Сакральная Волынь

(Окончание. Начало в номерах за 7, 8 и 9 июля)

В Луцке, Владимире-Волынском, других городах Волыни есть улицы, площади, застроенные культовыми зданиями православных верующих Киевского и Московского патриархатов, римо-католиков, греко-католиков, протестантских течений.

Плотная программа нашего трехдневного пребывания на Волыни предусматривала посещение святынь. Делегация журналистов была принята в кафедральном соборе Святой Троицы Киевского патриархата. По этому случаю епископ Луцкий и Волынский Михаил отслужил молебен. В проповеди владыка призвал гостей свое перо направлять на защиту правды.

По оценке епископа Михаила, в вверенной под его управление епархии царит мир между представителями различных религиозных конфессий. Существовал план совместного использования Святотроицкого собора. Украинская Православная Церковь Киевского патриархата была готова предоставить Украинской Православной Церкви Московского патриархата для проведения богослужений нижний храм, освященный во имя Преображения Господня. Но этот план остался нереализованным.

По определению одного из высоких должностных лиц области, соотношение приходов двух церквей-сестер можно определить как 50 на 50, может, все-таки с небольшим преимуществом Украинской Православной Церкви Московского патриархата.

Кафедральный Свято-Успенский собор Владимиро-Волынской епархии, одной из старейших на Руси, созданной в 992 году, поражает своим величием. По красоте, объемам вряд ли он уступит собору Святой Софии в Киеве. Свято-Успенский собор во Владимире-Волынском построен в первой половине ХII столетия Мстиславом Изъяславовичем — правнуком Владимира Мономаха. В соборе похоронены князь Роман — отец Даниила Галицкого, киевский князь Василько и другие исторические личности.

Через тенистый парк мимо обильного святого источника тропа привела к старинному Васильковскому храму. Он поражает иным. В его архитектуре находишь детали, присущие зодчеству глубинной России, кокошники, например. Обращают внимание также сталактитовые пилястры полуколонн. Это — от ислама. В глаза бросается скульптура Божией Матери. Подобные этой чаще встречаются в католических костелах.

Широкая известность Васильковской церкви пошла от хранящейся в ее стенах чудотворной иконы Божией Матери. Дважды ее извлекали невредимой из пепелищ сгоревших храмов. В настоящее время от греха подальше реликвия оплетена датчиками сети противопожарной безопасности.

В ближайших окрестностях Владимира Волынского расположен необыкновенной красоты и величия Зимненский Святогорский женский монастырь Московского патриархата. Он основан свыше тысячи лет назад. Опять же, и в его главном храме православных верующих влечет чудотворная икона Богоматери. Чтобы приложиться к ней, сюда дважды в самые кульминационные моменты своей политической карьеры приезжал второй президент независимой Украины Леонид Кучма. Матушка Полина, сопровождавшая нас, показала модерный флигель, где на ночлег останавливался Леонид Данилович.

Победив на президентских выборах во второй раз, Леонид Кучма подарил монастырю джип престижной марки. А игуменья Стефания уступила машину строителям. Те по бартеру провели работы по благоустройству двора, буквально вылизали его.

Семнадцатилетней девушкой игуменья приняла монашеский постриг. Наделенный даром предвидения старец изумился: "У тебя, сестра, будет много, очень много детей!" "Что вы, батюшка, какие дети?" — испугалась монахиня. А ведь старец как в воду глядел. В настоящее время в Зимненском монастыре насчитывается свыше сорока божьих невест — духовных детей игуменьи.

Владимир-Волынский основан князем Владимиром, который был окрещен в Херсонесе. На огражденном высокой каменной стеной дворе монастыря-крепости высится памятник князю. Он очень похож на наш, севастопольский. Монахиня пересказывала в подробностях житие князя Владимира. Во время перехода от объекта к объекту я на всякий случай шепнул на ушко матушке Полине, что Корсунь, о котором она упоминала, — это Херсонес, Севастополь". "Что вы говорите? — изумилась матушка Полина. — А я об этом не ведала".

Пригласила нас монахиня посетить и подземелья под собором, обязав приобрести по свечке. В подземелье устроена костница. Здесь царит невероятная стужа. По преданиям, подземные туннели были прорыты на километры. По ним якобы мог скакать всадник. Как только мы вышли наружу, матушка Полина… щелкнула выключателем, чтобы убедиться, все ли на месте.

Поделюсь, может, не заслуживающим внимания читателя наблюдением. Храмы Украинской Православной Церкви Киевского патриархата, которые мне пришлось видеть, так и обозначены: "Киевского патриархата". Культовые же сооружения Московского патриархата — сокращенно: "Храм такой-то Украинской Православной Церкви".

По инициативе директора агропредприятия Луцкого района Виктора Шумского на центральной усадьбе за счет хозяйства строят храм. "Московского или Киевского патриархата?" — пожелал уточнить кто-то из нас. "Украинской Православной Церкви. Точка", — отрезал Виктор Анатольевич. Согласитесь, в чем-то показательный ответ.

Еще об одной чудотворной иконе Божией Матери — Холмской. Святыня ХI-ХII веков, византийского письма. Таких в Украине — единицы. У нее большая история, в самые драматичные моменты — детективные. Во времена нашей античности, в раннем средневековье икона находилась в Холмском (в настоящее время это территория Польши) в Богородицком храме. В течение веков изображение Девы Марии с Богомладенцем на руках была символом города. Икона была настолько почитаема, что ею благословляли князя Даниила Галицкого при его короновании Папой Римским. Только в течение ХVII столетия было зафиксировано 700 случаев чудотворения у иконы. В 1775 г. ее короновали. Ранее икону пронесли перед польским воинством у Берестечка. В состоявшейся здесь жестокой многодневной битве поляки взяли верх над казацко-крестьянскими полками.

Ближе к нашему времени. В смутном 1943 году Холмскую Чудотворную икону Божией Матери хранит у себя в Украине митрополит Илларион — в миру известный деятель украинской культуры Иван Огиенко. Под напором наступавших советских войск митрополит со своим скарбом бежит в направлении Холма. В пути его железнодорожный состав попал под бомбежку с воздуха. Вагоны с имуществом горят. Но Холмская Чудотворная икона Божией Матери сохранилась. Простые люди передают ее в Холме Гавриилу Коробчуку — единственному в городе православному священнику. Но батюшку депортируют на территорию советской Волыни. Десятилетиями святыню прячут в тайнике в доме Гавриила Коробчука. По самым большим праздникам икона извлекалась из тайника для совершения богослужений. Святой отец верил, что настанет день, когда он сможет открыть людям тайну. Священник умер в 1968 году. Он так и унес свою тайну в могилу. И только в сентябре 2000 года его родственница Надежда Горлицкая представила людям святыню, которая тайно хранилась в семье в течение полувека.

Для таких реликвий нет спокойных времен. На нее претендовали верующие различных конфессий. Проявляли активность представители польского города Холма. В этих условиях Волынский облсовет решает принять Холмскую Чудотворную икону Божией Матери в… коммунальную собственность. Ее передают на вечное хранение в открытый 26 августа 1993 года в Луцке Музей волынской иконы. Святыню поместили в специально изготовленной витрине с искусственным климатом. Она установлена в отдельном зале. Нередко в нем поочередно совершают богослужения священники различных конфессий. Сотрудники музея рассказывали нам о новых случаях чудотворения.

В церемонии открытия Музея волынской иконы в новом здании 17 июля 2001 года принимал участие Леонид Кучма. На данный момент в оригинальном музее число уникальнейших экспонатов приближается к сотне. Но Холмская Чудотворная икона Божией Матери всегда будет первой.

…Первый очерк о Волыни опубликован в минувший вторник. Пошли отклики. Настроенный критически и скептически читатель, мнением которого дорожу, спрашивает: "Волынь, Волынь… Зачем?" Именно для него и пишу. С надеждой.

Пытаюсь для себя определить самое заметное событие, произошедшее в течение трех дней пребывания на Волыни. То событие, которое послужило бы ключиком к пониманию нового для меня края. На память приходит один и тот же случай. Может, незначительный, заземленный, бытового характера. Но ничего с собой не могу поделать. Именно этот случай наиболее глубоко врезался в память.

В первые часы пребывания в Луцке, перебирая вещи, обнаружил на джинсах разъехавшийся шов на боку, чуть ниже кармана. Пошел я на привокзальный рыночек с прохудившимися джинсами в руках, чтобы приобрести иголку с ниткой. "Зачем вам иголка с ниткой? — спросили меня в торговых рядах. — Вон мастерская по пошиву и ремонту одежды".

В легком павильончике за швейными машинками трудятся девушки. Та, которая ближе к двери, вывернула штанину. Старательно выдернула обрывки ниток. И прошлась по штанине сверху донизу сначала на одной швейной машинке, затем — на другой. За все это определила плату… одна гривна. Одна гривна! В областном центре — Луцке! — у железнодорожного вокзала! В Севастополе, если бы еще нашел похожую мастерскую, цену назвали бы от десяти гривен.

Да, девушку могли соблазнить сребреники. Без них никак не прожить. Но ведь есть еще душа. А она требует порыва помочь другому человеку совсем иным — искренней его благодарностью, приветливой улыбкой — того, что за любые деньги не купишь. Такая она, Волынь.

А. КАЛЬКО.

(Севастополь — Луцк — Севастополь).

Другие статьи этого номера