Камни с неба

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Вначале не очень как-то верилось, что все, о чем мне в самолете рассказывал этот странный человек, — правда. Я улетал из Софии в Киев, и рядом со мной в "Боинге" уже в последние минуты перед отлетом на кресло плюхнулся, утирая обильный пот со лба, Виктор Анатольевич — сухощавый, аскетического вида мужик с рыжей шевелюрой, похожей на растрепанную металлическую щетку. Один глаз у него, кстати, был голубой, а второй — серый, в рыжинку. И он заикался исключительно на букву "л". Естественно, этот человек как-то сразу выделялся, привлекая внимание.

Выяснилось, что он по профессии геолог. Но ни к какой работе в конторе с соблюдением трудового распорядка дня давненько не имеет непосредственного отношения, благо что получил от своей дальней родственницы по ее завещанию по линии "Инюрколлегии" еще в 1987 году значительную сумму фунтов стерлингов — пришлось даже ехать в Манчестер, чтобы вступить в наследство.

С того времени он стал вольной птицей и имел возможность осуществлять свои самые сокровенные мечты. А они у него простирались исключительно в область уфологических изысканий.

Дело в том, что Виктор Анатольевич Зубаиров с самого юношества страстно увлекался поиском метеоритов и артефактов внеземного происхождения. И, как только появилась материальная возможность, стал претворять в жизнь все задуманное.

В частности, сумел "подсесть" на туристический маршрут в Перу и почти 20 дней прожил там на плато Наска, прошагав несколько километров по линиям из насыпанной гальки, которые, если смотреть сверху, складывались в фантастические фигуры животных, птиц и насекомых. Именно там, в начале 50-метровой фигуры, изображающей, видимо, птицу колибри, он наткнулся на несколько десятков плоских камешков с серо-желтоватой поверхностью, на которых как бы в миниатюре были выгравированы пеликаны, обезьяны, пауки… С десяток этих галек он привез домой, в Киев.

— И их можно посмотреть? — с некоей тайной мыслью, помнится, спросил я у своего попутчика.

— Не только. Я вам один даже обещаю презентовать, — ответил он.

…Признаться, я сам всегда с большим удовольствием прикасаюсь к предметам, уводящим в глубины истории человеческого общества. Потому, конечно же, согласился на любезное приглашение Виктора Анатольевича перекантоваться у него до утра в доме на ул. Бальзака, когда мы где-то в полвторого ночи приземлились в аэропорту Борисполь.

…Жил он, как я и подозревал, холостяком. Вся квартира была заставлена шкафами и сервантами со старинными глобусами и различного рода уникальными безделушками, среди которых действительно попадались занятные, вероятно, очень дорогие артефакты. А именно: два небольших метеорита, жертвенный бронзовый нож из Осетии, примерно того же происхождения боевой топор, томагавк и плоские камешки с изображениями из Перу. Один из них он мне тут же подарил, и я любезно готов предоставить его для фото в качестве иллюстрации моего рассказа.

Но, честно говоря, меня куда более заинтересовала другая вещь, которую он хранил в серванте на лоскуте черного бархата. Это былая небольшая кварцевая пластинка с двумя загадочными иероглифами. Появлению ее в коллекции Виктора Анатольевича предшествовала его поездка в 2006 году в Сибирь, в город Красногорск, где он (по сообщению из Интернета) вышел на президента фонда "Тунгусский космический феномен" Юрия Лавбина. Итогом их общения (после предложения вполне материального партнерства) стало участие моего нового знакомого в специальной очередной экспедиции энтузиастов-уфологов фонда в районе реки Подкаменная Тунгуска.

— Мы сначала попали туда на вертолете, — рассказывал мне Виктор Анатольевич. — Потом наняли в заповеднике Столбы трех лошадей, и проводник, угрюмый, юркий уйгур, повел нас в самое "сердце" падения Тунгусского метеорита, в устье реки Подкаменная Тунгуска.

…Рассказ моего знакомого был долгим, но очень интересным. Уже на восьмые сутки в пойме реки, поведал мне мой собеседник, были обнаружены странные кварцевые булыжники с неизвестными горельефными знаками, как потом выяснилось, нанесенными с помощью воздействия плазмы, что и в ХХI веке весьма проблематично осуществить. Один маленький артефакт мой визави сумел, как говорится, заначить. И сейчас он — главная жемчужина его необычной коллекции.

Почему жемчужина? Потому что спустя полгода после своего отъезда в Крым Виктор Анатольевич получил письмо от одного из членов экспедиции, своего почти полного тезки Виктора Анатольевича Полознева. Тот нам сообщал, что один из булыжников был исследован в Москве. И оказалось, что камень содержит примеси таких веществ, которых, увы, нет в таблице Менделеева. Ю. Лавбин выдвинул теорию, что кварцевые каменюги — это осколки информационного контейнера, который "делегировала" к нам некая цивилизация из созвездия Орион. А сибирский взрыв в 1908 г. произошел из-за неполадок в навигационной системе инопланетян: вместо приземления контейнер срикошетил по безымянной сопке и взорвался…

Такая вот интересная в плане своего неожиданного завершения выдалась у меня давешняя командировка в Болгарию. Утром гостеприимный хозяин вызвал такси и проводил меня в Борисполь, откуда я вылетел в Симферополь. А камень из далекой страны Перу лежит у меня на видном месте в серванте как память о встрече с очень интересным человеком.

Другие статьи этого номера