Короткие встречи, долгая дружба

10 июня выдающаяся русская певица народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, президент Академии народного творчества Людмила Зыкина отмечает свой юбилей — 80 лет со дня рождения.Мне посчастливилось познакомиться с Л.Г. Зыкиной в 1962 году, когда она, уже заслуженная артистка России, приехала на гастроли в Севастополь. После концерта в Матросском клубе я набрался смелости, подошел к ней и предложил свою новую песню "Жена моряка". Людмила Георгиевна сказала: "Я посмотрю". Мне показалось, что она не отказала из вежливости. И каково же было мое удивление, когда на следующий день оказалось, что песня понравилась, днем будет репетиция с оркестром, а вечером она будет исполнена в Доме офицеров флота.

Слушатели тепло приняли песню. Певица вызвала меня на сцену, поблагодарила и пообещала записать ее на грампластинку. Я, честно говоря, не поверил, что такое может быть. Однако спустя несколько месяцев мой хороший знакомый Герой Советского Союза В. Поляков позвонил и попросил срочно к нему прийти. Ничего не подозревая, я пришел, и он вручил грампластинку, где была и моя песня. Оказалось, что здесь же были записаны песни знаменитых авторов — А. Пахмутовой, Э. Колмановского, А. Островского, в числе которых я неожиданно оказался.

Спустя несколько лет, уже на Камчатке, где я служил, узнаю, что приезжает на гастроли Л. Зыкина. Моя песня к этому времени часто исполнялась на радио. Людмила Георгиевна приятно удивилась, услышав от представителя филармонии, что Машарский служит на Камчатке. И здесь же в машине предложила мою песню включить в программу концертов. Наша встреча была очень теплой. С певицей приехали ее постоянные аккомпаниаторы — блестящие музыканты Анатолий Шалаев и Николай Крылов — и один из лучших конферансье Олег Милявский. По долгу службы мне посчастливилось сопровождать творческую группу по военным гарнизонам. Все подружились, перешли на "ты". Побывали они у меня в гостях; Людмила Георгиевна качала на руках мою маленькую дочурку и написала на ее фотографии теплые пожелания. Это фото я храню, как дорогую реликвию.

На всех тех концертах Л. Зыкина исполняла песню "Жена моряка", которую принимали на бис, так как она была близка по духу многим морякам и их женам. А Олег Милявский после исполнения, как правило, говорил: "Как все меняется в жизни! Раньше в Москву ездили за песнями, а теперь из Москвы едут за ними".

В своей книге "Путь к песне" Л. Зыкина, вспоминая концерты у подводников, пишет: "Каждая песня принималась на ура. Улыбками расцветали лица моряков, когда я запела песню Я. Машарского, в которой есть такие слова: "Поверь, быть, право, нелегко женою моряка". Меня провели по лодке, и встреча с этими удивительными людьми продолжалась долго. В заключение перед строем личного состава лодки мне вручили бескозырку и удостоверение о присвоении звания почетного матроса".

Мы много тогда беседовали, Людмила Георгиевна рассказывала о своей жизни, о дружбе с министром культуры Е. Фурцевой, о слухах, которые постоянно сопровождают ее творческий путь. На следующий год в письме она сообщила, что у нее есть свободное время и она хочет снова приехать на Камчатку. Когда я встретил ее в аэропорту, был обсужден план концертов (шефских), на которые она с удовольствием согласилась. Рассказала, что ее выдвинули на соискание Ленинской премии, что это вызвало много злых сплетен и звонков, что она хочет отказаться от нее. Конечно, движущей силой в получении этой премии была Е. Фурцева. В этом я еще раз убедился, когда Л. Зыкина попросила меня помочь купить норковую шубу. Я позвонил в богатую по тем временам торгующую организацию "Торгмортранс" и сообщил моей знакомой о просьбе. Нас пригласили на склад и принесли красивую шубу, за которую Людмила Георгиевна заплатила по тем временам большие деньги. И вдруг она мне шепчет, чтобы я попросил еще одну, 48-го размера. "Хочу, — говорит, — подарить Фурцевой".

Через несколько месяцев я прилетел в Москву на конференцию Всероссийского хорового общества, членом правления которого был. Позвонил Л. Зыкиной. И вновь встреча была очень теплой. Людмила Георгиевна расспрашивала о моей семье, о наших общих знакомых. Показала диск, выпущенный в Японии, на котором была записала песня "Жена моряка".

Через некоторое время я вернулся продолжать службу в Севастополь, куда Л. Зыкина часто приезжала на гастроли. Последний раз я встречался с Людмилой Георгиевной после концерта в ДОФе. Она попросила меня зайти в грим-уборную, и я услышал от нее тревожные слова об уходящем возрасте, об одиночестве.

При удобном случае мы с Людмилой Георгиевной передаем друг другу приветы. Через одного нашего общего знакомого она сообщила, что поет другую мою песню — "Улетают лебеди", чем доставила мне удовольствие.

Я храню как память ее книгу "Путь к песне", которую она мне подарила, фотографии, грампластинку, выпущенную для воинов армии и флота, где на обложке она меня благодарит за песню, и, конечно, вырезку из газеты "Слава Севастополя", где она в интервью говорит: "Из всех моих концертов в Севастополе, пожалуй, больше всего я запомнила выступление перед черноморскими моряками, которое состоялось много лет назад. После одного из концертов ко мне подошел молодой морской офицер и попросил послушать его песню. Несмотря на занятость (концерт шел за концертом), я согласилась. И не пожалела. Его песня мне понравилась, и я включила ее в свой репертуар. Песня севастопольского композитора "Жена моряка" вошла в мой "золотой диск".

Пролетели годы, но я всегда с восторгом вспоминаю наши встречи, творческое содружество с великой певицей, и мне от всего сердца хочется в день ее юбилея напомнить слова из моей песни:

Ты не знаешь, ягодка, ты не знаешь, красная,

Что морозом тронута, будешь слаще ты!

Другие статьи этого номера