— Вы, милочка, кастратка, вам простительно!

Стоп-кадр! В глазах остолбеневшей барышни можно было прочесть всю известную гамму человеческих переживаний. Пользуясь моментом, ворую две картошины и догоняю мужчину:

— Погодите, у вас картошка выпала! Вот, возьмите…

Знакомимся. Григорий Михайлович, бывший биолог, сейчас на пенсии, живет один. Сказать, что он ненавидит женщин, — ничего не сказать. Но подходит к проблеме не на бытовом уровне, а научно обоснованно, как и подобает кандидату наук. Дважды был женат (как я понимаю — неудачно). От каждого брака — по сыну. Дети — взрослые, живут самостоятельно.

— Григорий Михайлович, у меня есть основания полагать, что вы не очень-то…

— А вы любите женщин?

Ну вот как можно на этот вопрос ответить сразу и однозначно?!

— Вот видите, задумались. Значит, есть сомнения. И основания для этих сомнений. Рекомендую очень простой способ: мысленно разделите лист бумаги на две половинки; слева перечислите позитивные стороны общения с ними, а справа, соответственно, — негативные. Все сразу встанет на свои места.

Остановились. Закурили. Меня пристально изучают и, кажется, вместе со мной заполняют правый столбец. Похоже, что сейчас для Григория Михайловича я являю собой модель торжества его научно подтвержденной теории женоненавистничества как единственный способ существования мужчины. Не поддамся! Назло ему заполню до отказа левый столбик. Так, так… Женщины — "это не только ценный мех"… Не то! Что еще? Женщина — это мать. Мать — это тепло, светло и молоко! Тьфу ты, я же не младенец! Женщина — это ужин. О, уже лучше. Правда, после ужина гора грязной посуды, мыть которую придется мне. Нет, что-то другое… О! А!.. О!.. Уже одним этим можно оправдать правый столбик. Хотя выглядит примитивно и неубедительно. Интересно: милые капризы и причуды — их в какой столбик? Если просто капризы, то, в принципе, можно и в левый. Но ведь капризы и причуды, как правило, заканчиваются грандиозным скандалом. Выходит — в правый… Женщина — надежный друг и хороший советчик! Сам-то веришь в то, что сказал?!

— Ну, что получилось?

— Ничья — 1:1.

— Уверен, что вы лукавите. У любого зрелого мужчины правая графа гораздо многочисленнее и разнообразнее левой — статистика.

На фиг я пошел за картошкой?! Лучше бы пюре в пакете купил, а то сейчас выяснится, что либо я — не мужчина, либо незрелый! Все равно без боя не сдамся, да и за вас, женщин, стало обидно, чтоб вы были здоровы!

— Вспомнил! Женщины — это гонорары и зарплата! Шар в левую лузу.

— В каком смысле?

— Все мои начальницы — женщины. Одни милые создания начисляют, а другие вручают мне дензнаки.

— О как вас дешево купили! Зарплату они обязаны начислять и выдавать, так что это — не добродетель, а служебный долг. От того, что ваши начальницы — женщины, ваша зарплата стала больше? Ну признайтесь!

— Н-ну… нет.

— Ну вот.

Господи, да почему же я должен оправдывать женщин?! Остался "последний довод королей", но боюсь, что в этом смысле мой герой — уже не герой, а в лучшем случае пассивный наблюдатель. Мой единственный козырь в его глазах будет выглядеть малоубедительно. Не люблю проигрывать! Срочно меняй тему!

— Знаете, первый раз в жизни слышал, чтобы женщину назвали…

— Так, собственно, в этом первопричина — так называемый "кастрационный комплекс".

— Это вы из курса биологии взяли?

— Нет, из курса женской психологии и общего психоанализа.

Так! Пахнуло Фрейдом. Хорошо так пахнуло. Подкованный биолог попался. Нет, чтобы миграцией планктона заниматься, а он, вишь, женской психологией! Нет, конечно, я встречал женоненавистников, но все они выглядели вяло, на кухонном уровне. А тут — научный труд.

— Собственно, все беды проистекают именно потому, что каждая из них однажды обнаруживает отсутствие на своем теле небольшого… "предмета". Сначала — шок, испуг, ощущение собственной неполноценности, подсознательное желание заполучить его во что бы то ни стало, ну а потом… сами знаете что.

— Что?

— Зависть к обладателям объекта зависти. Желание заполучить его любой ценой. И, как следствие, — месть! Разрушающая и саморазрушающая месть.

— Слишком просто! По моим наблюдениям, женщины об этом вообще не задумываются. Тем более каждая из них знает, что при желании у нее будет хоть сто "объектов зависти". Неубедительно!

— Лично у нее никогда не будет. Представьте себя на минутку на их месте…

— О нет, только не это!

— Я не в том смысле. Представьте себя инвалидом, не дай Бог, конечно! Мальчишки во дворе играют в футбол, а вы смотрите на них из окна, завидуете и ненавидите. При этом и ребята однажды ответят вам тем же. Вот, собственно, все мотивировки. Был такой замечательный писатель и философ, который обосновал невозможность долгого взаимного союза мужчины и женщины, — Отто Вейнингер…

— "Пол и характер"? Да, я читал.

— Ну и чего же вы тогда спорите после этого?

— В этом смысле я — оптимист, верю в счастливое исключение из правил.

— Из этого правила не бывает исключений! Наверняка вы были женаты, да?

— Ну…

— Думаю, не один раз.

— Почему вы так думаете?

— Вы не оставляете впечатления глупого мужчины. И отчего же вы разводились?

— Если честно — не помню. По-моему, они как-то сами разводились со мной, а я не возражал…

— Вот об этом я и говорю: настоящий союз мужчины и женщины может быть только бесполым: сын и мать, отец и дочь. Во всех остальных случаях вам обязательно отомстят за собственную ущербность.

Только сейчас понимаю, что статью не опубликуют — у нас и так число счастливых разводов доминирует над количеством несчастливых браков! А тут масло в огонь с этим кастрационным комплексом… Лучше бы я о драматурге написал. Вечно вляпаюсь! Хотя…

— Ну и чем это нам, мужчинам, грозит? Как-то умудрялись столько веков жить дружно и — ничего, мир не рухнул.

— Рухнет, когда они захватят власть. Это же страшнее, чем всемирный заговор масонов или евреев, о котором много пишут и говорят. О приближающемся исламском господстве, о глобальном потеплении, о третьей мировой войне наслышаны и напуганы этим все, а вот о приближающемся матриархате — никто! А ведь он неминуем и более ужасен, чем все остальные угрозы вместе взятые.

Так, пахнуло уже не фрейдизмом, а паранойей. Получается, что благодаря Григорию Михайловичу я первым предупрежу мир о нависшей неотвратимой угрозе со стороны… женщин! Хотя есть опасность, что материал не выпустят: все мои редакторы — женщины, хотя и милые (может, притворяются, маскируются до поры до времени?). Эта статья сделает меня всемирно известным, а то и Нобелевским лауретом! Если, конечно, я не попаду под статью за разжигание межполовой ненависти (интересно, есть такая?). И полечу я сизым голубем на пожизненное в психиатрическую клинику закрытого типа, где весь персонал — счастливые обладатели кастрационного синдрома. А потом в лучшем случае — лоботомия, в худшем — кастрация! И буду я из больничного окна с завистью и ненавистью смотреть на играющих в футбол мужиков… Типун мне на язык!

— Зря вы смеетесь, сударь! Феминизм стремительно набирает обороты, согласны? Вы же сами мне сказали, что у вас все начальники — женщины.

— Может, совпадение?

— Совпадений не бывает! Совпадение — псевдоним Бога, когда он не хочет афишировать авторство своих поступков. Все только начинается! Они — повсюду и очень активны. Сегодня они премьер-министры и госсекретари, а завтра?.. Они никогда не простят свою ущербность и будут мстить! Знаете, почему на ринги для собачьих боев не выпускают сук? Потому что кобели дерутся до первой крови, а суки — до последней! В этом — принципиальная разница между полами. А мотивировку я уже назвал. Кстати, об этой угрозе предупреждали все философы и мыслители, начиная с античности. Но мужчины хихикали и продолжали на своих плечах возносить женщину на трон. Теперь мы пожинаем первые плоды этого безрассудства.

— Выхода нет?

— Помните у Ницше: "Идешь к женщине — возьми плетку!" Но боюсь, что это уже не поможет — слишком поздно. Всего вам доброго! Спасибо за то, что вернули картошку.

Да пошел ты со своей картошкой! Ты мне всю жизнь отравил! Покрываюсь липким потом, вспоминая, что начиная со школы меня окружали преимущественно женщины. Все мои учителя (даже по физкультуре!) — носительницы этого синдрома. Чему они могли меня научить?! Все начальники — они же! Да что там начальники, если у меня даже все жены были женщинами!!! Кошмар! Мы, мужики, попали! Как мне на фемин теперь смотреть?! А если они догадаются, что я все про них знаю? Да меня в тот же день… Впрочем, эту радостную перспективку я уже описал абзацем выше. Выхода два: либо добровольно сделать небольшую операцию и косить под них, либо… делать вид, что ни о чем не догадываешься, и продолжать уживаться с ними, пребывая в состоянии блаженного идиотизма. Спасибо, что хоть здесь нам оставили право выбора!

Другие статьи этого номера